УДК 94(47)"1812/14"

ПОСТАВКА ВЯТСКИХ ЛОШАДЕЙ В РУССКУЮ КАВАЛЕРИЮ ВЕСНОЙ 1813 Г.

Цеглеев Эдуард Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
Статья посвящена одному из малоизученных вопросов истории Вятского края в эпоху наполеоновских войн – поставке строевых лошадей в русскую кавалерию. В 1812 – 1814 гг. военно-мобилизационные возможности коневодческого ресурса Вятской губернии были ограничены. Это было обусловлено спецификой преобладающей породы вятских лошадей. Тем не менее, губернские власти, жители Вятского края и командированные ремонтёры успешно решили поставленную перед ними задачу.

Ключевые слова: война, Вятская губерния, гусары, кавалерия, лошади, поставка, поход, уланы


THE SUPPLY OF HORSES FROM THE VYATKA PROVINCE TO RUSSIAN CAVALRY IN SPRING 1813

Zegleev Eduard Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
Candidate of historical sciences, Associate professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article deals with one of the unexplored questions of history of the Vyatka province during the epoch of Napoleonic war – the supply of horses to Russian cavalry. In 1812-1814 mobilization recourses of theVyatkahorse-breeding were limited. It was determined by the specificity of the main breed of horses. Nevertheless, the local authorities, theVyatkadwellers and messengers from the army could solve this problem successfully.

Keywords: cavalry, horses, hussars, lancers, march, supply, The Vyatka province, war


Библиографическая ссылка на статью:
Цеглеев Э.А. Поставка вятских лошадей в русскую кавалерию весной 1813 г. // История и археология. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/02/1496 (дата обращения: 01.05.2017).

Отечественная война 1812 г. и Освободительный поход 1813 – 1814 гг. оказали большое влияние на общественную, экономическую и культурную жизнь Вятской губернии и вятчан. Десятки тысяч уроженцев Вятского края сражались с наполеоновскими войсками в составе регулярных войск и ополченческих формирований. Вятская губерния поставляла русской армии, флоту и ополчению оружие, боеприпасы, продовольствие. Одной из сторон участия вятчан в войнах 1812 – 1814 гг. была поставка лошадей в русскую кавалерию.

В ноябре1812 г. комитет министров постановил сформировать кавалерийские резервы для действующей армии. Одним из мест формирования кавалерийских резервов должен был стать Муром, куда под начало генерала от кавалерии А.С. Кологривова из разных губерний должны были поступить 4 500 лошадей.

25 ноября1812 г. военный министр князь А.И. Горчаков направил на имя вятского губернатора Ф.И. фон-Брадке следующее распоряжение:

«По рассуждению комитета Г.Г. министров, удостоенному Высочайшего утверждения, признано необходимым покупку строевых лошадей для резервов кавалерийских, учреждённых в Муроме под командою Генерал от кавалерии Кологривова возложить на попечение Г.Г. Губернаторов тех губерний, в коих почитается оное удобнейшим. В том числе поручается и вашему превосходительству искупить во вверенной вам Губернии 250 для полков гусарских и 250 для полков уланских, а всего 500 лошадей по добровольным ценам.

… для соображения вашего поставляется на вид, что цена гусарской и уланской лошади примерно полагается от 50-ти до 85-ти руб. Сумма, на предмет сей ассигнованная, состоит в распоряжении генерала Кологривова, от коего и будет к вам высылаема в потребном количестве…

Продовольствие искупленных лошадей принимается на счёт казны. На содержание каждой лошади в месяц полагается примерно по 15 руб…» [1, л. 14-15].

Вятской губернии следовало поставить 500 строевых лошадей по цене от 50 до 85 руб. В то же время лошадей нужно было покупать у населения по рыночной цене. Однако в Вятской губернии строевые лошади ввиду их малочисленности стоили значительно дороже. Это изначально создавало вятским губернским властям трудности в реализации поставленной задачи.

По распоряжению генерала от кавалерии А.С. Кологривова для принятия, освидетельствования и препровождения лошадей в Вятку был направлен поручик Борисоглебского драгунского полка Кузнецов, а с ним два унтер-офицера и четверо рядовых из Лубенского и Ахтырского гусарских полков.

В предписании генерала от кавалерии А.С. Кологривова поручику Кузнецову от 15 декабря1812 г. подробно сообщалось, как должны были проходить освидетельствование и доставка лошадей: «… Покупка лошадей предоставлена в полное распоряжение Господина Губернатора, на вас же возлагается только освидетельствование годности купленных лошадей, почему для сведения вашего и руководства даю знать:

А. Лошадь, годная для гусарской и уланской службы, должна быть росту не менее двух аршин полувершка и не более двух аршин трёх вершков. Во всех частях здоровая, на ноги крепкая, не запалена, не подорвана, не косолапа, копыты свежие и здоровые и не имела бы тёмной воды в глазах. В. Лета полагаются ей от четырёх до семи лет. С. Предписывается принимать жеребцов, также и кобыл…». [2, л. 9].

Все принятые лошади с указанием примет, возраста и тавра должны были записываться в шнуровую книгу с печатью и подписью губернатора. Принятых лошадей предписывалось препровождать двумя партиями под конвоем рекрутов. Первая партия в 200 лошадей должна быть отправлена под предводительством командированного вятского чиновника. Со второй партией в 300 лошадей должен был идти поручик Кузнецов.

В пути предписывалось «наблюдать, чтобы препровождаемые вами лошади не были надорваны, разбиты или скорым принуждением к корму и воде не запалены». Корма лошадям полагалось «на всякие сутки по 15-ти фунтов сена и по 3 гарнца овса». На ночлег следовало останавливаться в деревнях и других населенных пунктах, а лошадей размещать в сараях и конюшнях у обывателей. Людям, присматривающим за лошадьми в сараях и конюшнях, категорически запрещалось курить трубки и использовать для освещения огонь без фонаря [3, л. 6].

Предписание А.С. Кологривова определяло правила отбора, освидетельствования и регистрации лошадей, порядок их содержания и препровождения. Этот документ, а также распоряжение А.И. Горчакова стали основными нормативными актами, на которые ориентировались в своей деятельности губернские власти Вятской губернии и командированные ремонтёры.

13 февраля1813 г. Вятское губернское правление, выслушав предложение губернатора о покупке строевых лошадей, постановило «вследствие предложения сего к должному и безотлагательному его исполнению… предписать всем Городничим и земским исправникам с тем, что если со стороны их замечена будет в исполнении того медленность или неточное исполнение, то виновные в том не избегнут строгого по законам взыскания, по исполнении же сего велеть им в самой скорости правлению рапортовать, о чём для сведения послать указы во все земские суды, городовые магистраты и ратуши…» [4, л. 11]. Осознание трудности исполнения поставленной задачи обусловило довольно жёсткую форму постановления с целью активизации деятельности на местах.

При этом было составлено расписание, в каких городах и уездах, исходя из числа жителей, платящих подати (за исключением мастеровых и дворовых людей), сколько следовало купить лошадей. Раскладка была такой:

В Вятке с 1 979 душ – 2 лошади;

В Вятском уезде с 53 072 душ – 49 лошадей;

В Слободском и Кае с 1666 душ – 2 лошади;

В Слободском уезде с 44 451 души – 41 лошадь;

В Глазовском уезде с 58 063 душ – 54 лошади;

В Нолинске с 541 души – 1 лошадь;

В Нолинском уезде с 59 860 душ – 55 лошадей;

В Малмыже с 632 душ – 1 лошадь;

В Уржумском уезде с 55 265 душ – 51 лошадь;

В Елабуге с 548 душ – 1 лошадь;

В Елабужском уезде с 39 506 душ – 36 лошадей;

В Сарапуле с 1 509 душ – 2 лошади;

В Сарапульском уезде с 32 881 души – 30 лошадей;

В Орловском уезде с 58 230 душ – 54 лошади;

В Котельническом уезде с 47 225 душ – 44 лошади;

В Яранском уезде и Царёвосанчурске с 36 343 душ – 33 лошади;

С удельных крестьян в разных уездах общей численностью 47 751 человек – 44 лошади.

Итого – 500 лошадей [5, л. 2-3].

На покупку лошадей от генерала от кавалерии А.С. Кологривова в Вятку было прислано сначала 25 тысяч руб. с поручиком Кузнецовым, а затем, 3 марта1813 г. по почте выслано еще 17 500 руб. [1, л. 89, 112]. Однако присланных денег оказалось недостаточно. Лошади в Вятской губернии преобладали коренастые и низкорослые, редкая достигала ростом двух аршин. За лошадь нужных параметров приходилось платить по 200 – 300 руб., так как их хозяева устанавливали высокую цену. За 500 лошадей было заплачено 125 131 руб. 89 коп. А.С. Кологривовым же было прислано 42 500 руб., из расчёта по 85 руб. за лошадь.

Недостающая сумма была собрана с состоящих по 6-й ревизии в Вятской губернии 545 343 поселян (по 15 коп. с души):

По Вятскому уезду – 8 458 руб.  60 коп.;

По Слободскому уезду – 11 065 руб. 24 коп.;

По Орловскому уезду – 6 417 руб. 12 коп.;

По Котельническому уезду – 11 618 руб. 44 коп.;

По Яранскому уезду – 8 660 руб. 8 коп.;

По Нолинскому уезду – 8 291 руб. 36 коп.;

По Уржумскому уезду – 6 307 руб. 27 коп.;

По Елабужскому уезду – 5 329 руб.  13 коп.;

По Сарапульскому уезду – 6 977 руб. 7 коп.;

По Глазовскому уезду – 9 507 руб. 52 коп.

Всего – 82 691 руб. 89 коп. [6, л. 48-49].

Таким образом, вятские губернские власти в сложных условиях нехватки в Вятской губернии лошадей нужных параметров, их дороговизны и недостаточности выделенных центром на их покупку средств решили поставленную перед ними задачу за счёт проведения налогового сбора.

16 марта1813 г. из Вятки была отправлена партия из 132 лошадей в сопровождении 28 рекрутов 84-го набора под предводительством дворянского заседателя Лукина. На содержание лошадей в пути ему было выдано 5 000 руб. 29 марта отправилась вторая партия, состоящая из 170 лошадей в сопровождении 1 унтер-офицера, 2 гусар, 40 рекрутов под предводительством поручика Кузнецова. На содержание лошадей ему было выдано 5 500 руб. 25 мая из Вятки вышла третья партия, состоящая из 176 лошадей в сопровождении 50 рекрутов под предводительством дворянского заседателя Бургарта. На содержание лошадей ему было выдано 6 662 руб. 32 коп. [7, л. 3-5].

Тракт, по которому двигались конвои из Вятки в Могилёв, где к тому времени располагалась ставка генерала от кавалерии А.С. Кологривова, проходил через Вятскую, Вологодскую, Костромскую, Ярославскую, Владимирскую, Московскую, Смоленскую и Могилёвскую губернии. В пути не обошлось без происшествий. Так, в рапорте вятскому губернатору от 11 апреля1813 г. дворянский заседатель Лукин сообщал, что в Костромской губернии на марше через две версты от города Кадый, когда партия шла по дороге через лес, из леса неожиданно показались крестьяне. Лошади испугались их и бросились бежать вперёд по дороге. Из табуна в 132 лошади бежало 86. В погоню за ними был отправлен отряд под командованием унтер-офицера Матвеева. Лошади мчались по дороге 16 верст. У деревни Котловой они свернули в поле, по которому бежали с версту. Затем они бросились в лес и скакали по тропинке 12 верст. Затем переправились вплавь через реку и остановились на другом берегу. При этом двух лошадей на месте не оказалось. Их поиск был поручен макарьевскому сельскому заседателю Кондратьеву, который направил для розыска обывателей [1, л. 317-318]. В итоге лошади всё-таки были найдены и переданы в партию поручика Кузнецова.

На этом неприятности не закончились. В письме вятскому губернатору от 7 июня1813 г. смоленский губернатор Аш сообщал:

«Борисоглебского драгунского полка порутчик Кузнецов и Вятского Земского суда Дворянский заседатель Лукин, следующие из г. Вятки в Могилёв с 297 кавалерийскими лошадьми и 68 человеками конвоя, с вступлением в Смоленскую Губернию издержали все деньги, на содержание сих лошадей им отпущенные.

Я в том уважении, чтоб не остановить дальнейшее следование означенных лошадей и не меньше, чтоб не подвергнуть их изнурению по неимению фуража, предложил здешней казённой палате истребовать от чиновников сих книги на отпущенные им деньги, счесть оныя и выдать в заимообраз по 2 тысячи рублей каждому из них, так как не меньше 4 тысяч рублей по их исчислению до места следования нужно.

Извещая о сем ваше превосходительство, я покорнейше прошу о возврате ко мне сих четырёх тысяч рублей в незамедлительном времени» [1, л. 447].

Денег, выданных на содержание лошадей в пути, не хватило из-за дороговизны фуража. С этой же проблемой столкнулся и дворянский заседатель Бургарт. В рапорте вятскому губернатору от 3 июля1813 г. из Костромы он сообщал: «… Чрезвычайная дороговизна в фураже, овёс почти всю дорогу платил я по восьми рублей, а сено в иных местах 90 коп. пуд. И поэтому едва лишь может достать до Ярославля отпущенной Вашим Превосходительством суммы» [1, л. 460]. Непредсказуемая динамика роста цен в условиях военного времени не позволяла правильно определить сумму затрат на проведение мероприятия по доставке лошадей.

Не удалось партии дворянского заседателя Бургарта пройти без происшествий через костромские леса. По его сообщению, «… в Костромской губернии в Ветлужском уезде на двух станциях дорогой от чего-то пугались лошади и два раза весь табун вырывался, но к щастию моему только четыре лошади пропали. И не могли никак отыскать по причине больших лесов. Однако сия потеря мною заменена другими лошадьми, которых я отыскал дорогой в деревне и не так дорого купил…» [1, л. 459].

В Могилёвской губернии объединённые партии Лукина и Кузнецова получили предписание идти в Слоним, а затем в местечко Лагишин, в расположение 3-го корпуса князя Горчакова, куда и поступили лошади. 2 сентября в Могилев прибыла партия Бургарта. Приведенные дворянским заседателем Бургартом лошади были отправлены в местечко Владаву и освидетельствованы ротмистром Керстичем, штабс-ротмистром Комаровичем и корнетом Милашевичем. Годными к кавалерийской службе были признаны 116 лошадей. 51 лошадь забраковали, в том числе 47 за малый рост, 2 за старость, 1 за рану на спине, 1 за слабость на передние ноги. По распоряжению А.С. Кологривова забракованные лошади были проданы на публичном торге [1, л. 473]. Значительная часть присланных из Вятской губернии лошадей всё же оказалась непригодна для гусарских и уланских полков в основном по причине малого роста. В то же время следует отметить, что, несмотря на многочисленные трудности, ремонтёры и командированные чиновники Вятской губернии успешно провели мероприятие по доставке лошадей к месту назначения.

 


Библиографический список
  1. Государственный архив Кировской области  (ГАКО). Ф. 582. Оп. 46. Д. 25.
  2. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 409.
  3. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 410.
  4. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 413.
  5. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 412.
  6. ГАКО. Ф. 582. Оп. 46. Д. 27.
  7. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 419.


Все статьи автора «Цеглеев Эдуард Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: