УДК 94(479.22)

КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ В СССР: ИЗ ИСТОРИИ ДЕПОРТИРОВАННЫХ НАРОДОВ

Мебадури София Зурабовна1, Королев Алексей Александрович1, Королева Лариса Александровна1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье анализируются специфика, формы, методы, эволюция движения депортированных народов в СССР - крымских татар в 1950-1980 гг.

Ключевые слова: депортированные народы, крымские татары, СССР


THE CRIMEAN TATARS IN THE USSR: FROM HISTORY OF THE DEPORTED PEOPLE

Mebaduri Sofia Zurabovna1, Korolev Alexey Aleksandrovich1, Koroleva Larisa Aleksandrovna1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article specifics, forms, methods, evolution of movement of the deported people in the USSR - the Crimean Tatars in 1950-1980 are analyzed.

Keywords: Crimean Tatars, deported people, USSR


Библиографическая ссылка на статью:
Мебадури С.З., Королев А.А., Королева Л.А. Крымские татары в СССР: из истории депортированных народов // История и археология. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/07/1070 (дата обращения: 03.10.2017).

Спецификой движений депортированных народов СССР являются два обстоятельства: во-первых, все народы требовали и претендовали на воссоздание своей государственности в рамках Союза Советских Социалистических Республик, вопрос о выходе из СССР не поднимался; во-вторых, оппозиционная деятельность велась только мирными легальными средствами [1, с. 48-55].

«Великое переселение народов», инициированное И.В. Сталиным, затронуло 12 этносов. Народы, депортированные в предельно сжатые сроки, обреченные жить на режиме спецпоселений, за побег с которого  карались наказанием в 20 лет каторги, становились людьми второго сорта. Насильственные меры со стороны властей, естественно, вызывали ответную негативную реакцию депортированного населения. Если крымские татары выражали свой протест побегами и распространением стихов и песен о трагедии, то немцы Поволжья  уже на новом месте проживания – в Павлодарской области создали подпольную организацию для проведения «повстанческо-террористической деятельности» [2, л. 78]. Вплоть до начала 1950-х гг. властям приходилось затрачивать немалые усилия на  борьбу с вооруженным подпольем в горах Грозненской области [3, л. 219]. Лишь с середины 1950-х гг. в национальных движениях депортированных народов наступает мирный, легальный период. Это было связано с серией указов Президиума Верховного Совета СССР о снятии с учета спецпоселения и освобождения от административного надзора балкарцев, греков, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар,  месхов и  чеченцев. Однако, вопрос о снятии обвинения в «измене» народов и возможности вернуться на родину не рассматривался.

ХХ съезд партии также послужил стимулом к активизации национальной оппозиции. Широкий размах получают петиционные кампании. В многочисленных  письмах и обращениях с цитатами из работ классиков марксизма-ленинизма содержались требования разрешения возвращения на родину, занятия руководящих должностей работниками из числа депортированных народов,  развитие национальной культуры и языка и т.п. [3, л. 41].

Серьезной проблемой для властей стал вопрос об оставленном в процессе насильственной депортации имуществе. Греки, крымские татары, месхи требовали или возвращения конфискованного имущества, или реальной компенсации за него.  Делегация греков в 1955 г. категорически выступала за возвращение домов и земли, а не денежную компенсацию [4, л. 150].

Поскольку немедленное возвращение спецпоселенцев на родные земли было весьма проблематично, а, в свою очередь, руководство Казахстана и Киргизии пыталось сохранить хорошие рабочие кадры из числа депортированных на местах, то ситуация продолжала накаляться. В места проживания депортированных народов в срочном порядке выехали представители МВД, Президиума Верховного Совета СССР, ЦК КПСС с целью выяснения возможностей образования там для них национальных районов или автономных областей [3, л. 106-112]. Однако данная мера не принесла сколь либо ощутимых результатов. К концу 1956 г. самовольный выезд депортированных на Родину приобретает массовый характер.

Национальное движение крымских татар было более однолинейным: основное содержание оппозиции составляла борьба за возвращение в Крым и воссоздание автономии. 28 апреля 1956 г. с крымских татар был снят статус спецпоселенцев. Однако ничего не говорилось о несправедливом обвинении в «измене Родине», возможности возвращения в Крым и потерях нации во время насильственного переселения.  А ведь в ходе  переселения, как считают сами крымские татары, нация потеряла около половины  своей численности (46%), тогда как советское руководство приводит цифру в 17,8% [5, с. 72]. Советские официальные источники приводят различные цифры о численности депортированных крымских татар – от 183155 до 191044 [6, л. 125; 7, с. 153].

Более того, отказ  в возвращении на историческую Родину мотивировался тем,  что Крымская область заселена в порядке планового переселения, и  предлагалось «создание для крымских татар областной автономии на территории Узбекской ССР, где проживает около 140 тысяч человек крымских татар, а природные, климатические и экономические условия республики являются наиболее близкими к условиям их прежнего места жительства» [8, с. 158].  

Оппозиционное движение крымских татар в своем развитии прошло три этапа: 1) 1956-1964 гг. – становление движения; 2) 1964-1969 гг. – период наибольшей активности; 3) с 1970 г. – кризис движения [9, с. 39].

В движении крымских татар участвовало более половины взрослого населения. Крымско-татарская оппозиция полностью сохраняла «коммунистическую, советскую идейно-терминологическую основу… В то же время движение крымских татар … тесно связано с общим направлением выступлений в защиту прав человека в СССР» [10, с. 113].

Уже в 1956 г. группа крымско-татарских коммунистов-спецпоселенцев (Ш. Алядинов, Р. Мустафаев, М. Селимов и др.) обращается в Президиум ЦК КПСС с просьбой восстановить «довоенное положение нашего народа» [3, л. 39]. Как и у месхов начинается процесс самовольного возвращения крымских татар на места их прежнего проживания, откуда их насильственно выдворяют.  Для того чтобы приостановить выезд у крымских татар представители МВД  берут подписку о невыезде в Крым и об отказе от принадлежавшего движимого и недвижимого имущества. В случае отказа крымским татарам просто не выдавали паспорта.

Тем временем петиционная кампания набирала обороты. Именно в ходе данной кампании складываются на местах «инициативные группы». У них отсутствовало единое централизованное руководство, но действия групп были в достаточной степени скоординированы. Инициативные группы работали исключительно легально, на добровольно-общественных началах, руководствуясь принципом гласности. Социальную базу инициативников составляли представители татарской интеллигенции и бывшие руководящие работники советских и партийных органов Крыма. На первом этапе движение развивалось, главным образом, в Узбекистане. Известно, что в одну из инициативных групп Узбекистана (1956 г.) входили бывшие секретари райкомов, третий секретарь Крымского обкома партии, секретарь отделения союза писателей Крыма и т.д. [3, л. 209]. Тактика действия инициативных групп сводилась к одобрению политики партии и правительства, недопустимости экстремизма и требованию скорейшего разрешения вопроса крымских татар. 

Практически в каждой республике имелись свои национальные «республиканские» праздники – годовщины значимых для народа событий.  Для крымских татар такой датой стало 18 октября, день принятия Декрета об образовании Крымской АССР. Впервые данное событие было отмечено в 1956 г., когда представители интеллигенции, рабочие, студенты решили возложить цветы к памятнику В.И. Ленина. Произошли стычки с органами милиции, инициаторы  возложения были арестованы [11, с. 106-107].

В истории оппозиционного движения крымских татар встречались и организованные формирования. В 1962 г. в Узбекистане была предпринята попытка создания «Союза крымско-татарской молодежи». Организация ставила перед собой задачу «вести … разъяснительную работу для поднятия национальной сознательности и политической активизации крымских татар» [12, 257-258]. При этом подчеркивалось, что группа намерена использовать исключительно мирные, легальные, конституционные методы борьбы.

Если ранее практика репрессий против активистов крымско-татарского оппозиционного движения носила эпизодический характер, то после судебного процесса над членами «Союза» М. Омертовым и С. Умеровым. власти стали арестовывать «националистов» в больших количествах. Ряды оппозиционеров заметно поредели. Петиционная кампания и деятельность инициативных групп к 1964 г. резко сворачивается. Активисты движения не смогли добиться отмены п. 6 Постановления «О восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов», согласно которому, крымским татарам фактически было отказано в создании собственной государственности и запрещено возвращение на Родину, поскольку Крым на тот  момент «являлся областью Украины» [13, л. 6].

Нерешенным оставался и вопрос о полной реабилитации крымско-татарского народа и его культуры. Группа крымских татар в 1957 г. обратилась к секретарю ЦК КПСС Д.Т.  Шепилову с письмом, в котором указывали, что в некоторых книгах «открыто и умышленно проповедуется национальная неприязнь и ненависть», и в связи с этим требовали принять меры к  восстановлению и дальнейшему развитию культуры крымских татар [3, л. 149]. Спустя некоторое время группа коммунистов – крымских татар обратилась в Отдел партийных органов ЦК КПСС по союзным республикам с требованием более детального исследования событий Великой Отечественной войны на предмет выявления истинного поведения крымско-татарского народа.

Аргументы советского руководства, что крымские татары натурализовались в местах проживания, укоренились там и культурно ассимилировались в Средней Азии; и вообще они являются не самостоятельной этнической группой, а всего лишь  ответвлением казанских татар, никоим образом не удовлетворяли представителей крымско-татарского народа. Особое возмущение вызывал тот факт, что практически совершенно отсутствовали правдивые  произведения,  научные и художественные, об истории крымских татар,  его культуре.  М. Джемилев, один из активистов крымско-татарского движения, в 1963 г. издал очерк о культуре крымских татар [14, л. 12]. Он же в «Очерке по истории Крыма» попытался «оправдать  завоевательные походы монголо-татар, доказать отрицательное влияние России на развитие их культуры, экономики, непримиримость антагонизма между мусульманами и русскими» [15, л. 94]. В 1965 г. появляется один из самых известных коллективных документов «националистов» – «Обращение  крымско-татарского народа к ХХШ съезду КПСС», подписанное свыше 120 тыс. человек.

В 1966 г. в партийные и государственные органы было направлено свыше 4 тыс. писем и запросов от крымских татар, а в адрес ЦК КПСС поступил «Всенародный запрос» за подписью 72 тыс. человек[16, л. 191].

К середине 1960-х гг. среди крымско-татарской оппозиции оформились две  тенденции решения национальной проблемы: «умеренная («в  рамках закона, без угроз и ультимативных требований, путем направления писем, посещения партийно-государственных органов и других учреждений») и более  активных действий, «вплоть до информации иностранцев о положении крымских татар и обращения в ООН» [8, с. 163].

В конечном итоге, советское руководство вынуждено было учесть оппозиционную деятельность крымских татар. В 1967 г., 5 сентября,  Верховный Совет СССР принял Указ «О гражданах татарской национальности, проживающих в Крыму», по которому отменялись предыдущие решения в части, содержавшей огульные обвинения в отношении крымских татар; подтверждал равенство прав крымско-татарского населения со всеми другими советскими гражданами. Принятое постановление Президиума Верховного Совета СССР разрешало крымским татарам расселяться на всей территории СССР в соответствии с действующим законодательством о трудоустройстве и паспортном режиме.

Инициативные группы сосредоточили свою  деятельность на  разъяснении  новых государственных документов, сборе средств. Данные решения советских властей были оценены крымскими татарами как юридическое признание их невиновности и  национального равноправия, как  разрешение вернуться в Крым [16, л. 94].

Однако в действительности крымские татары продолжали подвергаться дискриминации: их не прописывали без специального разрешения и не принимали на работу, им не продавали дома. Указ «О гражданах татарской национальности, проживающих в Крыму» сами крымские татары стали называть «обманом народа» [17, л. 32-41]. Начались массовые репрессии  Летом 1968 г. произошли массовые выселения, аресты и избиения крымских татар, пытавшихся вернуться в Крым. За 1967-1968 гг. было осуждено 85 крымских татар, из которых 10 человек – женщины. Их общий срок заключения составил 140 лет, из них рабочие – 80,5 лет; техническая интеллигенция – 40 лет; научные работники и преподаватели, интеллигенция – 14 лет; студенты – 5 лет [18, л. 50-51].

В адрес VП сессии Верховного Совета СССР в 1969 г. было направлено  «Обращение крымскотатарского народа по вопросу организованного возвращения его на национальную Родину – Крым», в котором содержались просьбы «решить вопрос организованного возвращения народа на его родную землю – Крым» и «восстановить силу исторического декрета великого вождя Октябрьской социалистической революции В.И. Ленина о Крымской автономии от 18 октября 1921 г., создав условия, позволяющие нормальное и  всестороннее развитие крымскотатарского народа как нации» [19, л. 1-2]. 

В 1970 г. крымско-татарская молодежь направляет свое обращение ХХIV съезду КПСС. Обращение явилось идеологическим обоснование движения. Основное содержание оппозиционной деятельности составлял «вопрос национальной родины и национального суверенитета социалистической нации крымских татар на исторически сложившейся национальной территории» [18, л. 47]. Цели национального движения определялись следующим образом: «1) Вернуть насильственно захваченную врагами национальную Родину путем организованного возвращения и компактного заселения в Крыму крымских татар как народ, как нацию; 2) Восстановить растоптанный революционный декрет советской власти за подписью Ленина и равноправие суверенитета крымско-татарского народа в границах своей национальной территории. Восстановить ленинизм, пролетарский интернационализм и принципы социализма в  национальном вопросе, растоптанные в 40-х годах заклятыми врагами партии и советского государства» [18, л. 48]. В документе подчеркивалась приверженность ленинизму, пролетарскому интернационализму и принципам социализма в национальном вопросе.

Особое внимание в «Обращении» уделялось «методам», а вернее, формам и принципам участия крымско-татарской молодежи в национальном движении: «1. …Мы, … опираясь на марксизм-ленинизм, на Декреты революции, взяв инициативу в свои руки, … будем оказывать практическую помощь партии и правительству до окончательного решения национального вопроса. 2. …Мы полностью разделяем, всецело одобряем и активно участвуем во всех формах борьбы народа за восстановление суверенитета своего народа и ленинизма в национальном вопросе… 3. Мы… придаем исключительное политическое значение празднованию знаменательных дат и событий истории государства и своего народа… 4. Тема Родины и национальной гордости и готовность к самопожертвованию во имя народа является непреложной основой интернационального воспитания» [18, л. 47].

В октябре 1971 г. крымские татары отмечали 50-летие образования Крымской АССР. Возложение цветов состоялось в Бекабаде, Фергане и т.п. В ЦК КПСС было направлено специальное письмо по данному поводу. 5200 человек подписали заявление-протест против «вычеркивания крымско-татарского народа» из результатов переписи 1970 г., которые были опубликованы в 1971 г.

В  первой половине 1970-х гг. в стране распространялся документ под названием «Неопровержимые факты из жизни крымских татар в период с 1967 по 1973 гг.», который раскрывал суть репрессивной политики советского руководства, ставившего перед собой цель помешать возвращению крымско-татарского народа на  родину.

К середине 1970-х гг. наблюдаются изменения в тактике крымских татар. В официальных документах того времени даже появляется специальный термин -  «крымские активисты-автономисты». Убедившись, что легальная практика письменных обращений к партийному и государственному руководству страны не дает результатов, их деятельность стала проводиться «более конспиративно, и направлена в основном на усиление влияния  среди молодежи и интеллигенции». Лидеры движения – Б. Османов, М. Османов, Р. Османов и другие призывали к активизации действий с целью «быстрейшего решения «татарского вопроса». В частности, они рекомендовали организовывать демонстрации и шествия, самовольно вселяться в жилые дома, а также разбивать палатки вблизи автомобильных трасс. Свои клеветнические письма Османовы и другие стремятся передать за границу» [20, л. 50].

К концу 1976 г. почти все крымские татары, проживавшие в Крыму без прописки, были осуждены [21, с. 70].

В 1976 г. за подписью 900 человек было направлено «Обращение в ЦК, Верховный Совет и Совет Министров СССР по случаю 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции» с просьбой скорейшего, по-ленински разрешения крымско-татарского вопроса [22, с. 67]. «Кассационное заявление» Л.И. Брежневу подписали 4000 человек. Авторы «Заявления» настаивали на отмене всех законодательных актов в отношении крымских татар, начиная с 1944 г.

В честь столь громкой годовщины советское руководство разрешило прописаться всем крымским татарам, проживавшим на тот момент в Крыму. Однако результаты были весьма скромными. В 1977 г.  в Крыму проживало около 2000 крымско-татарских семей. С февраля по сентябрь 1977 г. только лишь 200 семьям из 800 были оформлены владение купленными домами и прописка. Именно с сентября 1977 г. власти возобновляют практику насильственного выселения крымских татар из Крыма.

С этого времени начинаются судебные процессы над крымскими татарами, которых обвиняли в «сопротивлении представителю власти», «распространении заведомо ложных измышлений…» и т.п. Ситуацию усугубило постановление Совета Министров СССР № 700 «О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области», которое фактически означало введение чрезвычайного положения в Крымской области. В течение 1978 г. по февраль 1979 г. из Крыма было выселено около 80 семей.  За это время Москву посетили три делегации крымских татар. Однако ответом на активизацию оппозиционной деятельности было усиление репрессивной политики. Власти неудачно попытались сконцентрировать крымских татар в Мубарекском и Бахаристанском районах Узбекистана.

Некоторые крымские татары, доведенные до отчаяния постоянными репрессиями, решались на крайние шаги: в 1978 г. повесился И. Мемедалиев после неоднократных угроз со стороны милиции; чуть ранее сжег себя М. Мамут [23, с. 17].

Между крымскими татарами и правозащитниками [24] существовали определенные связи. В связи с эскалацией ущемления прав крымских татар в 1977 г. члены МХГ П. Григоренко, С. Каллистратова, А. Лавут, М. Ланда, Н. Мейман, Т. Осипова, В. Слепак опубликовали документ «Дискриминация крымских татар продолжается». П. Григоренко крымские татары считали своим «защитником». А. Сахаров в своих обращениях в Президиум Верховного Совета СССР,  лично Л.И. Брежневу (1979 г.) репрессии против крымских татар расценивал как нарушение прав человека.

Движение крымских татар в силу узости своих задач, искусно направленной идеологической кампании советского государства, малочисленной социальной базы, было весьма ограничено и не могло привлечь к себе пристального внимания как внутри страны, так и за рубежом.


Библиографический список
  1. Королев А.А. К вопросу о движении депортированных народов в СССР // Былые годы. 2010. № 4 (18).
  2. РГАНИ. Ф. 4. Оп. 16. Д. 128.
  3. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 31. Д. 56.
  4. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 31. Д. 25.
  5. Сафонов Н.С. Записки адвоката: Крымские татары. М., 1990.
  6. ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 925.
  7. Телеграмма Кобулова и Серова Берии от 20 мая 1944 г. из Симферополя // История  СССР. 1991. № 1.
  8. Волобуев О.В. Крымскотатарский вопрос по документам ЦК КПСС (Вторая половина 50-х – середина 80-х гг. ХХ в.) // Отечественная история. 1994. № 1.
  9. Эмель. 1978. Вып. 1.
  10. ХТС. 1974. Вып. 31.
  11. Так это было. Национальные репрессии в СССР. 1919-1952. М., 1993. Т. III.
  12. Национальный вопрос в СССР. Сучастнисть, 1975.
  13. РГАНИ. Ф. 89. П. 61. Д. 13.
  14. ЦД «Мемориал». Ф. 102. Оп. 1. Д. 78.
  15. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 230.
  16. РГАНИ. Ф. 4. Оп. 20. Д. 39.
  17. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 49. Д. 22.
  18. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 62. Д. 2.
  19. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 61. Д. 2.
  20. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 64. Д. 52.
  21. ХТС. 1976. Вып. 43.
  22. ХТС. 1977. Вып. 47.
  23. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978. № 3.
  24. Гарькин И.Н., Королева Л.А. Правозащитное движение в СССР (1960-1980 гг.) // История и археология. – Апрель 2014. – № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/04/959 (дата обращения: 12.04.2014).


Все статьи автора «Koroleva»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: