УДК 94:351.74(571.12)

КРАСНЫЙ БАНДИТИЗМ И СОВЕТСКАЯ МИЛИЦИЯ В АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТАХ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Фирсов Иван Федорович
Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России
кандидат исторических наук, доцент, кафедра философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД

Аннотация
Представленная подборка архивных документов Тюменского Областного Центра документации новейшей истории освещает некоторые аспекты деятельности руководства Тюменской губернии по борьбе с проявлениями красного бандитизма в органах милиции в годы становления советской власти.

Ключевые слова: военный коммунизм, Гражданская война, красный бандитизм, политбюро, правоохранительные органы, советская милиция, Тюменская губерния


RED BANDITRY AND THE SOVIET POLICE IN THE ARCHIVAL DOCUMENTS OF THE TYUMEN REGION

Firsov Ivan Fedorovich
Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation
Candidate of History Sciences, associate professor of the chair of philosophy, foreign languages and humanitarian training of law enforcement officers

Abstract
Presented a selection of archival documents of the Tyumen Regional Center records the recent history highlights some aspects of the management of the Tyumen province to combat manifestations of red banditry at the police in the formative years of the Soviet regime.

Keywords: civil war, law enforcement, military communism, red banditry, the Politburo, the Soviet police, Tyumen province


Библиографическая ссылка на статью:
Фирсов И.Ф. Красный бандитизм и советская милиция в архивных документах Тюменской области // История и археология. 2015. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/06/2229 (дата обращения: 30.09.2017).

В годы гражданской войны Советское государство осуществляло особую экономическую политику, состоявшую из системы чрезвычайных мер и известную под названием политики военного коммунизма. В сельском хозяйстве была введена продразверстка, методы проведения которой привели к тому, что в Тюменской губернии в конце января 1921 г. вспыхнул один из крупнейших антикоммунистических мятежей, для подавления которого были привлечены регулярные войска.

Жесткое отношение к повстанцам воинских частей, с одной стороны, и относительно лояльное отношение к ним со стороны местных властей, надеявшихся на мирное урегулирование конфликта между властью и  крестьянскими массами, способствовали возникновению в губернии осенью 1921 г. явления, которое уже в те времена получило характерное наименование «красный бандитизм».

Красный бандитизм – террор в отношении имущих слоев деревни – был ни чем иным, как стихийным изживанием классовых противоречий. В годы военного коммунизма борьба беднейшего крестьянства с кулачеством  имела организованный характер и проходила под руководством партийных ячеек, органов милиции и ЧК, беднота входила в продотряды[1], с помощью комбедов[2] проводила разверстки, реквизиции и конфискации. В период НЭПа борьба бедноты с кулаками стала протекать уже вне организационного влияния партии и, проходя в изменившейся политической обстановке, приобрела все черты бандитизма [1, л.143].

В Тюменской губернии красный бандитизм проявился наиболее ярко в период подавления крестьянского восстания, которое послужило воинским частям поводом к применению террора по отношению к крестьянам, подозреваемым в причастности к мятежу. В какой-то степени провоцировала возникновение красного бандитизма и политика губкома[3], объявившего двухнедельник добровольной явки мятежников. Уездные управления милиции выпускали не только арестованных рядовых мятежников, но и их командиров, часть из них, перейдя на легальное  положение, продолжала свою подрывную деятельность, часть затем снова возвращалась в отряды. Поэтому не вызывали удивления случаи, когда пострадавшие от восставших коммунисты из мести убивали добровольно сдавшихся в двухнедельник  повстанцев.

Еще одной характерной чертой того времени стало такое явление как самосуды. Местное население, озлобленное действиями бандитов и воров и не видя со стороны администрации и советских органов содействия, встало на путь самостоятельной борьбы с ними. Имели место случаи, когда в самосудах принимали участие и сотрудники милиции. Так, начальник 4-го района тобольской уездной милиции Песков собственноручно расстрелял троих воров и настоял на принятии общественного приговора «об уничтожении воров». Население стало в широких размерах проводить самосуды, без суда было расстреляно 15 воров. В результате Песков был убит продработником[4] Копыловым, пытавшимся пресечь незаконную деятельность сотрудника милиции [4, л. 69 об.; 4, л. 83 об.].

Губернское управление милиции предприняло ряд мер по пресечению противозаконных действий своих сотрудников. Так, во второй половине 1922 г. в губернский ревтрибунал поступил целый ряд дел по обвинению сотрудников милиции и ЧК в преступлениях, имевших все признаки красного бандитизма – расстрелах, мародерстве, грабеже имущества кулаков и в других незаконных действиях, направленных против зажиточных крестьян. Были предъявлены обвинения целому ряду ответственных работников губернского уголовного розыска. Им инкриминировались самые серьезные преступления: ничем не вызванный и неоправданный расстрел арестованных, взяточничество, хищение вещественных доказательств, пьянство совместно с преступниками и т.д. [6, с.58].

Предлагаемые документы публикуются впервые и дают представление о предпосылках и причинах возникновения красного бандитизма в Тюменской губернии, а также о деятельности губернского руководства по преодолению этого опасного явления.

В тексте документов сохранены стиль и орфография авторов. Пунктуация дается по правилам современного русского языка.

 

№1

Циркулярное письмо ВЧК по Сибири о предпосылках красного бандитизма в некоторых сибирских губерниях (март 1921 г.)[5] [1, л.143]

Циркулярное письмо №6

Еще о красном терроре и красном бандитизме.

В предыдущем письме №5 в достаточной степени выявлена классовая природа красного террора и красного бандитизма, а именно наличие в сибирской деревне двух значительных слоев – кулаков и бедноты. Наличие в сибирской деревне бедноты, живущей в предыдущий период за счет внутреннего перераспределения, приводит к тому, что беднота не приемлет нового курса Советской политики и продолжает производить это перераспределение, а именно реквизиции, конфискации и т.п. (явление, которое можно назвать экономическим бандитизмом).

Экономический бандитизм и политический бандитизм – террор в отношении имущих слоев деревни – есть ни что иное, как стихийное изживание классовых противоречий деревни, причем бедняцкие комячейки и волисполкомы неизбежно превращаются в своего рода комбеды. В предыдущий период борьба бедноты с кулачеством проходила организованно и под нашим руководством, а именно, беднота входила в продотряды, с помощью комячеек проводилась разверстка, реквизиции, конфискации и т.д.

[…] В новый период борьба бедноты с кулаком протекает уже вне нашего организационного влияния и, проходя в изменившейся политической обстановке, срывает нашу экономическую политику, приобретает все черты бандитизма.

Поэтому изжить красный бандитизм в Сибири мы можем двумя способами: усилением политической работы, главным образом в низах, в деревне, и хозяйственным путем, а именно: необходимо скорее поставить бедноту на хозяйственные рельсы, т.е. изжить классовые противоречия в деревне в процессе хозяйственного строительства в Сибири.

Материалы о красном терроре и красном бандитизме:

[…] Томская губерния. Район Кузнецкого бассейна. Нащупана организация среди милиции, состоящая главным образом из партизан, ставящая себе задачей борьбу с кулачеством. Эта организация связана с бандитом Новоселовым.

[…] Мариинский уезд. В политбюро все арестованные кулацкие элементы и контрреволюционеры были удавлены.

Красноярская губерния Минусинский уезд. Крестьянами убито 9 спецов Земотдела. Политбюро, милиция, секретарь Укома[6] и начальник гарнизона арестовывают зажиточных крестьян и расстреливают.

В Тюменской губернии природа имеющегося там бандитизма еще не выяснена. Помимо указанных фактов, как общее правило, начало замечаться следующее: арестованные, освобожденные ЧК, на местах убиваются. Арестованных редко доводят до места, по дороге «при попытке бежать» расстреливают. Такие примеры в каждой губернии. Наиболее сильно это явление сказывается в Алтайской, Красноярской, Томской и Новониколаевской губерниях. Устанавливается, что проводниками красного террора на местах являются политбюро и милиция.

В заключение необходимо указать, что Сибирь находится в первой стадии развития красного бандитизма и красного террора, посему ни законченных лозунгов, ни определенной программы у сибирской бедноты еще нет. Есть все основания предполагать, что это явление усилится с проведением продналога, а также приток из голодных губерний в Сибирь разоренного крестьянства может усилить красный террор и красный бандитизм.

Серьезность для Сибири красного террора и бандитизма признает и Сиббюро ЦК партии, почему этот вопрос им поставлен на обсуждение среди ответственных работников Сибирской Партконференции.

Представитель ВЧК по Сибири  Павлуновский.

С подлинным верно: Секретарь Губчека /подпись/

                                                                                  Копия. Машинопись.

 

№2

Протокол №64 заседания Ишимского укома РКП(б) 20 декабря 1921 г. о случаях красного бандитизма в Ишимском уезде [2, л. 170]

 

Повестка дня:

3. Доклад политбюро.

[…] Отпущенные политбюро преступники исчезают, на местах их убивают только по инициативе исполкомов, партийной организации и милиции. Этим срывают работу политбюро. […] На местах проявляется террор, репрессии к добровольно явившимся, убийства из-за личных счетов[…]. Явка бандитов прекратилась, стало заметно недовольство крестьян. По проверенным сведениям есть 20 случаев самовольных расстрелов в Голышмановской волости, 15 – в Успенской и 5  по непроверенным, в Ларихинской волости – 25, в Бердюжской и Уктузской – 10.

Постановили: Строго преследовать случаи самочинств. Поручить политбюро установить и разграничить работу милиции и политбюро.

Отв. секретарь укома Тарсин.

Члены: /подпись/

Копия. Машинопись.

 

№3.

Протокол №4 совещания ответственных работников Ишимского уезда от 19 апреля 1922 года о борьбе с красным бандитизмом [3, л. 67]

 

Присутствуют: секретарь укома Лебедев, члены президиума укома Гордеев и Скутин, председатель убюста[7] Иглин, начмилиции Буров, зав. наробразом Тарсин, комиссар 505 полка Чернышев.

Повестка дня: 1) О красном бандитизме и борьбе с ним.

Слушали: т. Лебедев докладывает, что везде начинают развиваться признаки красного бандитизма, как со стороны ответственных членов партии, так и со стороны агентов Советской власти – милиции и других судебных органов. Кроме того, начинают широко развиваться грабежи и разбои. Кроме того, нужно отметить, что представители судебных органов, милиции и убюста никак не могут наладить контактную работу между собой по борьбе с этими явлениями. В заключении т. Лебедев рекомендует совместно предпринять меры для борьбы.

Начмилиции говорит, что им принимаются меры к оздоровлению состава милиции на местах, принимаются меры так же и в том, что должна делать милиция по борьбе с этим злом.

Т. Тарсин говорит, что борьбу с красным бандитизмом нужно повести не только при посредстве судебных органов, но и главным образом с партийной стороны. В тех случаях, когда коммунисты замешаны в уголовных проступках, к ним нужно применять самые решительные меры в обычном судебном порядке.

Т. Гордеев подтверждает все вышесказанное, добавляя, что судебные органы слабо реагируют на факты преступлений.

Т. Лебедев зачитывает циркуляр ЦК партии за №202.

Постановили: сделать к этому циркуляру вводную часть, вполне понятную, и разослать таковую по организациям: нарследователям, нарсудьям, райначмилициям, волмилициям, волисполкомам и сельсоветам, за подписями укома, уисполкома, убюста, умилиции и рабкрина[8]. Предложение принимается.

В области же борьбы непосредственно с красным бандитизмом, творимым партийцами, принять меры, разработать для этого ряд мер.

Отв. секретарь укома Лебедев

С подлинным верно:

Управделами /подпись/.

Машинопись. Копия.

 

 

№4

Телеграмма заместителя начальника губернского отдела ГПУ полномочному представителю ВЧК по Сибири о проявлениях красного бандитизма в Тобольском уезде (июль 1922 г.)[9] [4, л. 69 об.]

 

Москва, информотдел Госполитуправления, копия Новониколаевск ПИГП Сибири Павлуновскому

Секретно по прямому проводу через дежурного политкома телеграфа, передать 13 часов 45 минут.

[…] Саургатской волости Тобуезда постановил гражданам, не являющимся на собрание, применять розги 30 шт. Воров, которых за первую кражу, пороть, вторичную – убивать. Ведется следствие. Казанский сельсовет Тобуезда избил за воровство четырех граждан до полусмерти, в числе избитых – отпущенный по болезни красноармеец. В Тобуезде продработником убит производивший в пьяном виде стрельбу по гражданам Песков, нач. милиции 4-го района. Песков расстрелял 15 человек  воров, не предавая суду. Дело передано нарсуд. Милиционеры Пановской, Саургатской волости занимаются воровством, часть арестована.

Зам. нач. губотдела ГПУ Ванд

Прединфтройки Недорезов /подпись/

Члены Исупов Виноградов /подпись/

Копия. Машинопись

 

 

№5

Телеграмма заместителя начальника губернского отдела ГПУ полномочному представителю ВЧК по Сибири [5, л. 83 об.]

Сов. секретно

Почто-телеграмма

Госсводка Тюменской губернии за время с 23 июля по 28 июля 1922 г.

Общее собрание Червишевского сельобщества постановило: в виду развития краж лошадей, скота, которые в корне подрывают хозяйство, воров за крупные кражи лошадей, скота, хлеба, продуктов, имущества стирать с лица земли на месте преступления, за мелкие – передавать суду ревтрибунала. Выездной сессией губревтрибунала завпродконторой села Черное Тобуезда Копылов за убийство пьяного начмилиции 5 района Пескова осужден к двум годам заключения.

Зам. нач. губотдела ГПУ Ванд /подпись/

Прединфтройки Недорезов /подпись/

Члены Исупов Виноградов /подпись/

Копия. Машинопись

 

 


[1] в период военного коммунизма вооруженный отряд, участвовавший в сборе продразверстки

[2] комитет бедноты – орган советской власти в сельской местности в годы военного коммунизма

[3] губернский комитет (партии)

[4] член продотряда

[5] точную дату документа установить не удалось

[6] уездный комитет партии

[7] уездное бюро юстиции

[8] рабоче-крестьянская инспекция (РКИ) – система органов власти, занимавшаяся вопросами государственного контроля

[9] точную дату документа установить не удалось


Библиографический список
  1. ТОЦДНИ. Ф.1. Оп.1. Д. 276
  2. ТОЦДНИ. Ф.1. Оп.1. Д. 394
  3. ТОЦДНИ. Ф.1. Оп.1. Д. 393
  4. ТОЦДНИ. Ф.1. Оп.1. Д. 429
  5. ТОЦДНИ. Ф.1. Оп.1. Д. 429
  6. Отчет Совету труда и обороны на 1-ое октября 1922 года. Тюмень, 1922.


Все статьи автора «Фирсов Иван Федорович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: