УДК 343.7

ШОПЛИФТИНГ: НОВЫЕ АСПЕКТЫ СТАРОГО ВОРОВСТВА

Савицкий Алексей Александрович
Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук

Аннотация
Данная статья посвящена шоплифтингу - воровству в крупных магазинах. Уделяется внимание мировоззрению шоплифтеров, условиям, благоприятствующим распространению воровства в крупных магазинах и отношению к частной собственности в современной России.

Ключевые слова: воровство, жизненные ценности, российское общество, торговые сети, частная собственность, шоплифтинг


SHOPLIFTING: NEW ASPECTS OF AN OLD THEFT

Savitsky Alexey Aleksandrovich
Institute of Language, Literature and History of the Karelian Research Centre of the RAS

Abstract
This article focuses on shoplifting - stealing in department stores. Attention is paid to shoplifters outlook that is conducive to the spread of theft in department stores and respect for private property in Russia.

Библиографическая ссылка на статью:
Савицкий А.А. Шоплифтинг: новые аспекты старого воровства // История и археология. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/12/2430 (дата обращения: 30.04.2017).

Воровство – занятие, сопровождающее человечество с незапамятных времен. Осуждаемым деянием оно становится исключительно в контексте социальных отношений. В природе воровства как такового нет, как нет и представлений о собственности. Появление же собственности рождает и имущественные отношения, среди которых видное место занимают и имущественные преступления, единодушно осуждаемые любым социумом и, тем не менее, повсеместно распространенные. Уже тысячи лет как воровство влечет за собой наказание, строгость которого во многом определяется взглядами на жизнь в той местности, где они были пойманы.

В русском мире еще в эпоху феодализма воровство считалось одним из самых серьезных имущественных преступлений. Кража в Киевской Руси именовалась татьба, а вор – соответственно звался тать. Разные редакции Русской Правды предусматривают разные виды наказаний за кражи. Наиболее тяжкими видами татьбы считались: конокрадство, кража из закрытых помещений. Эти виды преступлений влекли за собой рабство и конфискацию имущества. Столь строгая мера наказания определялась исключительно высокой ценностью лошадей, использовавшихся как средство производства в сельском хозяйстве и как средство передвижения [1].

В Западной Европе, где в те времена наказания за совершенные правонарушения выносились в соответствии с нормами Салической правды, воровство также строго каралось. Уже с XIII века во Франции известным юристом Бомануаром делается одна из первых попыток классификации преступлений по их тяжести (тяжкие, средние и легкие). Кража классифицировалась как тяжкое преступление и сурово каралась [2].

С тех пор уголовное право прошло долгий путь эволюции и хищение чужого имущества неизменно попадало в разряд наказуемых деяний. Одним из важных сдерживающих факторов для потенциальных воров в нашей стране долгое время являлось чувство социального стыда, которое приходилось испытывать похитителю в случае его поимки. Такой человек мог даже подвергнуться изгнанию из общины, что означало, если и не риск для физического выживания, то падение в самый низ социальной лестницы. Это даже повлияло даже на круг представлений, бытовавший с давних времен в воровской среде. Одним из важных моментов в данной корпоративной этике был категорический запрет обворовывать своих.

В городских условиях данное ограничение, впрочем, легко преодолевается. Вокруг много собственности, принадлежащей отнюдь не своим. Да и с распадом общины круг своих существенно сужается. Времена суровых испытаний, выпавших нашему народу в годы Гражданской войны, экономических трудностей 1920-1930 годов, а также полные лишений годы Великой Отечественной войны и последующего за ней периода восстановления народного хозяйства отмечались ростом преступности в целом, незаконным посягательством на чужую собственность в особенности.

Однако, говорить о повсеместном, тем более повальном воровстве нет никаких оснований. Подавляющее большинство советских людей являлись исключительно законопослушными людьми. Среди причин, наряду со строгостью закона, общественная мораль тех лет, господствовавшее убеждения, что жизнь нужно прожить достойно, а значит честно. Счастье, успех являлись категориями коллективного, а не индивидуального бытия. Наилучшим образом могли реализовать себя в те годы люди, разделявшие именно эту систему ценностей. Несогласные же по понятным причинам не демонстрировали своего несогласия. Но они, безусловно, были. Период так называемого «застоя» дает тому многочисленные подтверждения.

В то время СССР уже не представляется многим как государство рабочих и крестьян, идейных борцов за коммунизм. Место светлого будущего среди ценностей занимают машина-квартира-дача. Позиция государства по отношению к несознательным элементам смягчается, теперь пропаганда главного врага усматривает за пределами страны, а на народ смотрит как на монолитную общность. Появляется и движение «несунов». «Несунов» принято считать общим местом советской культуры. Несуны проявляли необычайную изворотливость и изобретательность когда представлялась возможность что-то вынести через проходную [3].

Среди объяснений такого поведения нередко приводят дефицитность многих товаров. Однако часто выносили вещи, совсем бесполезные или малоприменимые в домашнем хозяйстве. Важным критерием похищаемой с родного предприятия вещи становилась ее малоприметность, дабы ее исчезновение не бросалось в глаза и не осложнило жизнь несуна последующим следствием, а если совсем не повезет, то и разоблачением с последующей ответственностью, меру которой определял УК республики, в которой проживал преступник [4].

В постсоветский период страна вошла с распространенным у населения убеждением, что кража у гражданина, например, соседа, знакомого или просто прохожего — это одно, а хищение общественной или государственной собственности — это совсем другое. Ко второму типу преступлений общественное мнение относилось значительно лояльнее, особенно когда масштабы хищения были незначительны.

Экономические трудности 1990-х годов стали благоприятной средой для распространения преступности, захлестнувшей страну. В центре противоправной деятельности находился вопрос передела собственности. Появившаяся частная собственность на средства производства повлекла за собой рост социального расслоения. У значительной части населения отношение к состоятельным согражданам неоднозначное.

Данные социологических замеров показывают, что на 2015 год среди качеств, приписываемых богатым людям лидируют целеустремленность, настойчивость, предприимчивость и активность. Также часто обеспеченные люди в глазах россиян предстают трудолюбивыми и умными. В сумме эти положительные характеристики набрали 45% от общего числа ответов на вопросы анкеты ФОМ. 13% считают богатых людей беспринципными, бессовестными, изворотливыми и наглыми. Еще 7% просто везучими и 6% видят финансовый успех результатом наличия нужных связей [5].

Появление шоплифтинга датируется 1940-ми годами. Термин шоплифтинг обозначает не что иное, как похищение товаров из магазинов. В англоязычных странах его еще именуют скидкой пяти пальцев (five-finger discount). Также к шоплифтингу относится обман магазина, заключающийся в перевешивании ценников с одних товаров за другие. Разумеется, в последнем случае разница оказывается в пользу нарушителя закона. Также к этому явлению относят использование товаров и продуктов в самом магазине без последующей оплаты. Чаще всего это относится к продуктам питания.

Изначально, еще на заре оформления шоплифтинга, представители панк движения, часть из которых примкнула к нему, воровство в магазинах трактовали еще и как протест против общества потребления, которое к тому времени уже сложилось на Западе. Черты данной идеологии сохраняются и по сей день, как на Западе, так и в России. Шоплифтеры нередко подчеркивают, что хищение производится ими не у конкретного человека, а у сетей, для которых данные убытки совсем не наносят урона, напротив, гипермаркеты принадлежат торговым сетям, олицетворяющим крупный капитал, и воровство, таким образом, приобретает элемент борьбы с олигархами, неправедно нажившими свои состояния.

Шоплифтеры делятся, как и спортсмены, на любителей и профессионалов. Первые похищают товары из магазинов с целью развлечения, получения острых ощущений. Вторые превращают воровство в постоянный заработок.

В странах Европы, США, Канаде и Австралии для шоплифтига существуют благоприятные условия. Там достаточное количество магазинов самообслуживания, где покупатель имеет доступ к товару, а также удобное для этой деятельности законодательство и правоприменительная практика. А именно более низкие штрафы за воровство из магазинов, по сравнению с другими видами хищений, и серьезные последствия за неправомерный арест, вынуждающие обвинять подозреваемого лишь в тех случаях, когда его вина бесспорна [6].

Статистика воровства в англоязычных странах впечатляет. В Великобритании за год в магазинах воруют на 1,5 миллиарда фунтов. Убытки, нанесенные торговым сетям ворами, возмещают добросовестные покупатели. Каждая семья Британии вынуждена переплачивать за товары около 150 фунтов.

Масштаб данного явления не дает правоохранительным структурам возможности игнорировать его. Британские ученые криминалисты приложили немало усилий для изучения социального и психологического облика вора, специализирующегося на магазинах. Установлено, что шоплифтер – это неприятный в общении мужчина, поведение которого порой выходит за рамки нормального. Недисциплинированный и неорганизованный человек. Как правило, это молодые экстраверты, которые характеризуются импульсивностью, активностью в жестах, общительностью и проявлением инициативы в ситуациях, не требующих высокой культуры.

«Согласно исследованию, проведенному в 2014 году агентством The Smart Cube и Эрни Дейлом, аналитиком предотвращения потерь в розничной торговле, объем финансовых потерь от воровства составил в России 6,648 млрд. долларов или 1,35 % от общего объема продаж. Основными источниками финансовых потерь российских операторов розничной торговли в равной степени являются хищения со стороны недобросовестных сотрудников (33,3 % от общей доли потерь) и кражи, осуществляемые посетителями (32,9 %). Мошенничество поставщиков и убытки от административных ошибок в меньшей степени влияют на общий объем потерь: 7,6 % и 26,1 % соответственно» [7].

Данные, полученные агентством The Smart Cube и Эрни Дейлом, свидетельствуют, что шоплифтеры далеко не единственный источник потерь торговых сетей. Главный урон наносят гипермаркетам их собственные недобросовестные сотрудники. Это, вероятно, дает повод оценить подбор персонала сетями как не самую сильную сторону их работы. Да и потери от административных ошибок составляют более четверти от общего числа убытков. В сумме потери больших магазинов, обусловленные неумелой или противозаконной деятельностью их собственных сотрудников составляют 59,4% от общего числа.

Шоплифтеры, как выясняется, не единственные и не главные воры в гипермаркетах. Впрочем, не стоит их недооценивать. В России с распространением торговых сетей кражи в магазинах приобретают больший размах, а с получением доступа большинства граждан к мировой паутине шоплифтеры начинают образовывать сообщества в социальных сетях для общения с «коллегами по цеху» и обменом опытом.

На форуме шоплифтеров [8] детально обсуждаются вопросы подготовки к краже. Новичку подробно расскажут про особенности хищения товаров с различной степенью защиты (наклейки, штрих-коды и т. д.). Посоветуют как вести себя в магазине, чтобы как можно меньше привлекать к себе внимания и не вызвать подозрений охраны, а также объяснят как изготовить сумку, вынося краденное в которой, похититель не рискует быть обнаруженным электронной рамкой на выходе из магазина.

Также обмениваются информацией о магазинах, не оснащенных камерами видеонаблюдения или теми, где камеры не работают, а висят просто для психологического эффекта. Уделяется внимание взаимоотношениям с охраной. В частности, в обобщенном виде перечисляются стереотипы поведения охранников и даются рекомендации как их можно использовать в своих интересах. Перечисляются права охранников в купе с советами как с ними общаться в случае, когда вор попался с поличным или просто подозревается в совершении хищения. Есть раздел с информацией о российском законодательстве, под действие статей которого рискуют попасть шоплифтеры. В наличии и раздел «Как завязать», где содержатся советы о психологии клептоманов и советы как распрощаться с этой пагубной привычкой. Последнее свидетельствует о здравой оценке своих действий хотя бы частью шоплифтеров и осознании необходимости поиска легального заработка.

Существуют в этой среде и своя мировоззренческая платформа. Так что как минимум часть магазинных воров вооружена идейно. Часть молодых шоплифтеров (впрочем все они отнюдь люди не старые) всерьез полагает себя поборниками справедливости и борцами с корпорациями. Именно поэтому и похищают товары из супермаркетов, принадлежащих крупным торговым сетям. «Меня вообще совесть не мучает, магазы на нас наживаются, махинации проводят, например с просроченным товаром, и я хочу нажиться на них» [9].

Красть из супермаркетов легче еще и потому, что хищение осуществляется не у конкретного человека, а у системы, которая, как представляется многим, всегда найдет способ компенсировать убытки. «Я студент. Одеваться хочется прилично, а бюджет не позволяет. Так то я, конечно, понимаю что брать чужое нехорошо и все такое..но с гипермаркетов не убудет я думаю..ну 300..ну максимум 500 рублей мелочь для них» [10].

Морально раскрепощает и убеждение, что урон, нанесенный магазину, не ляжет тяжелым грузом на плечи рядовых работников. Старожилы форума даже распространяют соответствующую информацию, дабы успокоить начинающих. «Магазин МВидео например… (Для тех, кого совесть мучает)
Средний расклад такой: в месяц допустимые потери 100000руб.
Все что больше «недостача» – вычитают из премии продавцов работающих в зале, или имеющих отношение к залу работников!
А премии 50-30% от общего заработка!!!
Вот-так!!!!»
[9].

Для некоторых посетителей форума не на последнем месте в их представлении о жизни стоит идея социальной справедливости. С позиций которой они склонны оценивать и свои поступки и состояние общества в целом. «Не кого совесть не мучает? У меня раз было, тарился в гипермаркете, уже набрал всего что хотел. Прохожу через отдел с конфетами, смотрю над прилавком наклонилась бабушка, в одной руке у нее 50р и корзинка, второй перебирает пакеты с пряниками, видимо ищет пачку поменьше. Тут у меня что то екнуло в груди, думаю вот бл… страна, поставить на колени всех пенсионеров. Бабушка старой советской закалки, она украсть то не может, скорее умрет дома от голода. На душе стало как то не по себе, подумал о своих родителях еще.. В общем в голове сразу родился пионерский план, я ее перехватил после выхода и отдал ей все что на тырил, она была в шоке. Мне сразу стало на душе легче, вот так…» [9].

Кто-то чувствует неловкость перед добросовестными покупателями, которые неизбежно покрывают убытки, нанесенные магазину шоплифтерами. Среди оправдательных рационализаций совет тем, кто не хочет переплачивать, сразу закупаться товаром на оптовых базах ибо только там без переплат.

Впрочем, сами россияне не склонны рассматривать правонарушения, подобные тем, что совершают шоплифтеры как серьезные преступления. Об этом свидетельствует данные опроса ФОМ, проведенного в 2005 году. «Результаты опроса, касающиеся отношения наших сограждан к мелким кражам, несколько обескураживают. Каждый пятый (21%) заявляет, что относится к таким кражам снисходительно, без особого осуждения. Каждый четвертый (26%) уверен, что подобное отношение свойственно большинству россиян. При этом, подчеркнем, в подавляющем большинстве случаев (это явственно следует из ответов на открытый вопрос ‘Что такое мелкая кража?’) речь ведется не о кражах в магазинах или на производстве – т.е. не о ситуациях, когда убытки несут те или иные безличные структуры, – а о кражах у рядовых членов общества: карманных, квартирных, автомобильных. Более того, каждый третий – 32% опрошенных – склонен утверждать, что бывают случаи, когда мелкие кражи личного имущества можно оправдать (молодежь, кстати, особенно часто проявляет готовность оправдывать такие кражи – 43%). Другим видам мелких краж – в магазинах или на рынках, а также кражам, совершаемым работниками на своих предприятиях, – респонденты находят оправдание реже (29% и 23% опрошенных сказали, что бывают случаи, когда соответствующие виды краж можно оправдать)» [11].

Как видим, даже кражи личного имущества частью нашего общества воспринимаются снисходительно. А хищения у безличных структур осуществлять еще легче, ведь отсутствует конкретная персона потерпевшего, перед которым может возникать чувство вины. Причиной такого отношения к мелким кражам во многом является специфическое отношение к частной собственности.

Долгое время в России существовал общинный уклад. Человек, стремящийся к стяжательству и наживе, осуждался обществом. В Советский период отношение к этим устремлением не изменилось, даже стало более непримиримым. Предпринимательская деятельность находилась под запретом, равно как и спекуляция, и валютные сделки. Крупных состояний советскому человеку иметь не полагалось, тем более владеть средствами производства. Появление частной собственности в постсоветский период породило ряд проблем не только правового, но и мировоззренческого порядка. Людям теперь приходилось встраиваться в новый социально-экономический ландшафт, ценности и главенствующие понятия которого долгое время считались если не враждебными, то, по крайней мере, носили ярко выраженный негативный оттенок.

К 2000 году, как свидетельствуют опросы общественного мнения, большинство россиян еще не вполне четко представляли себе кто такой собственник, а значит не могли полноценно и эффективно реализоваться в новых условиях, предполагавших взаимодействие между различными собственниками. В представлениях наших соотечественников собственником являются все, кто имеет хоть какую-то собственность. Распространен образ собственника как человека с развитым чувством хозяина ответственного и независимого. У многих участников опроса слово “собственник” ассоциируется лишь с высоким уровнем достатка и владением средствами производства. Себя такие респонденты к числу собственников зачастую не относят. Характерно для большинства настороженное или открыто враждебное отношение к «собственнику» респонденты связывают с существовавшей в 1990-е годы ситуацией. Их недовольство вызывает феномен «новорусского» обогащения, воспринимаемого как незаконное и социально несправедливое. Соответственно многие из них склонны делить собственников на “хороших” и “плохих”. В этом случае отчетливо угадывается отголосок специфически советских представлений о собственнике [12].

Подобный фон общественных настроений во многом благоприятен для рекрутирования из молодежной среды людей, склонных к имущественным преступлениям. Отметим, что многие из магазинных воров, обсуждая на форуме свою противоправную деятельность, оперировали идеями социальной справедливости и прилагали усилия, чтобы убедить «коллег по цеху» в том, что деятельность торговых сетей не справедлива, ориентирована исключительно на наживу. В общем, использовали идеи из арсенала конца 1990-начала 2000-х годов. Это свидетельствует о том, что как минимум у части общества отношение к частной собственности за минувшие годы не претерпело серьезных изменений, более того, стало принимать более конфронтационный характер.

Далеко не все завсегдатаи форума нуждаются в идеях самооправдательного характера. Немало тех, кто испытывает гордость за приобретенное мастерство и делится наработками с неопытными единомышленниками, подобно тому, как изобретатель или рационализатор внедряет свои достижения в производство. Или как старый мастер на производстве сетует о недостатке смекалки у молодежи, ставя в пример себя в их годы. «Если чел.имеет способность, элементарные вещи вкуривает самостоятельно.Многие, как впрочем и я в их числе, когда начинали, не то чтобы сайта, где все разжевано-пережовано до тошноты, не было. Очень немногие вкурили, как экранировать таг или снять его съемником. И додумались самостоятельно.
Сейчас все на тарелочке подано на сайтах, бери-не хочу…»
[13].

Кто-то из посетителей форума относится к воровству в магазинах как к веселому, будоражащему чувства времяпрепровождению. Их посты напоминают те, что охотники и рыболовы оставляют на своих форумах с описанием процесса отстрела дичи или ловли рыбы. Сопровождают записи фотографиями трофея. Обсуждают где что клюет и на какую наживку лучше ловить в конкретном водоеме.

«Вот сегодне скамуниздил Толстовку из спортМастера.
Скажите где можно без особого напряжения занимаца нашими темными делами.

ВСпортмастере
вАдидасе?
ну в таких в брендовых магазинах спорт одежды.
жду советов.»
[13].

Современное состояние российского общества во многом дает питательную среду, способствующую распространению и формированию жизненной позиции, оправдывающей хищения. Жизнь постсоветской России отмечена заметным ростом преступности, особенно молодежной, и, в первую очередь, такой ее разновидностью как воровство.

Отечественные педагоги и психологи среди причин, способствующих приобщению молодежи к противоправным деяниям отмечают: ослабление воспитательной функции школы, недостаточно эффективную работу по обеспечению занятости подростков, падение уровня жизни, сделавшего невозможным для многих молодых россиян законно удовлетворять свои материальные потребности. Как итог с 2009 по 2014 годы зафиксирован двукратный рост подобных преступлений [14].

Склонность к воровству определяется не только социальным окружением, хотя его роль и велика, но, главным образом, особенностями самого строения психики индивида. Попадавшиеся на воровстве неоднократно, и даже имеющие диагноз «клептомания», склонны воспринимать себя как значимую личность и заботиться о собственном самовыражении. При этом, демонстрируют беспомощность и ведомость в общении со значимыми для них людьми. Характерны для данной группы молодежи и чрезмерная сила влечения и жажда обладания вещами, соседствующая со стремлением к развлечениям [14].

Как видим, воровство является видом противоправной деятельности, склонность к которому проявляют отнюдь не все, а лишь люди с определенным типом характера. Однако, решающую роль в том станет или нет потенциальный похититель чужого имущества реальным преступником играет общество и его нравы, нормы поведения.

Ценности потребления, материального и имущественного превосходства, которые в постсоветский период заняли едва ли не центральное место в мировоззрении целых групп населения, сами по себе, конечно, не формируют условия для массового воровства. А вот в совокупности с отсутствием возможности реализовать высокие потребительские запросы, среди них часто и стремление к престижному потреблению, уже способны создать питательную среду для имущественных преступлений.

Появление и широкое распространение в нашей стране шоплифтинга или, проще говоря воровства в магазинах, явление закономерное. Это лишь следствие появления больших магазинов, где покупатель имеет прямой доступ к товару. Ведь воровство было распространено и ранее. Просто осуществлялось в других условиях и поэтому носило иные формы. Объединение шоплифтеров в сообщества также не уникально. Здесь прежде всего сказалось влияние интернета, прежде всего социальных сетей, позволившего людям создавать группы по интересам, сохраняя при этом анонимность.

Решающее же значение имеет само состояние общества, которое до сих пор сохраняет переходные черты от одного строя к другому. Мораль и нормы поведения, бывшие повсеместными в советскую эпоху, во многом не утратили своих позиций. Об этом свидетельствует потребность в самооправдании, выработке и усиленной подпитке особого взгляда на жизнь, облегчающего хищения в магазинах.

При этом, такие черты российского менталитета как стремление к справедливости и сочувствие к людям, оказавшимся в сложной ситуации не отвергаются и магазинными ворами. Вероятно, данный пласт преступного мира образован людьми, менее остальных склонных посягать на личность. Даже хищение осуществляются ими исключительно у обезличенных структур, образы которых часть из них вынуждена дополнительно демонизировать с целью снизить собственные моральные барьеры перед кражей.

Обращает внимание и доля искателей экстрима, влившихся в это движение. На воровство их толкает не крайняя нужда и не стремление к наживе, а нехватка острых ощущений. Это, вероятно, одно из следствий плохой организации досуга у учащихся и юношества. Отсутствие привычки реализовывать себя в спорте и общественной работе может со временем вылиться в склонность получать эмоционально значимый опыт в ходе противоправной деятельности.

С учетом развития торговых сетей и сохранения проблем в социальной сфере, порождающей противоправную деятельность, не сложно предположить, что шоплифтинг не исчезнет в ближайшем будущем. Напротив, с расширением торговых сетей, число краж в гипермаркетах увеличится. А с приходом сетей в провинциальные города, где существуют серьезные проблемы с занятостью населения, туда неизбежно придет и шоплифтинг.


Библиографический список
  1. Преступления и наказания в Русской правде. Электронный источник. Режим доступа: http://www.pravo-znanie.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/244-prestupleniya-i-nakazaniya-v-russkoj-pravde.html
  2. Всеобщая история государства и права. Под ред. К.И. Батыра. М. 1996. С. 175-176.
  3. Смоляк О. Советские несуны. Электронный источник. Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/2012/1/sovetskie-nesuny
  4. Демократия несунов. Электронный источник. Режим доступа: http://yablor.ru/blogs/demokratiya-nesunov/717872
  5. Богатство и богатые. Электронный источник. Режим доступа: http://fom.ru/TSennosti/12055
  6. Shoplifting. Электронный источник. Режим доступа: https://en.wikipedia.org/wiki/Shoplifting
  7. Кто он, магазинный вор? Электронный источник. Режим доступа: http://www.retail.ru/news/84699/
  8. http://www.shoplifteru.com/forum
  9. Моральная сторона шоплифтинга. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.shoplifteru.com/forum/showthread.php?t=15&page=2
  10. профи!дайте пожалуйста совет зеленому новичку!Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.shoplifteru.com/forum/showthread.php?t=361&page=2
  11. Мелкие кражи. Электронный ресурс. Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/cat/pow_terr/crim/dd053526
  12. Собственность и собственники. Электронный ресурс. Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/cat/power/pow_pec/pa0008
  13. Вопрос от новичка. Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.shoplifteru.com/forum/showthread.php?t=361&page=2
  14. Луговская Т.В., Соколова Е.В., Казакова Т.В. Психологические особенности подростков — воспитанников детского дома, склонных к воровству // Перспективы науки. 2014. №1 (52)


Все статьи автора «Савицкий Алексей Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: