УДК 94(470.342)

КРЕСТЬЯНСКИЙ КРЕДИТ В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ ПО ДАННЫМ ПОДВОРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ КОНЦА XIX ВЕКА

Чиркин Сергей Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье рассматриваются особенности развития частного крестьянского кредита на территории Вятской губернии в пореформенную эпоху. Отличаясь крайним разнообразием форм, сельский кредит здесь имел главной причиной своего развития низкий уровень благосостояния крестьян. В целом закономерности его развития типичны для регионов с замедленным социальным расслоением и низким уровнем развития капиталистических отношений.

Ключевые слова: Вятская губерния, кредит, крестьянство, расслоение, статистика


THE PEASANT CREDIT IN THE VYATKA PROVINCE ACCORDING TO THE HOUSEHOLD RESEARCHES OF THE END OF THE XIX CENTURY

Chirkin Sergei Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
Candidate of historical sciences, associate Professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article deals with the development of the private peasant credit in theVyatkaprovince in the second half of the XIX century. Having a great number of forms, the rural credit mainly was stimulated by the low level of welfare of local peasantry. The main features of its existence were typical to the regions with low social stratification and capitalism development.

Keywords: credit, peasantry, statistics, stratification, Vyatka province


Библиографическая ссылка на статью:
Чиркин С.А. Крестьянский кредит в Вятской губернии по данным подворных исследований конца XIX века // История и археология. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/09/1204 (дата обращения: 01.10.2017).

Вопрос о крестьянском кредите в пореформенную эпоху являлся одним из наиболее острых вопросов в публицистике и напрямую связывался с судьбой «народного производства» в России и со стратегией экономического развития страны в целом.

В данной статье будут рассмотрены некоторые общие черты развития частного кредита в крестьянской среде Вятской губернии в этот период.

Основным источником для нас являются «Материалы по статистике Вятской губернии», создававшиеся земскими статистиками на протяжении пятнадцати лет (1880-е-1900-е годы) и охватившие все уезды губернии. Впрочем, об условности и неточности данных, представленных в них, говорили, завершая свой труд, и сами составители [1, с. 327].

Итак, подробному изучению крестьянский кредит на Вятке, как и в других регионах страны, подвергается лишь на рубеже XIX и XX веков, т.е. в тот период, когда и в столице, и в провинции уже всерьёз задумывались над альтернативой «кулацкому» кредиту. Во многом безотрадные выводы этих исследований и послужили стимулом к поиску организованных форм кредита для крестьян.

Огромной заслугой вятских статистиков стала классификация запутанных форм сельского кредита. Всё разнообразие его форм было сведено ими в две большие группы – «заём хлеба» и «заём денег», и в каждой из них, сверх того, были выделены заём с процентами (собственно кредит) и заём без процентов.

Заём хлеба с процентами в губернии имел следующие разновидности.

1. «Заём хлеба по цене – самая невыгодная для крестьян форма местного кредита. Это покупка хлеба в кредит. Ссужают население хлебом и кулаки из местных крестьян, а также купцы, мещане и солдаты. При покупке хлеба в кредит цены устанавливаются на 10-20 копеек выше базарных, хлеб отпускается только под заклад одежды, холста и т.п. Хлеб начинает браться населением с ранней весны и вплоть до «нового хлеба». Сроком займа всегда служит Покров (1 октября). За просрочку должник лишается заклада или приплачивает проценты. Уплата долга производится большей частью хлебом по цене, которую назначит кредитор. Таким образом, крестьянин теряет дважды: весной получает хлеб по несообразно высокой цене (95 копеек – 1 рубль за пуд), а осенью отдаёт свой хлеб несообразно дёшево (35-40 копеек за пуд). В результате получается, что, заняв пуд, должник отдаёт за него 2-2,5 пуда, так что кредит ему обходится более, чем в 100%. Если долг уплачивается не хлебом и не деньгами, а ещё чем-нибудь, то условия кредита ещё более тяжелы: сдаётся луг за бесценок, даётся труд, оцениваемый в два раза ниже существующих цен и т.п. Случается, что и при уплате долга деньгами, должник делает ещё особые работы в пользу кредитора. Кроме ржи и муки, крестьяне покупают в кредит также овёс, ячмень и пшеницу» [2, с. 77].

2. «Заём хлеба с возвратом хлебом же, но с различными доплатами – хлебом, деньгами, подённой работой, сдачей своей земли и т.д. При этом, кредитный процент колеблется от 10% до 100%. Эта форма кредита тоже очень невыгодна для крестьян. Дело в том, что хлеб должен быть возвращён непременно к новому посеву ржи. Крестьянин не успеет нажать и смолотить одного овина, как должен уплатить занятую рожь. Для своего же посева ему приходится уже потом жать и молотить. Таким образом, посев у него оттягивается и, или он часть полей не засеет, или засеет поздно, и тем сгубит заранее урожай. Но ещё хуже отражается этот кредит на тех семьях, которые, вместо уплаты процентов, должны отработать условленное число поденщин. Такие семьи являются на работу к кредитору в самое страдное время, т.е. тогда, когда нужно бы жать и сеять свой хлеб. Таким образом, у этих семей неизбежно расстраивается собственное хозяйство» [2, с. 78].

3. «Заём хлеба с уплатой подённой работой по уменьшенной цене. В этом случае, переводя стоимость хлеба и работ на деньги, окажется, что за 2-4 месяца кредита крестьяне платят более 125%» [2, с. 78].

Заём денег за проценты принял следующие формы.

1. «Долг возвращается деньгами же, но проценты выплачиваются не только деньгами, но и деньгами с приплатой поденщиной, а также – сдачей в аренду пашни или сенокоса, отработками, соломой, поденщиной по уменьшенной цене и т.д.» [2, с. 78].

2. «Заём денег под залог коров или овец. Сделка устраивается так: проситель получает 5-10 рублей, и «запроданная» корова считается принадлежащей кулаку, но остаётся у заёмщика, который обязан уплатить осенью долг с приплатой 2-3 рублей. Если заёмщик не уплатит долга, то кредитор уводит корову или, по просьбе заёмщика, оставляет у него «по-исполу», т.е. с платой за пользование 2-3 рубля в год. Таким путём образовалось значительное число так называемых «испольных» коров и овец, которые, принадлежа кулакам, находятся у бедных крестьян за упомянутую плату» [2, с. 78].

Кроме того, с точки зрения времени возврата кредита, исследователи выделяли:

1. Текущий кредит.

2. Кредит прежних лет

3. «Неопределённый кредит, состоящий из долга за различные услуги и одолжения, как, например, долг за похороны священнику или за товар торговцу и т.д.» [3, с. 121].

В каждом уезде Вятской губернии отмечались «весьма почтенные» суммы частного кредита. Так, в исследованных волостях Орловского уезда в 1886 году в кредит было взято 47 620 пудов хлеба (в среднем по 8,6 пудов на одно хозяйство) и 65 501 рубль денег (в среднем по 14 рублей на хозяйство). В денежном выражении это составляло не мене 150 000 рублей, что в превышало земскую продовольственную ссуду, выданную в том же году орловским крестьянам по случаю неурожая [3, с. 122].

Особое внимание статистиков привлекало выявление закономерностей в сфере крестьянского кредита. В частности, ими было выявлено следующее.

1. В целом по губернии «хлебный» кредит превышал «денежный» в 1,5-2 раза. Например, в Орловском уезде хлеб в 1886 году взяли в кредит 5500 дворов (20,4% общего числа), а деньги – 4689 дворов (17,0% общего числа) [3, с. 121].

2. Беспроцентные займы, т.е. займы с оплатой процентов услугами или отработками, в свою очередь, в разы превышали займы за проценты. Так, по Елабужскому уезду в 1888 году 86% всего занятого хлеба и 83% денег были заняты без процентов [1, с. 331]. Эта форма кредита, именовавшаяся статистиками кредитом с «неявными процентами», являлась наиболее кабальной. Нередко при ней практиковался и обычай угощения должником кредитора, причём расход на угощение мог составлять от 10 до 30 копеек на пуд занятой ржи [2, с. 78]. Максимум беспроцентных кредитов приходился на «середняцкие» дворы.

3. Что касается возможностей кредитоваться различными группами крестьянства в зависимости от их имущественного положения, то наиболее активно прибегали к кредиту – и хлебом, и деньгами – «середняцкие» дворы, т.е. владевшие приблизительно 10-15 десятинами земли и одной лошадью. В Елабужском уезде на один такой двор в 1888 году в среднем приходилось 3,4 пуда хлеба и 1,6 рубля денег, взятых в кредит. В рублёвом же выражении соотношение денежной и натуральной задолженности на двор здесь было почти одинаковым, с небольшим преобладанием денежной [1, с. 330].

С ростом обеспеченности землёй, равно как и с её падением, общая задолженность  (в соответствующих имущественных группах) уменьшалась. Однако, по сравнению со «средним» двором, соотношение денежной и натуральной задолженностей в них отклонялось в пользу денежной намного сильнее. В «крайних» группах Елабужского уезда картина была следующей: у «безземельных» дворов денежная задолженность превышала натуральную  в 6,2 раза, а у «многоземельных» (с более чем 50 десятинами земли) – в 2, 3 раза [1, с. 330].

Наконец, при всех различиях по волостям и уездам, на основании подворных описей можно выявить и вполне определённую зависимость между уровнем благосостояния крестьянского населения и уровнем развития кредита.

На примере Орловского уезда видно, что максимальное развитие денежного кредита (и минимальное – хлебного) наблюдалось в средней части уезда, для которой был характерен самый низкий уровень благосостояния местного населения. Из трёх групп волостей уезда здесь были минимальный размер семьи, низкая обеспеченность землей и скотом, высокий процент безлошадных хозяйств, максимальный размер недоимок.

Характерно и то, что наивысший уровень благосостояния был присущ северным волостям уезда, занимавшим среднее место по развитию обеих форм кредита [4].

Таким образом, в пореформенную эпоху частный кредит в вятской деревне приобретает крайне разнообразные формы. Однако, по большей части, кредит здесь – символ нужды, а его источник – деревенские «кулаки». Закономерности, выявленные в этой сфере земскими статистиками, дают результаты, типичные для регионов с замедленным социальным расслоением и низким уровнем развития капиталистических отношений.

 


Библиографический список
  1. Материалы по статистике Вяткой губернии. Т. XII. Общая сводка по губернии. Вятка, 1900. 529 с.
  2. Северный вестник. 1888. №3 (март). 156 с.
  3. Материалы по статистике Вяткой губернии. Т. III. Орловский уезд. Вятка, 1887. 472 с.
  4. ГАКО. Ф. 616. Оп. 1. Д. 55. Л.19.


Все статьи автора «Чиркин Сергей Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: