УДК 946.0

ХРОНОЛОГИЧЕСКОЕ СООТНОШЕНИЕ ЕЛШАНСКОЙ КЕРАМИКИ С КОНИЧЕСКИМ И ПЛОСКИМ ДНОМ

Ставицкий Владимир Вячеславович
Пензенский государственный университет
профессор кафедры всеобщей истории, историографии и археологии, доктор исторических наук

Аннотация
В статье рассматриваются вопросы соотношение плоскодонной и остродонной керамики елшанской культуры. Существует мнение, что данные сосуды существовали одновременно. Однако этому противоречит ряд существенных отличий в их орнаментации и форме венчиков. На ряде елшанских стоянок плоскодонные сосуды отсутствуют. Вероятно, сосуды с коническим дном являются в елшанской культуре древнейшими.

Ключевые слова: елшанская культура, неолитическая керамика, ранний неолит, хронология


THE CHRONOLOGICAL RISE OF ELSHANSKAYA CERAMICS WITH CONICAL AND FLAT BOTTOM

Stavitsky Vladimir Vyacheslavovich
Penza State University
Department of General History, historiography and archeology, Doctor of Historical Sciences

Abstract
The article examines the relationship of flat-bottomed and a conical-bottomed ceramics of Elshanskaya culture. It is believed that these vessels have existed simultaneously. However this is contradicted by a number of significant differences in their ornamentation and shape of corolla. On a number of Elshanskaya sites flat-bottomed vessels are available. Probably vessels with conical bottom are the most ancient in the culture of Elshanskaya.

Библиографическая ссылка на статью:
Ставицкий В.В. Хронологическое соотношение елшанской керамики с коническим и плоским дном // История и археология. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/11/1283 (дата обращения: 08.10.2017).

Еще в конце прошлого века И.Б. Васильевым и А.А. Выборновым  была высказана точка зрения о более ранней датировке елшанской посуды с коническим дном и более позднем появлении плоскодонной посуды [1, с.24], у которой имеются как сторонники  [2, с.100–101; 3], так и противники [4; 5]. В пользу первой точки зрения, на наш взгляд, свидетельствует наличие елшанских комплексов, в которых встречается только остродонная посуда. Это поселение Имерка 7 и Озименки 2 на территории Примокшанья [6, 85–86; 7], Шапкино 6 в Прихоперье [8], Старая Елшанка 2 [9] и Чекалино 4 в Самарском Заволжье [10, с. 21]. Не зафиксировано плоских днищ на поселение Нижняя Орлянка, а только уплощенные, которые здесь встречаются реже, чем округлые и конические [11].

В пользу культурно-хронологической неоднородности плоскодонной и остродонной посуды Самарского Заволжья свидетельствует и ряд типологических различий имеющихся между ними. В частности, на всех поселениях, кроме Красного Городка 1, S-овидная профилировка венчика обязательно сочетается с коническим днищем, тогда как плоскодонные сосуды обычно имеют прямостенные, либо отогнутые вовнутрь венчики [4, рис.1, 1, 2, 4, 7; 2, 1; 12, рис. 2, 2; 3, 5; 14, 2).  По наблюдениям Н.Л. Моргуновой, на поселении Ивановка только 9% профилированных елшанских сосудов имеют ямочно-жемчужные пояски под венчиками, тогда как среди прямостенных сосудов их уже 46%. Значительно чаще прямостенных профилированные сосуды орнаментировались [13, с. 15–16]. Интересно, что на ряде елшанских поселений, где представлены только конические днища (Имерка 7, Шапкино 6), ямочных поясков нет совсем. Нет подобных поясков на всех орнаментированных сосудах поселения Чекалино 4 [10], а все плоскодонные сосуды, которые представлены А.Е. Мамоновым в подборке по елшанской культуре, не имеют другого орнамента, кроме ямочно-жемчужных поясков [12].

Получается, что критериями для отнесения плоскодонных сосудов к елшанской культуре является неорнаментированность и их совместное залегание с елшанскми остродонными сосудами на стоянках: Лебяжинка 4, Красный городок, Ильинка 4. Однако кроме Красного городка, на всех перечисленных памятниках присутствует плоскодонная керамика средневолжской культуры и неорнаментированные сосуды с ямочными поясками на венчиках вполне могут быть связаны с нею. К тому же, хотя елшанская профилированная керамика с коническими днищами и характеризуется слабой орнаментированностью стенок, тем не менее, для нее присущ совершенно определенный набор орнаментальных мотивов. Представление о данном наборе дают материалы елшанских стоянок, на которых отсутствуют плоские днища (Чекалино 4, Нижняя Орлянка), а также орнаментация S–овидных венчиков. К подобным мотивам относятся: косая решетка из прочерченных линий, ломанные парные линии, в том числе с точечным заполнением, парные ряды мелких точечных наколов, и, вероятно, заполненные наколами или прочерками треугольники. Все перечисленные мотивы не встречены ни на одном из плоскодонных сосудов.

Всего один раз мотив косой решетки, зафиксирован на непрофилированном сосуде с Большой Раковки, где еще один прямостенный сосуд украшен треугольниками из горизонтальных прочерков [12, рис.4, 4; 5, 4]. Однако плоское днище на стоянке Большая Раковка найдено только одно, и принадлежит оно сосуду с грибовидно утолщенным венчиком, которые на других елшанских стоянках Самарского Заволжья не зафиксированы, зато характерны для более поздней  накольчатой керамики 2-ой Старо-Елшанской стоянки [1, рис. 30, 10, 12, 13], а также присутствуют на ряде неорнаментированных и накольчатых сосудов Ульяновского Поволжья [14, рис. 129, 7]. По всей видимости, данный сосуд связан с накольчатой керамикой средневолжской культуры стоянки Большая Раковка. Именно так определена его культурная принадлежность в публикации А.А. Выборнова [15, рис. 18, 1]. Следовательно, оба прямостенных сосуда с елшанскими мотивами орнамента могли принадлежать сосудам с коническим дном.

Таким образом, можно констатировать, что на ранненеолитической керамике Среднего Поволжья наблюдается развитие двух разных традиций. Для первой (елшанской) традиции характерны остродонные сосуды с S-овидными венчиками, часть которых украшена точечными наколами и прочерченными линиями, другая – не имеет орнамента. Для второй (луговской) традиции характерны плоскодонные, прямостенные сосуды, которые  обычно украшены под венчиком ямочными вдавлениями, «жемчужинами» или не имеют орнамента.

Следует отметить, что среди памятников с гомогенным елшанским комплексом, только на стоянке Красный Городок наблюдается совместное залегание сосудов с коническим и плоским днищем, причем плоскодонные сосуды имеют здесь профилированные венчики, украшенные жемчужными поясками, чего  на других елшанских стоянках не зафиксировано [16]. Данное обстоятельство в какой-то степени подтверждает хронологическую однородность керамического комплекса стоянки, поскольку указанные сосуды обладают S-овидными венчиками, что является весьма архаическим признаком. Однако подобного сочетания плоских днищ и  S-овидных венчиков на одном и том же сосуде среди материалов других памятников не наблюдается, что подтверждает своеобразную уникальность керамической коллекции Красного Городка, в которой мы видим синтез двух различных традиций.

Тем не менее, необходимо отметить, что оба плоскодонных сосуда на этой стоянке представлены хорошо сохранившимися развалами, а остальные сосуды с коническими днищами отдельными фрагментами. На плоскодонных сосудах кроме ямок под венчиком никакого орнамента нет, а на S-овидном венчике присутствуют типично елшанские парные линии. Нет здесь и фрагментов плоских днищ, которые могли бы принадлежать другим сосудам. На семь остальных венчиков здесь приходится три конических днища. В связи с чем, можно отметить, что хорошо сохранившиеся развалы обычно маркируют финальный этап существования поселения. Они были оставлены перед самым уходом и поэтому не были растоптаны и растащены по всей площади стоянки. Рядом с развалами найдены два кремневых клада, что также, видимо, связано с каким-то эпизодическим посещением. Впрочем, все это косвенные данные, на основе которых, конечно, сложно оспорить хронологическое единство указанного комплекса, поскольку оно достаточно вероятно, хотя и не бесспорно.

Таким образом, материалы Красного Городка свидетельствуют о достаточно раннем появлении на Средней Волге носителей плоскодонных традиций. Но, все-таки, это произошло позже, чем здесь появились остродонные сосуды с профилированными венчиками. Об этом свидетельствует разная технология изготовления елшанских остродонных сосудов и плоскодонных сосудов средневолжской культуры, которые получают здесь распространение впоследствии. По наблюдениям И.Н. Васильевой елшанские сосуды изготавливались из донных (сапропелевых?) отложений илов, типа илистых глин, тогда как плоскодонная средневолжская посуда лепилась из «пелогеновых», насыщенной органикой илов. Т.е. елшанская технология была более совершенной [17, с.434–435]. Таким образом, средневолжская плоскодонная технология является шагом назад в развитии технологии керамических традиций, и ее распространение могло быть связано только с появлением новых носителей. В противном случае трудно объяснить деградацию елшанской технологии изготовления посуды.

Распространение плоскодонной накольчатой керамики, вероятно, осуществлялось по течению р. Волги. В результате ответвления данных миграций подобная керамика попадает в бассейн р. Самары и р. Сок, где какое-то время наблюдается сосуществование указанных традиций. Возможно, что именно от населения елшанской культуры носителями плоскодонной керамики были восприняты способы украшения посуды ямочно-жемчужными поясками, которые не имеют  аналогов в керамических комплексах, расположенных южнее. Впрочем, способ украшения венчика «жемчужными» вдавлениями, не получают всеобщего признания и остаётся на уровне локальных традиций. Севернее приустьевой части Камы этот прием практически не получают распространения.

Особняком, на наш взгляд, стоят материалы стоянки Усть-Ташелка (Елшанка 10), где А.В. Вискалиным собрано 25 венчиков, около половины которых S-овидные, остальные прямостенные или прикрытые, и 12 фрагментов плоских днищ. Достоверных днищ конической и округлой формы не зафиксировано, хотя их наличие не исключается автором раскопок. Среди приведенных на рисунках венчиках, их  профилированные формы украшены типично елшанским орнаментом из парных рядов точечных вдавлений. Один из непрофилированных венчиков украшен треугольными наколами и жемчужным пояском, остальные – не имеют орнамента [18].

Вероятно, именно с непрофилированными венчиками следует связывать плоские фрагменты днищ, тогда как профилированные сосуды могли иметь коническое, либо округлое дно. Нельзя здесь исключать и присутствия поздней примеси, о чем свидетельствует сосуд, украшенный длинным зубчатым штампом. В пользу неоднократного посещения данной стоянки свидетельствует и многочисленность найденных на поселении кремневых изделий и отходов их производства (более 6000).

Данное предположение, в какой-то степени подтверждают материалы другой стоянки, расположенной в окрестностях того же села (Елшанка 11). Где собрано два развала плоскодонных сосудов с открытым и слабо закрытым горлом, один из которых украшен под венчиком двойным рядом ямок. Вместе с тем, здесь присутствуют  S-овидные венчики, один из которых принадлежит остродонному сосуду, украшенному рядами наколов в верхней части тулова [Вискалин А.В., 2004, рис. 3]. Вероятно, эти расположенные рядом стоянки содержат разновременные материалы, оставленные одним и тем же населением, на разных этапах своего развития.

В пользу последнего тезиса свидетельствуют материалы стоянки Луговое 3, неорнаментированная и слабо орнаментированная, керамика которой совсем не имеет S-овидных венчиков, но характеризуется плоскими днищами и повсеместным использованием ямочно-жемчужных поясков под венчиком.

Кроме того, если допустить возможность одновременного появления в елшанских древностях плоскодонной и остродонной керамики становится неясно, каким же образом впоследствии происходит дифференциация указанных традиций. Почему к западу от Волги в раннем неолите получает распространение только остродонная и круглодонная посуда, а на Нижней и Средней Волге – плоскодонная накольчатая керамика, каиршакского, джангарского и щербетьского типов?


Библиографический список
  1. Васильев И.Б., Выборнов А.А. Неолит Поволжья. Куйбышев: КГПИ, 1988. 112 с.
  2. Барынкин  П.П.,  Козин Е.В. Некоторые результаты исследований II Большераковской стоянки // Древности Восточно-Европейской лесостепи – Самара: СамГПУ, 1991. С. 94–119.
  3. Ставицкий В. В. Проблема неолитизации Волго-Донской лесостепи //Известия Самарского научного центра Российской Академии наук. Самара, 2005. С. 145 – 151.
  4. Мамонов А.Е. О культурном статусе елшанских комплексов // Вопросы археологии Поволжья. Самара: СамГПУ, 1999. Вып. 1. С. 15–43.
  5. Андреев К.М. Некоторые проблемы изучения керамики елшанской культуры // Переходные эпохи в археологии. Материалы  Всероссийской археологической конференции: XIX Уральское археологическое совещание». Сыктывкар, 10-16 ноября 2013 г. Сыктывкар, 2013. С.6 – 8.
  6. Ставицкий В.В. Неолит // Археология Мордовского края: Каменный век – эпоха бронзы. Саранск, 2008. С.78 – 106.
  7. Выборнов А.А., Королев А.И., Ставицкий В.В. Неолитические материалы стоянки Озименки II в Примокшанье // Вопросы археологии Поволжья. Самара, 2006. Вып. 4. С. 113–120.
  8. Ставицкий В. В., Хреков А. А. Неолит – ранний энеолит лесостепного Посурья и Прихоперья. Саратов: СарГУ. 2003. 146 с.
  9. Васильев И.Б., Пенин Г.Г. Елшанские стоянки на реке Самаре в Оренбургской области // Неолит и бронзовый век Поволжья и Приуралья. Куйбышев, 1977. С. 3 – 22.
  10. Мамонов А.Е. Елшанский комплекс стоянки Чекалино IV Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара: СамГПУ, 1995. С. 3–25.
  11. Колев Ю.И., Ластовский А.А., Мамонов А.Е. Многослойное поселение эпохи неолита – позднего бронзового века у с. Нижняя Орлянка на р. Сок  // Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара: СамГПУ, 1995. С. 50–110.
  12. Мамонов А.Е. Елшанская культура // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. Самара, 2000. С. 147–176.
  13. Моргунова Н.Л. Неолит и энеолит юга лесостепи Волго-Уральского междуречья. Оренбург: ОГПУ, 1995. 222 с.
  14. Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара: СамГПУ, 2008. 409 с.
  15. Выборнов А.А. Средневолжская культура  // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Самара: СНЦ РАН, 2000.  С. 177–215.
  16. Кузьмина О.В., Ластовский А.А. Стоянка Красной Городок // Древние культуры лесостепного Поволжья.  Самара, 1994. С. 25–50.
  17. Васильева И.Н.  К вопросу о зарождении гончарства в Поволжье // Вопросы археологии Поволжья. Самара, 2006. Вып. 4.  2006
  18. Вискалин А. В. Ранненеолитический комплекс стоянки Елшанка 10 (Усть-Ташёлка) (итоги предварительного изучения) // Археология Восточноевропейской лесостепи: Пенза: ПГПУ, 2003.  С. 41–57.
  19. Вискалин А. В. Елшанка XI – новая стоянка средневолжской неолитической культуры на Верхней Свияге // Исторические исследования. Самара: СамГПУ, 2004. С. 144–154. Вып. 5.


Все статьи автора «Ставицкий Владимир Вячеславович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: