УДК 94(470:739.8)

КАЛИФОРНИЯ КАК ИСТОЧНИК ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО СНАБЖЕНИЯ РУССКОЙ АМЕРИКИ В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX В.

Низовцев Николай Александрович
МБОУ «Краснозвездинская средняя общеобразовательная школа» Орловского района Орловской области, учитель истории
кандидат исторических наук

Аннотация
В статье рассказывается о возникновении и развитии русско-калифорнийской торговли в первой трети XIX века. Первые торговые контакты между русскими и калифорнийскими испанцами возникли в 1806 г. после посещения Калифорнии русским судном «Юнона» под руководством Н.П. Резанова. Вплоть до 1821 г. русско-калифорнийская торговля носила нелегальный характер. Второй важной особенностью был бартерный характер торговых отношений – русские обменивали промышленные изделия на продовольственные продукты, в которых Русская Америка испытывала острую нужду.

Ключевые слова: К.Т. Хлебников., Калифорния, продовольствие, Росс, Российско-Американская компания, Русская Америка, русские, торговля


CALIFORNIA AS SOURCE OF FOOD SUPPLY OF THE RUSSIAN AMERICA IN THE FIRST THIRD OF THE XIX CENTURY

Nizovtsev Nikolay Aleksandrovich
Krasnozvezdinskaya high comprehensive school, Oryol Oblast, Orel region, pos. Krasnaya Zvezda, teacher of history
PhD in Historical Science

Abstract
An article tells us about emergence and development of the Russian-Californian trade in the first third of the XIX century. The first trade contacts between Russians and the Californian Spaniards arose in 1806 after visit of California of the Russian vessel "Juno" under the leadership of N. P. Rezanov. Up to 1821 the Russian-Californian trade had illegal character. Barter character of trade relations was the second important feature – Russians exchanged industrial products for food products for which the Russian America felt a severe need.

Библиографическая ссылка на статью:
Низовцев Н.А. Калифорния как источник продовольственного снабжения Русской Америки в первой трети XIX в. // История и археология. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/09/1179 (дата обращения: 03.05.2017).

Одной из труднейших проблем Русской Америки в течение всего периода ее существования в XVIII-XIX вв. было обеспечение ее продовольствием. Природные и климатические условия в русских колониях не позволяли в достаточной мере заниматься сельским хозяйством, именно поэтому основой экономики Русской Америки стал промысел пушного зверя. Недостаток собственного продовольствия приводил к необходимости его доставки извне. Руководство Российско-американской компании, осуществлявшей управление русскими владениями в Северной Америке, по-разному пыталось решить данную проблему. Например, с начала XIX в. стали снаряжаться экспедиции с грузами, предназначенными для Русской Америки. Однако такие плавания были не только достаточно опасным и чрезвычайно долгим, но  дорогим предприятием. Существенную помощь оказывала торговля и покупка продовольствия у американцев, суда которых время от времени заходили с грузами разнообразных товаров в Ново-Архангельск. Вместе с тем, американцы занимались в тех краях преимущественно добычей пушного зверя, поставка продовольствия в русские колонии была скорее побочным занятием.

Поэтому на долгие годы ключевое значение в продовольственном снабжении Русской Америки приобретает Калифорния (сначала испанская, затем, с 1821г. – мексиканская провинция), изобилующая прекрасными почвами, дающими богатые урожаи зерновых, бобовых и иных культур.

Необходимо отметить, что задолго до основания Росса в северной Калифорнии в 1812 г.  русские пытались организовать обоюдную торговлю с местными жителями: еще в 1806 г. результатом вояжа Н.П. Резанова в Калифорнию стало разрешение на посещение русскими судами портов Монтерея, Сан-Диего и Сан-Франциско[1]. Резанов молил Н.П. Румянцева лишь об одном: «Бога ради, милостивый государь, войдите патриотически в обстоятельства здешнего края, обещающия Отечеству обширныя выгоды торговлею, которой Ваше Сиятельство единственным у Престола ходатаем, и представьте Государю Императору виды, в… веках бессмертие оставляющие»[2]. Итогом долгих переговоров Н. Резанова с калифорнийским губернатором Х. Арильягой было то, что хитрый и изворотливый русский гость постепенно склонил старого испанца к мысли об обоюдной выгоде совместной торговли. Х. Арильяга, соглашаясь с Н. Резановым, отмечал: «…располагайте мною на общую пользу вверенных нашему попечению народов, и вы увидите, с каким сердечным участием готов я содействовать вам»[3]. «Я искренне скажу вам, – продолжал губернатор, – что нужно только, чтоб Император ваш сильнее настоял, то сколь исполнено будет; в противном случае медленность правительства нашего (то есть испанского – Н.Н.) тоску наведет»[4]. Со своей стороны Арильяга обещал приложить все усилия, чтобы вытребовать у своего начальства разрешение на торговлю с русскими, которая отвратит «нужды тех областей, для которых я всю жизнь посвятил»[5].

В 1808 г. Н.П. Румянцев по поручению Александра I информировал российского посла в Испании Г.А. Строганова о желании России установить торговые отношения с королевством в Тихоокеанском регионе[6]. РАК пыталась собственными усилиями наладить русско-калифорнийскую торговлю. Такие попытки были предприняты в 1808 г.,[7] затем в 1810 г. Главное правление РАК обратилось к «испанцам Калифорнии» с предложением вступить в торговые отношения[8]. Отправляя И.А. Кускова в очередную калифорнийскую экспедицию в январе 1811 г., А.А. Баранов высказал заинтересованность в открытии калфорнийских портов для русских судов[9]. Очередная попытка была предпринята в 1813 г.[10]. В 1816 г. РАК вновь молила царя подействовать на Мадрид с целью начала торговли с Калифорнией[11].

Главным предметом торговли для русских было получение хлеба и другого продовольствия. Несмотря на запрет испанских властей, торговля, тем не менее, осуществлялась. Скажем, в 1813-1816 гг. русские получили из Калифорнии около 12,6 тыс. пудов зерна[12]. В период с 1817 г. по 1828 г. русские вывезли из Калифорнии: пшеницы – 88106 пудов, ячменя – 9534 пуда, гороха и бобов – 7861 пуд, муки – 2852 пуда, сала и монтеки – 17369 пудов, масла 1190 пудов, соли – 9700 пудов[13]. Так, только «Кутузов» под командованием Л.А. Гагемейстера в 1818 г. доставил в Ново-Архангельск (столица Русской Америки) 15 тыс. пудов продовольствия[14]. Понятно, что носившая полуконтрабандный характер торговля (по крайней мере, до конца 1810-х гг.) была выгодна обеим сторонам. Описание того, как она осуществлялась оставил нам Ф.П. Литке. Так, во время прибытия Л.А. Гагемейстера (правитель Русской Америки) в 1818 г. в порт Монтерея он закупил груз пшеницы, что обошлось ему весьма недешево. Одному только губернатору пришлось сделать подарков на 500 пиастров, да еще остальным чиновникам на такую же сумму. Кроме того испанцы потребовали уплатить пошлину. Но Гагемейстер нашел выход: меньшую часть груза он закупил, уплатив пошлину, а большую часть груза получил в миссии Санта-Круз беспошлинно. Необходимо отметить, что сельским хозяйством у испанцев ведали католические миссии, которые не только обеспечивали продовольствием гарнизоны в Калифорнии, но и продавали излишки. Для доказательства важности обоюдной торговли можно сослаться на слова того же Ф.П. Литке: «Губернатор (им был в то время П.В. де Сола – Н.Н.) заявил, что он надеется, что это было последнее русское судно, приходившее в Монтерей для торговли, и что и в сей раз он позволил ему торговать единственно из личного к нему (Л.А. Гагемейстера – Н.Н.) уважения… Не только личная выгода, но даже необходимость заставляет испанцев желать, чтобы посещали их иностранные суда, и потому есть надежда, что после сего последнего судна будет позволено прийти еще одному последнему, и так далее. Само собой разумеется, что все это должно делать умеючи и с расчетом…»[15].

Кроме того, в 1813 г. русские получили от калифорнийского губернатора возможность торговать с условием, чтобы до получения официального на то разрешения русские корабли не входили в калифорнийские порты, а товары перевозили на гребных судах[16].

Таким образом, полулегальная торговля была признана, вследствие чего значение Росса для РАК возросло. Между тем, потребность русских колоний в калифорнийском продовольствии увеличилась после 1818 г., когда служащие РАК начали получать плату деньгами и натурой вместо паев. В 1821 г., в попытке остановить браконьерство и контрабанду, иностранным судам, включая американские, которые снабжали Ново-Архангельск продовольствием с начала XIX в., был закрыт доступ во все порты и воды Русской Америки. Они были вновь сюда допущены в 1824-1825 гг., а тем временем русские колонии отчаянно нуждались в продовольствии, и северная Калифорния оставалась его ближайшим источником. С того времени 2 или 3 компанейских судна ежегодно торговали в калифорнийских портах, обменивая широкий круг товаров (ткани, инструменты, свечи, боеприпасы, чай, кофе, сахар) плюс пиастры и векселя главным образом на пшеницу, фасоль, горох, мясо, соль. Русские транспорты выходили из Ново-Архангельска осенью, направляясь обычно в Монтерей или Сан-Франциско, и возвращались весной. Часто они заходили также в Порт Румянцева, расположенный южнее Росса, чтобы выгрузить припасы и продовольствие для этой русской колонии и погрузить местную продукцию (меха, кирпичи) и пассажиров, следующих в Ново-Архангельск.

Однако с течением времени русская торговля в Калифорнии стала испытывать все большие затруднения. Во-первых, наметилась неприятная тенденция: цены на сельскохозяйственную продукцию росли, в то время как цены на промышленные изделия (которые и привозили в обмен на зерно русские) падали. Об этом совершенно точно свидетельствует К.Т. Хлебников. Например, с 1817 г. по 1823 г. пшеница возросла в цене с 2 пиастров до 3, ячмень с 1 пиастра 6 реалов до 2 пиастров, горох остался на уровне 2 пиастров 2 реалов –2 пиастров 6 реалов, цены на кукурузу возросли с 2 до 3 пиастров, на монтеку с 1 пиастра 6 реалов до 3 пиастров, цены на мясо выросли в 1,5 раза (цены даются из расчета за 1 пуд) [17].

Тогда как цена на железо упала в то же время с 16 пиастров (за 1 кинтал – 46 кг.) до 12, сталь – с 40 пиастров до 24, восковые свечи – со 120 пиастров до 100, табак – с 80 пиастров до 56, дробь – с 30 пиастров до 24. Только цены на нитки выросли в 2,5 раза[18]. Приведенная статистика с очевидностью указывает, что торговля для русских стала менее доходной. Но даже такая торговля приносила дохода от 35 до 150 % в зависимости от торговой конъюнктуры[19]. Гораздо хуже было то, что с 1818 г. испанские власти стали регулярно взимать с русских ввозную и вывозную пошлины на товары. Ценные сведения дает К.Т. Хлебников, которое долгое время служил в РАК в качестве торгового агента. Вот, что он пишет: «С увеличением торговли увеличивались и налоги постепенно. В 1817 г. мы не платили ни за что никаких пошлин, но с 1818 г. взыскали с нас за проданные товары 7,5 %, а за покупную провизию до 12,5 %. В 1820 г. за проданные товары пошлину увеличили до 12,5 %, оставив покупные [пошлины] по-прежнему. В последующие годы по конституции Мексиканской республики определено взыскивать за проданные товары 25 % и по 2,5 пиастра с тона якорных денег. До утверждения конституции взыскивали и за покупные припасы по 6 %, но после этого налог уменьшен»[20].

Таким образом, за несколько лет размер и структура таможенных пошлин изменились. Они увеличились и стали взиматься только с проданных товаров. Более того, пошлина взималась и за груз, который не был продан, но находился более двух суток в трюме корабля, стоявшего на рейде калифорнийского порта.

Как видим, ¼ всей вырученной прибыли уходила на уплату пошлин. На деле получалось даже несколько больше, так как единая пошлина раскладывалась следующим образом: «…например, сумма проданных товаров составляла 4677 пиастров. Из них вычиталось 12,5 %, что составит 564,4 [пиастров]. А затем уже из остатка 4112,4 [пиастра] взыскивается по 25 %, то есть 1028 пиастров»[21]. Таким образом, пошлина равнялась 1592 пиастрам (564+1028). Иначе говоря, вместо 25 % русские платили все 34 %. При этом испанская сторона требовала, чтобы пошлины уплачивались деньгами, а не товарами, что было гибельно для русской торговли, так как РАК испытывала постоянный дефицит валюты. Поэтому русская администрация в Ново-Архагельске и лично К.Т. Хлебников во время своих многочисленных торговых поездок по Калифорнии (их он совершил 14 с 1817 г. по 1832 г.)[22] стояли перед главной проблемой – где взять денег на уплату таможенных сборов и покупку продовольствия. Как отмечал П.Е. Чистяков, вскоре в Калифорнии нельзя будет купить и пшеницы, ибо цена в 5 руб. за один пуд, из которого 1/10 часть – песок и камни – чрезмерно высока[23]. Из инструкции М.И. Муравьева К.Т. Хлебникову от 1 сентября 1823 г. следует, что торговать следует обменным образом, а пиастры беречь, чтобы уплатить «якорные деньги»[24]. Даже за продовольствие, которое обычно русские выменивали на свои товары, испанцы требовали звонкой монеты. Так, П.Е. Чистяков жалуется в Главное правление РАК, что за соль уплачено на 8428 руб., из которых только на 870 руб. товарами, а остальное – пиастрами[25]. К. Хлебников был вынужден всеми способами уменьшать расходы, что ему удавалось благодаря знакомствам с местными властями и коммерсантами и посредством взяток. Например, во время визита брига «Байкал» в Калифорнию (сентябрь 1826 г. – январь 1827 г.) К.Т. Хлебников продал товаров на сумму 10972 пиастра, однако в калифорнийскую таможню представил ведомость только на 6809 пиастров[26]. Однако все время так продолжаться не могло, нужны были наличные деньги, поэтому П.Е. Чистяков просил у Главного правления выделить хотя бы 10 тыс. пиастров на покупку хлеба[27]. В ответ Правление писало, что хлеб можно получить и у американцев в обмен на меха; можно плыть за хлебом в Чили (кстати, русские так и сделали в 1829-1830 гг.)[28], хотя это и опасно. В итоге Правление все же обещало выслать Чистякову несколько тысяч пиастров[29].

Кроме того, все большую угрозу для русской торговли в Калифорнии стали представлять иностранцы, особенно американцы. Так,           П.Е. Чистяков в донесении в ГП РАК от 2 мая 1828 г. рассуждал, что торгующие в Калифорнии иностранцы могут стеснить русскую торговлю только в отношении продажи промышленных товаров, но не помешают в покупке хлеба, который им не нужен. Его мысль, конечно, справедлива. Но чтобы купить хлеб нужно было иметь наличные деньги для уплаты пошлин, а так как товары свои иностранцы продавали дешевле, чем русские, то и обращавшиеся в Калифорнии деньги (а их было совсем не много в обороте; так еще в 1806 г. Н.П. Резанов отмечал, что «денег в Калифорнии не можно положить в свободном обращении больше 20 000 пиастров»[30]) постепенно переходили в руки иностранцев, что, естественно, сказывалось и на ценах на зерно[31].

Таким образом, с обретением Калифорнией и Мексикой независимости торговать для русских стало одновременно и легче, и труднее.  Теперь можно было отправлять свои суда в калифорнийские порты вполне легально, но возросшая конкуренция со стороны иностранных торговцев, в первую очередь американцев, вынуждала русских продавать свои товары дешевле, продовольствие закупать дороже, платить пошлины и, вследствие этого, нести убытки.


[1] Внешняя политика России XIX-начала XX в М., 1960. Сер. I. Т. 3. С. 209. (Далее – ВПР).

[2] Россия в Калифорнии: русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях 1803-1850 гг. в 2-х т. (Сост и подгот. издание Истомин А.А., Дж. Р. Гибсон, Тишков В.А.). М.: Наука, 2005. Т. I. Док. 2. С. 145. (Далее – Россия в Калифорнии…).

[3] Там же. С. 146.

[4] Там же. С. 147-148.

[5] Там же. С. 148.

[6] ВПР. Сер. I. Т. 4. Док. 102.

[7] Россия в Калифорнии… Док. 6.

[8] Там же. Док. 16.

[9] Там же. Док. 17.

[10] ВПР. Сер. I. Т. 6. Прил. 594.

[11] ВПР. Сер. II. Т. 1. Док. 21.

[12] Русская Америка в “Записках” К. Хлебникова / Сост. предисл., коммент. и указ. С.Г. Федоровой. М.: Наука, 1985. С. 50. (Далее –  Хлебников К.Т.).

[13] Там же. С. 124-125 (табл. А).

[14] Алексеев А.И. Судьба Русской Америки. Магадан, 1975. С. 173.

[15] Россия в Калифорнии… Док. 41.

[16] История Русской Америки в 3-х т. / Под ред. Н.Н. Болховитинова. М., 1999. Т. II. С. 230.

[17] Хлебников К.Т. Указ. соч. С. 126.

[18] Там же.

[19] Там же. С. 129.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Шур Л.А. Путевые записки и дневники русских путешественников как источник по истории Калифорнии (I пол. XIX в.) // Американский ежегодник. М., 1975. С. 306-307.

[23] Россия в Калифорнии… Док. 136.

[24] Там же. Док. 77.

[25] Там же. Док. 151.

[26] Там же. Док. 136.

[27] Там же. Док. 138.

[28] Хлебников К.Т. Указ. соч. С. 125. Россия в Калифорнии… Док. 160.

[29] Россия в Калифорнии… Док. 142.

[30] Там же. Док. 2. С. 136.

[31] Там же. Док. 144; ВПР. Серр. II. Т. 6. Док. 159.


Библиографический список
  1. Внешняя политика России XIX – начала XX вв. М., 1960. Сер. I. ТТ. 3, 4, 6. Сер. II. Т. 1.
  2. Россия в Калифорнии: Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях 1803-1850-х гг. в 2-х т. (Сост. и подгот. изд. Истомин А.А., Дж. Р. Гибсон, Тишков В.А.) Т. I. М.: Наука, 2005.
  3. Алексеев А.И. Судьба Русской Америки. Магадан, 1975.
  4. История Русской Америки в 3-х т. / Под ред. Н.Н. Болховитинова. М., 1999. Т. II.
  5. Русская Америка в «Записках» К. Хлебникова / Сост., предисл., коммент. и указ. С.Г. Федоровой. М.: Наука, 1985.
  6. Шур Л.А. Путевые записки и дневники русских путешественников как источник по истории Калифорнии (I пол. XIX в.) // Американский ежегодник. М., 1975.


Все статьи автора «Низовцев Николай Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: