УДК 94:351.74(571.12)

ИЗ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ОРГАНОВ МИЛИЦИИ В Г. ИШИМЕ И ИШИМСКОМ УЕЗДЕ (1917 – 1923 ГГ.)

Фирсов Иван Федорович
Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России
кандидат исторических наук, доцент кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД

Аннотация
В статье рассматривается процесс создания и становления ишимских органов милиции в период смены власти в стране, «военного коммунизма» и гражданской войны. На основе архивных документов анализируются проблемы, с которыми сталкивались местные власти при формировании органов правопорядка.

Ключевые слова: военный коммунизм, Временное правительство, Ишимский уезд, Красная гвардия, народная милиция, правоохранительные органы, советская милиция, Тобольская губерния


FROM THE HISTORY OF CREATION OF MILITIA IN ISHIM AND ISHIM COUNTIES (1917 - 1923)

Firsov Ivan Fedorovich
Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation
Candidate of History Sciences, associate professor of the chair of philosophy, foreign languages and humanitarian training of law enforcement officers

Abstract
The article considers the process of creation and implementation of the Ishim militia in the period the change of power in the country, "war communism" and the civil war. On the basis of archival documents analyze the problems faced by local authorities in the formation of law enforcement.

Keywords: Ishim county, law enforcement agencies, people's militia, Provisional government, Red Guard, Soviet militia, Tobolsk Province, war Communism


Библиографическая ссылка на статью:
Фирсов И.Ф. Из истории создания органов милиции в г. Ишиме и Ишимском уезде (1917 – 1923 гг.) // История и археология. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/10/1215 (дата обращения: 01.05.2017).

История создания органов милиции Тюменского региона уходит корнями к февралю 1917 г. Структура правоохранительных органов кардинальным образом начала меняться после Февральской буржуазно-демократической революции, когда в ходе революционных событий царская полиция была ликвидирована. В Тобольской губернии формирование милиции началось сразу же после опубликования декларации Временного правительства от 3 марта 1917 г., провозгласившей замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления.  В г. Ишиме по инициативе городской думы 13 марта 1917 г. был сформирован Комитет общественной безопасности, который организовал в городе народную милицию и избрал ее комиссаром Б.В. Гагинского, бывшего крестьянского начальника [1, с.47]. Функции вновь создаваемых правоохранительных органов не были четко обозначены в правительственных документах и со временем уточнялись, дополнялись и менялись в зависимости от конкретной ситуации на местах. В Тобольской губернии обстановка осложнялась в связи с ухудшением продовольственного положения, что отражалось на расширении функций милиции. Введение хлебной монополии было встречено населением весьма неодобрительно. Крестьяне Ишимского и Курганского уездов разгромили запасные продовольственные магазины и лавки купцов. В Тюмени, Тобольске и других городах губернии начались продовольственные волнения. Губернское руководство вынуждено было принимать решительные меры по наведению порядка: увеличить штат милиции, создать дежурные роты.

Положение дел в органах милиции Тобольской губернии достаточно объективно отражала газета «Известия Тобольского Временного Комитета Общественного Спокойствия». Так, 13 октября 1917 г. «Известия…» сообщали, что в Ишимской уездной милиции в штате состояло 8 участковых начальников и 45 волостных милиционеров, в городской – 2 участковых начальника и 22 милиционера, вооруженных шашками и револьверами. По оценке «Известий…» уездная милиция, особенно волостные милиционеры по своему служебному соответствию «…в большинстве случаев заставляют желать лучшего. Состав городской милиции несколько лучше уездной» [2].

Временное правительство не успело претворить в жизнь свои планы по созданию народной милиции, этому помешали совершенный большевиками переворот и очередная смена власти в стране. Известие об октябрьском перевороте в столице способствовало сильнейшему обострению политической борьбы в Тобольской губернии. Подавляющее большинство рабочих и крестьян отнеслось к восстанию негативно либо занимало нейтральную позицию, а практически весь аппарат управления Тобольской губернии продолжал действовать как органы Временного правительства на местах. Немногочисленные большевистские организации самостоятельно взять власть в свои руки не могли. В этой ситуации решающую роль в процессе перехода власти к большевистским Советам сыграли присылаемые большевиками из соседних областей красногвардейские отряды. Именно так проходила борьба за советскую власть в г. Ишиме. Ишимский Совет не смог самостоятельно взять власть в уезде в свои руки и обратился за помощью в Омск, попросив прислать красногвардейский отряд. 27 января 1918 г. из Омска в Ишим прибыл состоящий преимущественно из солдат – фронтовиков отряд из 30 человек. Красногвардейцы запретили в городе продажу вина, отстранили от должности уездного комиссара Ланитина и объявили о переходе власти к уездному Совету рабочих, военных и крестьянских депутатов. Для укрепления советской власти Ишимский исполком организовал в городе новую милицию и отряд конной Красной гвардии из 35 человек. На железнодорожной станции был создан революционный отряд из 160 человек [3, с.84].

Вновь создаваемые органы рабочей милиции, как правило, не имели постоянного кадрового состава и строились на основе добровольности или выборности, а иногда – и путем введения Советами повинности. Так, 10 февраля 1918 г. Ишимский совет приступил к созданию уездной милиции, ее начальником был назначен Ф.П. Афанасьев, заместителем – И.М. Шустер, член партии большевиков с марта 1917 г., вернувшийся в Ишим из армии после ранения в июне 1917 г. Рядовой состав милиции избирался открытым голосованием на собраниях рабочих и сельских сходах, в милицию направлялись рабочие и крестьяне, всецело преданные новой власти.

Однако вскоре процесс создания советских органов охраны правопорядка был прерван.  В конце мая 1918 г. в Поволжье и Сибири вспыхнул мятеж военнопленных чехословацкого корпуса, и в начале июня мятежники овладели Курганом и Ишимом. Вместе с другими руководителями местной советской власти начальник Ишимской уездной милиции Ф.П. Афанасьев  и его заместитель И.М. Шустер были захвачены белогвардейцами и расстреляны по приказу командира прибывшего из Омска карательного отряда Шеркунова.  Власть  в губернии перешла к Временному сибирскому правительству.

18 ноября 1918 г. в результате военного переворота к власти в Сибири пришел военный министр Временного сибирского правительства адмирал А.В. Колчак. Власти Тобольской губернии вполне лояльно отнеслись к смене правительства в Сибири. Ишимское уездное земское собрание послало Колчаку приветственную телеграмму, в которой обещало всячески содействовать созданному им правительству в борьбе с большевиками и способствовать возрождению и обновлению экономической жизни страны, в ответ из Омска была получена телеграмма за подписью Колчака, в которой он благодарил Ишимское земское собрание за поддержку.

Началась дальнейшая реорганизация губернских правоохранительных органов. Несмотря на некоторые кадровые передвижки, состав губернской милиции в значительной степени остался прежним. Территориально уездные и городские органы милиции были разделены на участки. Участковые начальники, их помощники, старшие милиционеры распределялись по волостям. Так, Ишимский уезд был разделен на 9 участков, участковый начальник милиции 1-го участка и его помощники располагались в г. Ишиме, старшие милиционеры – в с. Ларихинское. Участковый начальник 2-го участка – в с. Абатское, его помощники – в Абатском и Боровском, старшие милиционеры – в с. Маслянское. Участковый начальник 3-го участка – в с. Б. Сорокино, его помощники – в Готопутово и Кротовском, старшие милиционеры – в с. Аромашево и Б. Сорокино. Участковый начальник 4-го участка – в с. Голышманово, там же располагались и его помощники, старшие милиционеры – в с. Ражевское, Усть-Ламенское,  Карасульское и т.д. Такое распределение сотрудников милиции по волостям  предполагало более тесную связь милиции с населением, контроль за положением в волостях. Аналогичную структуру имели и органы милиции других уездов.  В первую очередь в функции милиции входили изъятие оружия у населения, борьба с дезертирством, содействие волостным управам по взысканию сборов и исполнению повинностей. В обязанности милиции входила также борьба с незаконными самовольными захватами земель. Нередко милиции приходилось принимать участие в подавлении антиправительственных выступлений населения, бунтов, забастовок. При помощи милиции велась и борьба с пропагандой большевистских идей.

Летом 1919 г. на Восточном фронте Красная Армия перешла в наступление. 8 августа 1919 г. была освобождена от белогвардейцев Тюмень, 22 октября 1919 г. – Тобольск, 4 - 5 ноября 1919 г. – Ишим. После освобождения территории от белогвардейцев  в губернии началась работа по восстановлению органов советской власти, губернским центром стал город Тюмень. Было определено административное положение освобожденных уездов губернии: Березовский, Сургутский, Тобольский, Тюменский и Ялуторовский уезды включались в состав Тюменской губернии, а Ишимский, Тарский и Тюкалинский были присоединены к Омской губернии. Ишимский уезд только в апреле 1920 г. был снова включен в состав Тюменской губернии.

В соответствии с указаниями НКВД по мере освобождения территории региона от белогвардейцев ревкомами было начато создание органов рабоче-крестьянской милиции на штатных началах, в уездах была организована уездная милиция и созданы уездные управления. 4 декабря 1919 г. по направлению политотдела 29-й дивизии в г. Ишим для организации уездной и городской милиции прибыл В.С. Бессонов. Он принял дела от бывшего начальника милиции Лукина. «Мною работа проделана нижеследующая, – писал Бессонов в губернское управление, – вся работа разделена по столам: секретарский стол, хозяйственный стол, уголовный стол, адресный стол, паспортный стол, регистратор и три переписчика. Текущая общая переписка идет исправно, бумаги все подшиваются к соответствующим делам. Всех дел находится 28, во всем этом нехватка соответствующих книг и всех канцелярских принадлежностей. Денежная отчетность стоит не на высоте своего значения, нет специалистов. Несколько раз мною было писано в отдел труда, но все время посылаются не способные и совершенно не служившие нигде, не имеющие опыта. Стараюсь поставить всю денежную отчетность на полную высоту» [4]. В процессе создания в состав Ишимской уездной милиции вошло 6 районных управлений, а г. Ишим был разбит на 2 участка. Штат составляли 140 работников в уезде, 42 человека в г. Ишиме. Управление Ишимской городской милиции было создано в декабре 1920 г.

В Ишимские уездные органы милиции влилась большая группа участников боев с колчаковской армией. Значительный вклад в становление Ишимской уездной милиции внес участник Октябрьских революционных событий в Москве, организатор партизанского отряда, боровшегося с колчаковцами на территории нынешнего Викуловского района, Н.Н. Ермаков. В целом к концу 1920 г. в Ишимском уезде с населением 356 тыс. человек штат органов милиции составлял 286 человек.

Как практически организовывалась волостная милиция в уезде, можно составить представление из письма начальника милиции 2 района Ишимского уезда волостным старшим милиционерам (сентябрь 1920 г.):

«Предлагаю вам с получением сего взять пригульных [потерявшиеся лошади, хозяев которых милиция не нашла - прим. автора] хороших лошадей, годных для верховой езды, по 1 лошади на каждую волость, назначить одного конного милиционера. Приобрести седла и уздечки, за которые будет уплачено, для таковой цели выйти в соглашение с волостным военкомом. По приобретению таковых срочно с нарочным мне сообщить для отдачи в приказе по уезду и указать, что имеется при лошади и с какого числа числится на довольствии» [5].

О том, в каких трудных условиях приходилось работать сотрудникам милиции, говорят следующие факты. В докладе губернскому управлению милиции 21 декабря 1919 г. начальник Ишимской уездной милиции В.С. Бессонов указывал, что для ведения делопроизводства в управлении нет ни книг, ни канцелярских принадлежностей. В Ишиме отсутствовало электричество, и В.С. Бессонов просил губернское управление прислать ему свечей и керосина «сколько возможно», т.к. «горпродком и упродком в освещении отказывают» [6]. Кроме того, управление нуждалось в пишущей машинке, т.к. присылаемых из Главмилиции инструкций на всех волостных милиционеров не хватало и их приходилось перепечатывать самостоятельно.

Сложной ситуацией в Ишимской уездной милиции был озабочен и ее следующий начальник Тягунов, который в докладе на заседании уездного исполкома 5 ноября 1920 г. говорил о тяжелом положении с кадрами, о наличии среди милиционеров совершенно неграмотных, об отсутствии обмундирования – 10 милиционеров были практически раздеты и разуты и не могли нести службу. Коллегия отдела управления уездного исполкома постановила «…для укрепления состава откомандировать в распоряжение милиции инструктора отдела тов. Писк, …открыть прием женщин-милиционеров; просить укомпарт и наробраз об устройстве политических лекций; предложить тов. Тягунову использовать все средства и способы в скорейшем получении обмундирования, вооружения и снаряжения; указать отделу социального обеспечения оказать помощь семьям милиционеров, как красноармейцам тыла; предложить распределительному продкомитету отпустить милиции 1 пуд оберточной бумаги для напечатания инструкции райначальникам и волостным милиционерам» [7]. Вряд ли подобные решения могли существенно улучшить сиуацию в уездных органах милиции. Следует отметить, что плохое обеспечение канцелярскими принадлежностями еще долгое время тормозило развитие делопроизводства во всех уездных органах милиции.

Еще долго не были милиционеры обеспечены и обмундированием, по свидетельству ветерана ишимской милиции П.С. Мялова форменное обмундирование сотрудникам милиции регулярно стали выдавать лишь с лета 1924 года, до этого времени большинство служащих милиции носили собственную одежду и обувь. Но и позднее на всех сотрудников обмундирования не хватало. Например, в докладе начальника Ишимской уездной милиции от 14 декабря 1924 г. указывалось, что от сотрудников милиции нельзя ожидать успешной работы, так как зимой при выполнении своих обязанностей они обмораживаются и болеют из-за отсутствия теплого обмундирования и обуви [8, с.22-24].

Не лучше обстояло дело и с продовольственным снабжением работников милиции: на основании распоряжения правительства суточный паек в 1921 г. был уменьшен, семьи милиционеров были сняты с государственного снабжения, что поставило милиционеров в весьма сложное положение. В докладе руководству о деятельности милиции Ишимского уезда с 1 декабря 1921 г. по 1 января 1922 г. указывалось: «Отношение милиционеров к советской власти хорошее, но все-таки есть недовольство на власть, ввиду того, что паек выдается не красноармейский и не гражданский, всего 22 фунта, тогда как красноармейцы получают 1 п. 5 ф., в гражданских учреждениях еще больше. Жалованием также не довольны – 25 тысяч руб. [ в денежных знаках 1921 г.прим. автора], которых не хватает уплатить хозяину за квартиру, а семейство живи, как знаешь, и некоторым семейным приходится бежать, дезертировать не от службы, а от голодного семейства» [9].

Серьезным препятствием в работе органов милиции являлась текучесть кадров. В основном она была связана с практикой местных исполнительных органов часто и порой необоснованно перемещать ответственных работников милиции из одного уезда в другой или отзывать их на советскую или партийную работу. На протяжении 1921 г. в Ишимской уездной милиции начальниками были: Тягунов, Кетов, Малецкий, Васильев и вновь Малецкий. И.Буров, занявший должность начальника Ишимской уездно-городской милиции в апреле 1922 г., уже через полгода становится начальником туринской уездной милиции. Такой «круговорот» несомненно наносил ощутимый вред работоспособности правоохранительных органов. Относительная стабилизация в кадровом аппарате губернской милиции и уменьшение текучести личного состава наметились лишь к концу 1923 г.

Определенную лихорадочность и дезорганизацию вносили в кадровую политику органов милиции и партийные органы. Ишимский уездный комитет партии в 1920 г. предпринял ряд мер по реорганизации уездной милиции и повышению ее работоспособности и направил с этой целью в органы уездой милиции несколько коммунистов. Один из них, перспективный и грамотный сотрудник Ишимского политбюро Пльчак, едва успев войти в курс дела, в августе 1920 г. был отозван в распоряжение губкома, на его место губком направил сотрудника тобольской ЧК Ошара. Ишимский уездный партийный комитет решительно возражал против такого замещения, по этому поводу в письме в губком председатель уездного партийного комитета С. Проскуряков справедливо отмечал, что «…всякое новое назначение человека, не знакомого с условиями в уезде, населением и т.п., очень больно отражается на всем ходе работы, а тем более в таком учреждении, как политбюро» [10].

Огромный урон понесла ишимская милиция во время Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г. Для подавления восстания из личного состава ишимской милиции было сформировано два отряда: первым, конным, командовал Е.И. Лушников, вторым – заместитель начальника уездной милиции Я.Ф. Тарасов. В ходе боев под Ишимом оба отряда понесли большие потери. Е.И. Лушников и  Я.Ф. Тарасов погибли в сражениях под селом Новотравное. Как докладывал в уездный исполком начальник Ишимской уездной милиции Кетов, в период подавления мятежа из состава Ишимской уездной милиции выбыло 65 сотрудников – 52 человека было убито и 13  пропало без вести [11].

Как уже указывалось, практически весь личный состав милиции состоял из рабочих и крестьян. Если же обратиться к качественному анализу личного состава органов милиции, то можно констатировать, что культурный уровень как командного состава, так и рядовых милиционеров был весьма невысоким. В докладе начальника Ишимской уездной милиции вышестоящему руководству от 14 декабря 1921 г. была дана объективная характеристика всему личному составу вверенного ему подразделения: «…Управление уездной милиции насчитывает 324 милиционера и 35 канцелярских сотрудников и в процентном отношении 10% всего состава заслуживают полного звания милиционера, 90% безусловно для использования обязанностей милиционеров непригодны по своему культурному уровню развития, а также есть шкурники. Оздоровить состав очень трудно: за неимением кадров, людей» [12].

С целью совершенствования функционирования правоохранительной системы центральными и местными органами власти изобретались и внедрялись в практику всевозможные формы взаимодействия органов милиции с государственными учреждениями и общественными организациями, трудовыми коллективами и населением. Одна из таких форм получила широкое распространение в первые годы нэпа, это так называемое «шефство над милицией». Чаще всего такое шефство выражалось в том, что учреждения и организации брали на себя определенные обязательства по отношению к местным органам милиции или отдельным сотрудникам. Так, уездные исполкомы брали шефство над уездной милицией, волостные исполкомы – над волостными милиционерами и т.д. Например, Ишимский уездный исполком был шефом уездной и городской милиции [13]. Шефы выделяли органам милиции обмундирование, денежные средства, продовольствие.

Местная пресса широко освещала факты участия местных органов власти, организаций и трудовых коллективов в мероприятиях, призванных облегчить условия существования сотрудников милиции, особенно волостных милиционеров. Так, губернская газета «Трудовой набат» в январе 1923 г. писала о том, что 15 декабря 1922 г. волостной съезд Жиляковской волости Ишимского уезда постановил принять шефство над волостной милицией и выдавать волостному милиционеру ежемесячно по 1 пуду муки, его лошади – по 5 пудов овса [14]. Заседание представителей местных советских учреждений и промышленных кооперативных объединений Терсюкской волости Ишимского уезда постановило выделить на празднование 4-ой годовщины милиции и на подарки сотрудникам милиции 6-го района Ялуторовского уезда 35 пудов хлеба, 1000 рублей деньгами и 2 пары бахил, кроме того, взять шефство над милиционером своей волости, – об этом «Трудовой набат» сообщал в сентябре того же года [15].

Во второй половине 1921 – 1922 гг. с целью совершенствования структуры правоохранительных органов в губернии было проведено несколько реорганизаций уездных аппаратов милиции. К концу 1921 г. управление Ишимской уездной милиции имело следующие отделения: уездное, городское, уголовного розыска и 6 районных. Охрана районов производилась обходными нарядами, в городе имелись два наружных поста (один из них – на кладбище), четыре внутренних [16]. На вооружении у городских милиционеров находились 28 винтовок – «трехлинеек». Арестного помещения при Ишимской городской милиции не было, не имелось и общежития для сотрудников милиции. В октябре 1922 г. при очередной реорганизации Ишимская уездно-городская милиция была разделена на  9 районов (Ишим, Локшинское – 5 волостей, Абатское – 5, Колмакорское – 9, Голышманово – 6, Ильинское – 7, Петухово – 7, Сорокино – 4, Викулово – 4 волости).

Осенью 1923 г. Тюменская губерния как административно-территориальная единица была упразднена, на ее территории были созданы три округа: Тюменский, Ишимский и Тобольский. Они вошли в состав Уральской области с центром в г.Екатеринбурге. По существу это была политическая акция, направленная на то, чтобы «взрывоопасный» регион превратить в сельскохозяйственный придаток промышленного Урала. Губернские советские и партийные организации прекратили свое существование. Началась и очередная реорганизация правоохранительных органов.


Библиографический список
  1. Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 – 1920 гг.). Сборник документальных материалов.- Свердловск, 1967.
  2. Известия Тобольского Временного Комитета Общественного Спокойствия. ‑1917. -13 октября. -№88.
  3. Рощевский П.И. Октябрь в Зауралье. Октябрьская социалистическая революция и борьба за установление Советской власти на территории Зауралья/ П.И. Рощевский.  -Тюменское книжное издательство, 1959.
  4. Ишимский филиал Государственного архива Тюменской области (ИФ ГАТО). Ф. 18. Оп. 5. Д. 58. Лл. 27-27 об.
  5. ИФ ГАТО. Ф. 135. Оп. 1.  Д. 23. Л. 33.
  6. ИФ ГАТО. Ф. 18. Ед.х. 5.  Д.58.  Л.27-об.
  7. ИФ ГАТО. Ф. 135.  Ед.х. 23.  Л. 69.
  8. Фирсов И.Ф. Правоохранительные органы Тюменского региона в период военного коммунизма и перехода к новой экономической политике/ И.Ф.Фирсов. – Тюмень, 2005. – 205 с.
  9. ИФ ГАТО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 8. Л. 92.
  10. Тюменский Областной Центр документов новейшей истории (ТОЦДНИ).  Ф.1.  О.2 Д.14. Л.125.
  11. Фирсов И.Ф. Ишимская милиция в период Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г./ И.Ф.Фирсов // Государственная власть и российское (сибирское) крестьянство в годы революции и гражданской войны: материалы международной научной конференции. – Ишим: Изд-во ИГПИ им. П.П. Ершова, 2001. – С.107-112.
  12. ИФ ГАТО. Ф. 135.  Оп. 1.  Ед.х. 23. Л. 25.
  13. Трудовой набат. -1923. -6 февраля. -№28 (1195)
  14. Трудовой набат. -1923. -27 января. -№20 (1187)
  15. Трудовой набат. -1923. -1 сентября. -№197 (1364)
  16. ИФ ГАТО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 108. Л.11.


Все статьи автора «Фирсов Иван Федорович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: