УДК 94(470)

К ВОПРОСАМ ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТРУКТУРЫ КАЗАЧЕСТВА

Ерохин Игорь Юрьевич
Кройдон Колледж, Лондон, Великобритания
PhD

Аннотация
Казачья государственная структура сформировалась не случайно и не вдруг. В историческом развитии казачества государственная составляющая данной общности сыграла важнейшую роль, наряду с элементом и институтом казачьих вольностей. В новейшее время именно на базе государственности казачества и идеологии казачьих вольностей начали формироваться совершенно новые элементы системы социального государства с участием казачества.

Ключевые слова: война, государство, идеология, история, казаки, культура, мировоззрение, право, Россия, традиции


THE ISSUES OF FORMATION OF THE STATE STRUCTURE OF THE COSSACKS

Erokhin Ugor Urevich
Croudon College, London, U.K.
PhD

Abstract
Cossack state structure formed quite naturally. She, like Cossack liberties, had a large role in the history of the Cossacks and Russian history. In recent times on its base formed elements of the welfare state.

Keywords: Cossacks, culture, government, history, ideology, law, Russia, tradition, war, worldview


Библиографическая ссылка на статью:
Ерохин И.Ю. К вопросам формирования государственной структуры казачества // История и археология. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/07/1091 (дата обращения: 30.09.2017).

Определение общих методов, принципов и подходов.

Центральное место в вопросе формирования государственного мировоззрения казачества следует отвести элементу военной службы. Историк Е.Морозов отмечает: «Казаки считают военную службу своей естественной и наследственной профессией. Эта сильнейшая мотивация казаков к военной службе выгодно отличает их от остального населения».[12, c.6]

Еще в 1571 году боярином М.И.Воротынским был составлен первый русский устав станичной сторожевой службы. По нему сторожевую службу должны были нести станичные (сторожевые) казаки или станичники, а городовые (полковые) казаки использовались при защите городов. Многие историки само изобретение военной службы в качестве инструмента вовлечения казачества в процессы государственного служения считают иностранным изобретением и приписывают его полякам. В XVI в. при короле Стефане Батории казаки были оформлены в полки Речи Посполитой. Эти полки охраняли границы и активно использовались в войнах с турецкими султанами.

Переломным годом в вопросах формирования единой структуры государственного казачества Российской Империи стал1870 г., когда были приняты «Положения об общественном управлении в казачьих войсках», которые распространялись не на отдельные войска или казачьи территории, а на все казачество России в целом. Это Положение практически уничтожало все региональные особенности и специфику казачьих областей. «С1870 г. были признаны всесословный характер станичных обществ и право участвовать в сходах лицам не войскового сословия (однако иногородние рассматривали только те вопросы, которые их непосредственно касались). Согласно Положениям, власть на местах представляли станичный сход и выбранные им атаман, правление и суд. Т.о. было возрождено самоуправление на уровне станичных обществ.»[3, с.3]

Процессы «огосударствления» казачества, активное вовлечение членов сообщества в систему военной и гражданской службы при огромном числе качественных и фактических издержек имели и решающее положительное значение. Прежде всего, они меняли сам образ казака. Побывавший в России в1800 г. шотландский врач Э.Д.Кларк был поражен этим образом, который он увидел: «С вежливыми манерами, с развитым умом, гостеприимные, щедрые, с бескорыстным сердцем, человечные и нежные в отношении бедных, добрые мужья и добрые отцы, нежные супруги и добрые женщины, целомудренные дочери и почтительные сыновья, таковы жители казачьей станицы Черкасской. В обычной жизни казак выказывает отличный характер, ибо он образован, свободен от предрассудков, доверчив, искренен и справедлив.»[17, c.13] При этом, что показательно к русскому населению в целом Э.Д.Кларк весьма и весьма критичен, сравнение обычного просто русского с казаком следует не в пользу первого: «Поставьте казака рядом с русским. Какой контраст! Один – это буквально свинья на двух ногах, обладающая всем скотством этого грязного животного, только с добавкою мошенничества; казак – это разумный член общества, столь же почтенный, сколь и достойный всяческого уважения».[17, с.13]

В противовес идеологии лидеров «казакийства» лидеры концепции государственного казачества из числа самих казаков активно формировали свою идеологическую доктрину. Одним из ярких представителей этого направления в казачьем движении был П.Н.Краснов. О роли казачества в истории государства этот лидер писал: «Казаки пришли на Кубань и Терек, перевалили с Ермаком Уральские горы и дошли до Амура и Великого океана, получили высочайше пожалованные знамена за усмирение Астраханского возмущения 1705 года, восстания в Венгрии, императорскую грамоту за заслуги в подавлении беспорядков 1905 года, не раз доказав свою верность империи».[11, с.195]

О росте государственных настроений в казачестве, неразрывной связи казачьей общности с Россией, Российской Империей говорили многие лидеры казачества, военные, общественные и политические деятели.

Богаевский А.П., Донской атаман, генерал-лейтенант: «Явление исключительно русской исторической жизни, какого не было ни в одном государстве мира, – казачество из буйной вольницы, смело боровшейся с воинственными соседями, постепенно превращается в неотделимую часть государства Российского, но с особым укладом своей жизни и своими обычаями, становится верным рыцарем России.»

Деникин А.И., генерал-лейтенант: «В старину казачество являлось надежным оплотом российских государственных границ на диком поле, в кавказских теснинах, в сибирских просторах и проводником там русской власти. Казачья вольница доставляла немало хлопот «Москве» (центральному правительствую) и даже вступала с нею в открытые вооруженные столкновения. Но эта внутренняя междоусобица, вызванная, кроме причин социально-экономических, неумеренной централизацией сверху и неумеренным подчас свободолюбием снизу, не умаляют, однако, той важной исторической роли, которую сыграло казачество в сложении Российского государства».

Авксентьев Н.Д., бывший министр Временного правительства: «Большая, нутряная любовь к своей малой Родине, – казачьим областям, сочетаемая с любовью к Родине большой, – к России» есть смысл духа и жизни казачества.

Астров Н.И., общественный деятель: «Казачество – это своеобразное явление русской истории. Это своеобразная действенная сила, участвовавшая в строительстве Российского государства…Вместе с русским народом (едино), как нераздельная часть его, оно создавало его границы, будучи пограничным оплотом русской земли, не только колонизировало окраины, оно вместе с русским народом создавало и экономическое благосостояние и мощь России. Какие бы хитроумные и лукавые хитросплетения ни изобретались в наши мрачные дни в больших и малых иностранных и, к стыду нашему, русских политических кухнях, как бы ни стремились демагоги и предатели оторвать казачество от России, провозглашая его особым казачьим народом, творческое участие казачества в истории России запечатлено кровью. И печать эта навеки. Ее «огонь не растопит, не смоет вода». Судьба казачества – это судьба русского народа.»

Федоров М.М., царский министр: «На окраинах казачество являлось одним из главных насадителей и проводников русской культуры, русского языка, русской государственности, и в этом смысле историческая его роль неоспорима. И вольное, и служилое казачество с честью несло всегда службу России. В годины великих испытаний казачество в своем большинстве оставалось верным русской государственной идее и отстаивало русское государственное единство.»

Мнение казаков и военачальников, царских администраторов вполне поддерживали и представители творческой, научной интеллигенции, образно и ярко говоря о вековой связи казачества с судьбами России.

Алданов М.Д., русский писатель: «Понятие казачества само по себе не вполне определено. Тем не менее, будущее казачества, конечно, тесно связано с будущим всей России. Это и доказывать не приходится: очень редко вычеркиваются из истории столетия».

В качестве заключительной и обобщающей ремарки сошлемся на слова великого писателя и гражданина, русского офицера Л.Н.Толстого, который ясно, просто и кратко сказал: «Вся история России создана казаками».[14, c.1] Думается, убедительность этих слов не оставляет сомнений в их правоте и искренности.

Яркими представителями историографической школы т.н. «государственного казачества» во второй половине XIX в. стали, – И.Д.Попко, Д.Зварницкий, Ф.С.Гребенец, М.А.Караулов, Г.Ткачев и др.[9;10;13;15;16]

В период тотального господства большевизма на территории России достаточно значительная часть казачества по тем или иным причинам объективного и субъективного характера была лишена возможности вступить в открытую политическую борьбу с чуждым ей режимом. Поэтому выражением чаяний государственности, любви к Родине, – России, у этой части казачества стала культурно-просветительская, художественная и творческая деятельность. Здесь речь идет, главным образом, о казачестве, вынужденном покинуть пределы Отечества и осесть по всему миру в вынужденной эмиграции.

Военная служба – основа формирования государственного мировоззрения казачества.

Литература и материалы характеризуют российское казачество как фундаментальный и мошнейший инструмент, – щит отечества.

Источниковая база о военной службе казачества в свете ее государствообразующей и государствозащитной, охранительной функциях имеет под собой достаточно серьезную основу. Это и легенды, предания «старины глубокой», и  многочисленные исследования дореволюционных авторов,  авторские работы советских историков, историков периода «белой» эмиграции, материалы архивов, и наконец, значительное число научных публикаций последнего, современного периода истории возрождения казачества.

Основные архивные материалы по исследуемому вопросу сосредоточены в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГДА), Центральном государственном военно-историческом архиве (ЦГВИ), Государственном архиве Ростовской области. Данные архивные фонды достаточно глубоко проработаны и изучены историками. Дальнейший их анализ и систематизация призваны углубить знания в области понимания истории и сути взаимоотношений казачества с Московской верховной властью, пролить свет на нюансы деятельности казачьих войск. В Государственном Военно-Политическом Архиве (ГВПА) хранятся документы военной коллегии, которая отвечала за взаимодействие государства с институтами казачества. Центр Хранения Документации Новейшей Истории Ростовской области (ЦХДНИРО) содержит материалы по взаимоотношению большевистской партии и казачества в годы гражданской войны и последующие периоды мирного строительства. Огромное число материалов посвящено именно деятельности казачества в вопросах военного строительства и ратной службы, как важнейшего элемента казачьей государственной службы.

Если первоначально казачество зарождается и развивается как вольный, свободолюбивый и бунтарский этнос, то с течением хода исторического развития казачьей общности положение кардинальным образом меняется. В сознании казачества, его менталитете и идеологии происходят глубинные, необратимые трансформации. Отсчет этих процессов следует начинать вести с момента привлечения казачества к управлению государством через систему военной, гражданской и административных функций. Особое место в этой системе следует отдать системе ратного служения, – военной службе.

Древнейшая казацкая пословица гласит: «Для того казак родится, чтоб царю на службе пригодиться». И это утверждение вполне справедливо. К периоду заката царской династии Дома Романовых трудно найти более преданных трону слуг государевых, нежели тех из них, которые принадлежали к казачьему сословию.

При нашествии войск Наполеона на Россию в1812 г. казаки вышли на службу поголовно, – от 17 до 60 лет включительно. Под водительством славного атамана войска Донского М.И.Платова, казаки в немалой степени способствовали победоносному завершению французской компании, вписав на страницы истории много ратных подвигов и воинских доблестей.

Казачьи части принимали активнейшее участие в Крымской войне 1853-1856 гг., русско-турецких войнах XVII-XIX вв. В этот период за особые заслуги перед государством казаки наделяются особыми сословными привилегиями в виде освобождения от налоговых податей и наделения в вечное пользование земельными наделами от 30 десятин земли.

Уже в ранний период истории казачества появляются многочисленные художественные и литературные источники в признание заслуг этноса, воспевающие ратные доблести защитников земли Русской – казаков. В 40-х годах XVII в. увидела свет «Повесть об Азовском сидении донских казаков», наиболее значительный художественный документ. Историки дают очень высокую оценку данному источнику, говорят об исключительном воздействии Повести на эмоции, мысли и чувства. «Повесть отличается великолепным патриотическим пафосом, точностью описаний, простонародностью языка и поэтичностью стиля, в котором заметны приемы русских воинских повестей и донского фольклора. Это оригинальное, новаторское произведение и по содержанию, и по стилю изложения.» Интересно и то, что авторство Повести приписывается не простому человеку, а войсковому дьяку Федору Ивановичу Порошину.

Жертвенность казачества при защите государственных интересов и целостности России хорошо известна отечественной исторической науке, общественности. Источники объективно свидетельствуют, что только «В период Первой мировой войны на полях сражений приняли участие более 300 тыс. казаков.  Как то: 164 конных полка, 30 пеших батальонов, 78 батарей, 175 отдельных сотен, 78 полусотен, и это без учета системы вспомогательных служб и запасных резервных частей.» Находим обширные данные и об участии в этот период казачества и в широко развернувшемся партизанском движении.

Традиционным для казаков стало награждение высшими знаками воинской доблести Российской империи, – георгиевскими знаками отличия: наградным оружием, георгиевскими крестами, медалями.[1;2] Ни одна другая историческая этно-социальная группа России не могла похвастаться столь внушительным перечнем списка наград. В составе почти каждого казачьего войска имелись свои георгиевские кавалеры. Бермондт Павел Рафаилович (Уссурийское казачье войско), Болдырев Сергей Владимирович (хорунжий Донского полка), Якушов Никита Михайлович (урядник), Яицков Иван Васильевич, Юшкин Иван Иванович, Чижов Петр, Харитонов Дмитрий Лукич, Фролов Александр, Февралев Трофим Казьмич, Слепков Иван Евграфович, Сайко Иван и Илья (Кубанское казачье войско), Пантелеев Алексей Антонович, Мордвинцев Тимофей Петрович, Мельников Илья Васильевич, Лисунов Павел Иванович, Левшин Максим Агафонович, Куркин Парамон Самсонович, Кузнецов Роман Яковлевич, Королев Тимофей Иванович, Колесов Терентий Матвеевич, Климов Федор Григорьевич, Каргин Андрей Захарович, Каргин Александр Иванович, Каргальский (Каргальсков) Георгий Дмитриевич, Ефимов Михаил Филиппович (Оренбургское казачье войско).[2]

Но, даже среди этих прославленных воинов государства российского имелись свои легенды. Те, чьи подвиги поражали воображение и служили образцом для подражания, а мужество, стойкость и самоотверженность были безграничны.  Первыми, кто за период Первой мировой войны получил знаки отличия Св. Георгия, были донские казаки.

В.Богаевский[2], О.Агафонов и мн. др. упоминают о первом георгиевском кавалере, получившем первый солдатский Георгиевский крест, приказном 3-го Донского казачьего полка Козьме Фирсовиче Крючкове, уроженце станицы Усть-Хоперской, при столкновении с немецким разъездом получившем множество ранений, но мужественно выполнившем до конца свой солдатский долг. И первом офицере, получившем орден Св.Георгия – хорунжем 1-го Донского полка Сергее Васильевиче Богоявленском, казачьем разведчике, проведшем глубокую разведку в немецком тылу.(В.Богаевский). И хотя данные о К.Крючкове разнятся, так В.Богаевский говорит о полученных им 11 ранениях, а О.Агафонов уже 16 ранениях лично Крючкова пикой и 11 ранениях его коня, это нисколько не умаляет заслуг отважного казака и не ставит под сомнения сам факт его воинской доблести.

Целая сотня казаков, возглавляемых есаулом Степаном Оленовым (тоже донцы) состояла полностью из одних Георгиевских кавалеров.

Георгиевские кавалеры часто избирались атаманами, к их мнению прислушивались при решении административных вопросов, активно привлекали к участию в местном самоуправлении, советовались с ними по тем или иным основополагающим вопросам жизни казачьего общества, они становились признанными авторитетами и лидерами казачьих станиц, хуторов. Все это убедительно доказывает преемственность военного и гражданского государственного служения казачества и роль первого в становлении государственности мировоззрения древнейшей исторической общности России.

Георгиевские наградные традиции были ярким проявление признания факта героического государственного служения казачества. Революционные события и чехарда гражданской войны прервали их на длительное время. Но, само казачество было очень благодарно государству за факты признания его ратных заслуг, всегда помнило о них и с бережной трогательностью относилось к истории, традициям наградной системы, как важного признака единства его с государством.

Белые армии, считавшие себя правоприемниками традиций старой русской армии, очень быстро вернулись к идее георгиевских награждений. Солдатскими Георгиями – крестами и медалями за проявленное отличие рядовые участники из состава Белой Гвардии награждались вплоть до1922 г. В армиях ген. Деникина и Врангеля офицеры георгиевских наград не удостаивались, но в армии генерала Колчака широко практиковалось награждение Георгиевским оружием.

Наряду со старыми царскими наградами Белое Движение внедряет собственный список наград, тем самым подчеркивая государственное значение своей освободительной миссии. Многие из новых наград продолжают носиться на георгиевской ленте. Это крест Партизанского отряда полковника Чернецова, установленный в1918 г. приказом Донского Атамана, Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода, Крест «Степного Похода». На соединенной георгиевской ленте совместно с национальной кубанской (зелено-малиновой) носились крест и медаль, учрежденные Кубанской Радой, – «За спасение Кубани» и «За освобождение Кубани». Все это должно было свидетельствовать о том, что воинская миссия Белого Движения носит государственный характер, сохранят преемственность государственных традиций российской императорской армии.

Оттачивая свое воинское мастерство на полях сражений российское казачество привносило много нового и новаторского в систему самой организации военной службы, военного искусства как неотъемлемую часть службы государственной, во благо интересов Отечества. Джигитовка, пластунские казачьи отряды и многое другое отражено на старицах военной истории и военно-исторической науки в разделах стратегии и тактике ведения боевых действий.

«Мы, казаки, с ранних лет видим джигитовку в своих станицах, восхищаемся выдающимися джигитами, но в описаниях этого рода военного спорта мы остаемся спокойны и скромны. Для него у нас нет ни особых восторгов, ни красок. Иные картины получаются при описании ее людьми посторонними казачеству или же просто впервые эту джигитовку видящими. Тут они полны  и восторга, и красок и удивления перед ее исполнителями», – писал казачий полковник Ф.Елисеев.

Военная джигитовка – древнейший вид спортивного прикладного и боевого искусства. Это совершенно особое использование специальных гимнастических приемов на скачущей во весь опор лошади: езда стоя на седле, перелеты в обе стороны, система сложных переворотов, подхватывание с земли разнообразных предметов, пролезание на скаку под стременами и брюхом коня, его мгновенная остановка. Свидетельства говорят за то, что всадник, в совершенстве освоивший и владевший данными приемами, в суровой боевой обстановке имел больше шансов выжить, нежели человек неподготовленный, при этом выжить, нанеся значительный урон неприятелю. К казакам джигитовка пришла от народов Кавказа, в числе каковых называются, прежде всего, черкесы. Постоянные контакты казаков с горцами способствовали развитию и укреплению данного вида военного мастерства.

Джигитовка подразделялась на обязательную для всего казачьего населения, исполняемую с оружием и походным вьюком, и вольную, которая могла осуществляться и без воинского снаряжения, оружия или только с пикой. Примечательно, что джигитовка в последующие периоды развития казачества составила некую часть своеобразной государственной военно-спортивной программы, призванной демонстрировать мобилизационные ресурсы казачьих войск. Так в рядах Кубанского казачьего войска она непосредственно инициировалась представителями станичного правления, всячески поощрявшего конные соревнования казаков. На праздновании двухсотлетия Кубанского казачьего войска в конных соревнованиях по джигитовки приняло участие более 500 казаков, включая и подростков от 11 до 15 лет. Для чествования награжденных войсковое правление выделило в качестве призового фонда – 19 шашек, 21 кинжал, 16 часов, 36 плеток и 31 нож.

О военном искусстве казачьих разведчиков – пластунов в источниках говорится: «Боевые традиции и тактика пластунов складывалась веками. В походе они находились в передовом разведывательном дозоре, на привале – в засаде, в боевом охранении, в полевом укреплении  – в постоянном поиске по окрестным лесам и ущельям. При этом пластуны ночью группами от 3 до 10 человек проникали глубоко в расположение неприятеля, наблюдая за ним, подслушивая разговоры. Сложилась своеобразная система отбора в пластуны. Как правило, в эти группы не назначались, а выбирались люди старыми пластунами из числа ближайших товарищей.»

Военная мощь казачества и его отличная структурированность в вопросах военной службы уже на современном этапе развития казачества приковывает к нему пристальное внимание совершенно различных групп и слоев населения, политических и общественных сил. Все они не могут не видеть очевидного. Например, лидеры Русского Народного Фронта в своих изданиях пишут: «Казачество – силовой каркас русской нации». Тут хочется добавить, что ситуация, куда мощь казачества будет направлена, – в позитивную или негативную сферу во многом, если не всецело зависит от мудрости государственной политики.

Отдельные вопросы формировавшейся государственности казачества и ее влияния на ход исторических процессов общероссийского характера сформулированы в авторских работах.[4-8]


Библиографический список
  1. Безотосный В. Казаки-гвардейцы // Родина. №3, 1998.
  2. Богаевский В. Первые георгиевские кавалеры 1-ой мировой войны // Родимый край: орган общеказачьей мысли. №86, январь-февраль 1970. Изд. – Донское войсковое объединение.
  3. Великая П.Н. Система самоуправления у Гребенского казачества в XVIII-XIX вв. // Государственная власть и самоуправление: взаимоотношения и проблемы. – Ставрополь, 2013. – С.6-12.
  4. Ерохин И.Ю. Этно-социальные традиции и ценности казачества // Научный аспект. 2013. Т.2. №2(6). – С.167-168.
  5. Ерохин И.Ю. Парадоксы истории развития казачества // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2013. №12-1. С.153-154.
  6. Ерохин И.Ю. Казачество и государственность // Научно-информационный журнал Армия и общество. 2013. №2(34). С.74-79.
  7. Ерохин И.Ю. Государство: роль и влияние на трансформации казачества // Общество и право. 2013. №3(45). С.323-325.
  8. Ерохин И.Ю. Актуальные вопросы методологии истории казачества: новые подходы и концепции // Перспективы науки и образования. 2013. №6. С.176-178.
  9. Заварницкий Д. История запорожских казаков. Т.1. СПб., 1892.
  10. Караулов М.А. Очерки казачьей старины // Терские ведомости. №43, 1909.
  11. Краснов П.Н. Картины былого Тихого Дона. М., 1992. Т.12.
  12. Морозов Е. К вопросу о военной службе казачества. http://gardva.narod.ru/skv/t/s/s001.html [Электронный сетевой ресурс]
  13. Попко И.Д. Терские казаки с стародавних времен. Исторический очерк. Выпуск 1. Гребенское войско. СПб., 1880.
  14. Сошин Ю. Казачество и современная Россия // Правый взгляд. 23.04.2007.
  15. Ткачев Г. Гребенские, терские и кизлярские казаки. Владикавказ, 1911.
  16. Ткачев Г. Станица Червленная. Владикавказ, 1911.
  17. Чужинец. Английское казакофильство в конце XVIII – первой половине XIX века // Вольное казачество, 1932. №108-109.


Все статьи автора «Ерохин Игорь Юрьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: