УДК 930

КАТЫНЬ: ЛОЖЬ И ПРАВДА

Фостийчук Виктор Викторович1, Гавюк Михаил Никифорович2
1Мемориальный музей И.М.Поддубного муниципального бюджетного учреждения "Ейский историко-краеведческий музей им.В.В.Самсонова", старший научный сотрудник, кандидат политических наук, доцент
2, кандидат исторических наук, доцент, профессор Академии военных наук

Аннотация
В статье рассматривается история российско-польских отношений с ХI по ХХI век. В статье подчёркивает тот факт, что Катынские события в послевоенное время продолжают оставаться крайне острой темой российско-польских отношений, оказывая отрицательное влияние на проведение внешней политики органами государственной власти Польши в постсоветское время. В статье обосновывается необходимость восстановления исторической правды в деле о Катынском расстреле.

Ключевые слова: военнопленные, война, Геббельс, историческая правда, Катынь, Польша, российско-польские отношения, Россия


KATYN: LIES AND TRUTH

Fostiychuk Viktor Viktorovich1, Gavjuk Michael Nikiforovitch2
1Memorial Museum I.M.Poddubnogo municipal budget organization «Yeisk historical museum named V.V.Samsonova», Senior Researcher Officer, candidate of political science, associate professor
2, candidate of historical sciences, associate professor, professor of the Academy of Military Sciences

Abstract
The article examines the history of Russian-Polish relations with XI to XXI century. The article emphasizes the fact that the Katyn events after the war continued to be extremely hot topic of Russian-Polish relations, and have an adverse impact on the conduct of foreign policy by public authorities of Poland in the post-Soviet times. The necessity of historical truth in the case of the Katyn massacre.

Keywords: Goebbels, historical truth, Katyn, Poland, prisoner of war, Russia, Russian-Polish relations, war


Библиографическая ссылка на статью:
Фостийчук В.В., Гавюк М.Н. Катынь: ложь и правда // История и археология. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/09/1153 (дата обращения: 30.04.2017).

С конца 80-х гг. прошлого века в сознание польской, российской и мировой общественности внушается чувство непреходящей «исторической вины» России перед Польшей и её народом. За основу истории польско-российских отношений было взято состряпанное геббельсовской пропагандой весной 1943 г. «катынское дело». На его «подогрев» в духе требований Геббельса в Польше ежегодно выделялись десятки миллионов долларов. Благодаря такому мощному финансированию геббельсовская фальшивка пережила своё время. Катынское дело, по словам Й.Геббельса, записанным в дневник в апреле 1943 г., «идёт почти по программе» [1] и по сегодняшний день является мощным пропагандистским оружием в руках недругов России.

После трагических событий 2010 г. в Смоленске в Польше сразу же появляется лозунг: «За Качиньского – смерть русским». В июле 2011 г. Европейский суд признал приемлемым для рассмотрения иски к России по Катыни родственников расстрелянных поляков, требующих значительных денежных компенсаций. В итоге же 21 октября 2013 г. Большая Палата Европейского суда по правам человека огласила окончательное Постановление по делу «Яновец и другие против России», отклонив требования заявителей о справедливой компенсации [2].

Далеко небезупречные отношения России и Польши подтверждаются многочисленными историческими примерами, которые можно предъявить в качестве обвинений любой из двух сторон.

В основе многовекового геополитического противоборства между Польшей и Россией  набор таких классических проблем, как борьба за разнообразные ресурсы (территория, население, продовольствие, экономические и др. ресурсы), за высокий геополитический статус и, конечно же, за социокультурные ценности (религиозные, культурно-исторические и другие). Наиболее жёсткими формами проявлениями геополитического противоборства между двумя странами являлись и являются территориальные и конфессиональные противостояния.

Россия по инициативе Пруссии принимала участие в разделе Польши в XVIII в., подавляла восстания поляков в ХIХ в., ссылала их в Сибирь. В 20-х – 30-х гг. ХХ в. на территории Советской России проводились расстрелы поляков по суду, за совершённые ими тяжкие преступления против пленных красноармейцев и мирного населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Это касалось представителей спецслужб, разведчиков, диверсантов, террористов, контрабандистов, всех, кто вёл подрывную и вооружённую борьбу против советской власти. Массовые репрессии, политические преследования осуществлялись несудебными органами по отношению к полякам в период «Большого террора» в 1937-1938 гг.

С конца сентября 1939 г. и до начала Великой Отечественной войны было вскрыто и ликвидировано свыше 500 польских антисоветских подпольных групп и организаций, арестовано 15409 человек, установлен контроль над семью радиопередатчиками. Одна из таких организаций на территории  Западной Белоруссии располагала 84 станковыми и 87 ручными пулемётами, 2000 винтовок и более 8000 гранат [3, с.51,53].

Польша всегда занимала одно из ведущих мест в истории среди стран агрессоров против России. Претендуя на гегемонию на Востоке, она совершила многочисленные акты агрессии против России, продолжавшиеся на протяжении почти тысячи лет русско-польского противостояния.

В начале ХI в. Польша, во главе коалиционных европейских войск, совершила первое нашествие на Русь, вторглась в её пределы и захватила Киев. В XIV в., используя нашествие татаро-монголов на русские земли, подчинила своей власти Галицко-Волынское княжество (Юго-Западную Русь).

В начале XVII в. Польша совершила второе нашествие на Русь с целью ликвидировать её государственную самостоятельность и полностью подчинить себе. В те годы поляки дошли до Волги, заняли почти половину страны.

Во время мартовского восстания москвичей в 1611 г. поляки подожгли Москву, превратили её в сплошное пепелище, уничтожили десятки тысяч москвичей. Их жёны и дочери среди бела дня подвергались насилию. В начале июня 1611 г. поляки после 20-месячной осады захватили Смоленск, сожгли город, грабили, убивали мирных жителей. Гарнизон  Смоленска настолько истощил силы польского войска, что овладев городом, поляки не смогли двигаться на Москву. Польская интервенция нанесла большой ущёрб стране.

Русско-польская война 1654-1667 гг. велась за возврат отторгнутых от России смоленских и черниговских земель, Белоруссии, за воссоединение Украины с Россией. Война закончилась заключением в 1686 г. «Вечного мира» и установлением мирных отношений.

В начале XIХ в., питая иллюзорную надежду на восстановление Великой Польши, поляки выступили на стороне Наполеона в войне 1812 г. Созданная при помощи французов боеспособная польская армия вошла в состав «Великой армии» Бонапарта, как наиболее надежный иностранный контингент. Это было третье нашествие Польши на Русь. В своих воспоминаниях приближённый к императору Николаю I и активный участник наполеоновских войн генерал А.Х.Бенкендорф писал, что «поляки даже на глазах императора не скрывали своих надежд и желания нашей гибели. Ангельская доброта императора и невозмутимое спокойствие были единственным ответом на заносчивость этой нации, постоянно обманываемой мечтами и постоянно употребляющей во зло милосердие»[4]. Эти надежды и желания русофобские силы в Польше вынашивают на протяжении вот уже более двух веков.

Польское восстание 1830 г. началось с повсеместного истребления русских. Во всех костёлах призывали убивать русских без разбора. В Варшаве в пасхальную ночь целый батальон русской армии был захвачен врасплох в церкви на молитве без оружия и полностью вырезан. Тогда погибли 2265 солдат и офицеров [5].

Молодое польское государство, появившееся на свет в ноябре 1918 г., сразу проявило свою враждебность по отношению к России. 2 января 1919 г. в Варшаве была расстреляна миссия российского Красного Креста [6, с.17-18]. При помощи Антанты Польша начинает подготовку к войне с Россией. Польские политики рассчитывали на возможность неотразимого удара польской армии по обескровленной многими годами войны русской армии.  Свои захватнические намерения Польша сопровождала набором пропагандистских штампов об агрессивности большевиков. Многочисленные предложения молодого советского государства о заключении мирного договора и установлении дипломатических отношений под надуманными предлогами отклонялись.

Военные действия весной 1920 г. начала Польша, а не Советская Россия. Имея троекратное численное превосходство, польские войска вместе с армией Петлюры перешли в широкомасштабное наступление по всему Западному фронту от Припяти до Днестра. Это было четвёртое нашествие поляков на русские земли. В начале мая польские и петлюровские вояки захватили Киев. Вторжение союзных войск повсеместно сопровождалось жестокими и бесчеловечными репрессиями по отношению к мирному гражданскому населению.

В оккупированных районах Украины, Белоруссии и Литвы захватчики установили кровавые режимы, ополячивали и грабили мирное население, сжигали ни в чём не повинных людей. Православные храмы превращались в костёлы, закрывались национальные школы, запретили украинский и белорусский языки. Произошло до 800 восстаний местного населения на оккупированных Польшей землях. Все они были жестоко подавлены поляками с большими человеческими жертвами [7, с.39].

В концлагерях Пилсудского Стшалково, Тухолы, Пулавы и многих других пленных красноармейцев и солдат белой армии убивали эпидемиями тифа, холеры и дизентерии, голодом и холодом. Сколько всего погибло военнопленных доподлинно неизвестно. Существуют, однако, различные оценки, основанные на количестве советских военнопленных, вернувшихся из польского плена — их было 75 тыс. 699 человек [8]. Российский историк Михаил Мельтюхов оценивает число погибших пленных в 60 тысяч человек [9]. Смертность среди военнопленных достигала 50 человек в день [10, с.361], а уже в середине ноября 1920 г. она составила уже 70 человек в день [10, с.388]. Только в Тухольском концлагере за всё время его существования погибло 22 тыс. военнопленных Красной Армии [10, с.701]. Это была планомерная политика истребления русских с признаками геноцида. За эти преступления поляки до сих пор никакой вины за собой не чувствуют и называют их «русской пропагандой».

В период между двумя мировыми войнами со стороны Польши не раз громко раздавались угрозы уничтожить большевизм и Россию как государство. При этом, как признавал генерал Андерс, активный участник интервенции панской Польши против Советской России в 1919-1920 гг., никакой реальной угрозы со стороны СССР в отношении Польши не исходило. Варшава мечтала о реванше, когда большевистские азиаты будут загнаны в Тихий океан, а польский солдат пожмёт руку японскому. Польша была не прочь с Германией и Японией напасть на Россию, вместе с фашистами провести парад победоносных польско-германских войск на Красной площади в Москве. Маршал и национальный герой Польши Ю.Пилсудский, ответственный за массовое уничтожение русских, украинцев, белорусов и евреев, мечтал дойти до Москвы и на Кремлёвской стене написать «Говорить по-русски воспрещается!» [11]. Польша и сейчас вынашивает планы нападения на Россию, Украину, Белоруссию, подбирая себе достойных союзников. Гонористую польскую шляхту история ничему не научила.

В январе 1934 г. Польша первая, на 5 лет раньше СССР, заключила с фашистской Германией Договор о ненападении, текстуально полностью идентичный так называемому Пакту Молотова – Риббентропа (пакт Бека – Риббентропа). Примеру Польши последовали демократическая и цивилизованная Англия (пакт Хора – Риббентропа.1935 г.), а за ней так же – Франция (пакт Бонне – Риббентропа.1938 г.), а в июне 1939 г. – Латвия и Эстония (пакты Мунтерс – Риббентроп и Сельтер – Риббентроп).

В конце 1936 г. был заключён «Антикоминтерновский пакт» между Германией и Японией, к которому несколько позже присоединились Италия, Испания, Румыния, Венгрия, Дания, Финляндия, Хорватия, Словакия, Болгария, Китайская Республика (марионеточное государство, образованное Японской империей на оккупированной территории Китая) и Маньчжоу-го. Так оформился блок фашистских государств и их союзников, направленный против СССР.

Поляки в это время упорно отказывались видеть то, что полностью  отвечало их интересам. В середине августа 1939 г. министр иностранных дел Польши Ю.Бек, в кабинете которого висел портрет Гитлера, заявил, что «…у нас нет военного договора с СССР; мы не хотим его иметь…» [12].

18 декабря 1939 г. Польша с полным соблюдением всех формальностей, второй после Финляндии, объявила войну СССР. Поводом послужила передача Советским Союзом Литовской Республике исконно литовского города Вильно с областью.

При разработке плана нападения на Польшу в начале 1939 г. Гитлер принимал в расчёт откровенно антисоветскую довоенную политику польского правительства. Он и всё его окружение презирали и ненавидели поляков как нацию, что было закономерно для их расистской идеологии. В августе 1939 г., перед нападением на Польшу, Гитлер отдал приказ уничтожать без жалости всех женщин, мужчин и детей польской национальности.

За годы оккупации фашисты уничтожили более 6 млн., что составляло 22 процента населения Польши [7, с.68]. К выселению со своей родной земли было запланировано 95% генетически неполноценных поляков [13, с.130]. Советские войска не позволили фашистам стереть Польшу и польскую нацию с лица земли. Никакие другие силы в мире не смогли бы это сделать. Поляки, должно быть очень глупы, писал Черчилль в январе  1944 г., если не понимают, кто их спас и кто второй раз за первую половину ХХ века предоставляет им перспективу истинной свободы и независимости [14, с.83].

Более 600 тыс. советских воинов отдали свои жизни, спасая города и сёла Польши в сражениях с гитлеровцами и пали от рук польских «патриотов», от ударов в спину, из-за угла. Поэтому рассуждать о геноциде русских по отношению к полякам нет абсолютно никаких оснований. Нельзя же всерьёз считать выдуманный Геббельсом расстрел  четырёх тысяч польских военнослужащих в Катыни геноцидом польской нации и её элиты, которая вся в годы войны, как известно, находилась в Англии. Однако следует помнить и слова английского лорда Ф.Моэма о большой лжи.  Он подметил, что «большой лжи всегда присуща определённая сила правдоподобия, потому что широкие массы народа… в своём примитивном простодушии скорее готовы пасть жертвами большой лжи, нежели лжи маленькой, поскольку они сами часто лгут по мелочам, но устыдились бы прибегнуть к большой лжи» [15]. Это хорошо усвоил Геббельс и его последователи.

Во время трёхнедельной польско-германской войны 1939 г. имели место нападения польских войск на подразделения и части Красной Армии. Отражая эти нападения, она потеряла более тысячи своих бойцов. Польские войска, оказавшиеся в это время на территории Советского Союза, отказались воевать вместе с Красной Армией против общего врага и ушли летом 1942 г. в Иран. Во время нахождения в СССР они успевали  грабить наши города и сёла, бесчинствовали в них, занимались разбоем.

В годы Второй мировой войны в составе фашистского вермахта на советско-германском фронте воевало до полумиллиона польских добровольцев [16]. По сути это можно назвать пятым нашествием польского панства на Русь. Насильственной мобилизации поляков немцы не вели. В части СС поляки поступали добровольно, а в вермахт – выдавая себя за «германцев» или «полугерманцев». За четыре года войны Красная Армия взяла в плен 4 млн. военнослужащих вермахта и добровольцев 24-х национальностей Европы, воевавших в его составе. Поляки в этом списке занимают 7-е место (более 60 тыс. чел.), опередив итальянцев (около 49 тыс. чел.), как основного союзника Германии [13, с.211].

Убийство военнопленных осуждалось ещё в средние века. Однако до второй половины ХIХ в. в международном праве не было многосторонних соглашений, устанавливающих режим военного плена. Права пленных впервые приняты на международной конференции мира в Брюсселе1874 г. Они получили своё закрепление и дальнейшее развитие в постановлениях первой (1899) и второй (1907) Гаагской конференциях мира, первой (1929) и второй (1949) Женевской конференциях и являлись обязательными по отношению к пленным любой страны. В нарушение решений конференций массовое убийство пленных имело место во всех войнах конца ХIХ-ХХ вв.

Ход Первой и Второй мировых войн, других войн ХХ века, показывает, что воюющие государства грубо нарушали положения Конвенций о военнопленных. Фашистская Германия повинна в массовых убийствах советских военнопленных. О массовых убийствах японских военнопленных пишут в своих мемуарах американские генералы и адмиралы.

Надо отметить, что смертность немецких беженцев в польских лагерях в 1945-1946 гг. достигла 50%. В лагере Потулице в 1947-1949 гг. от голода, холода и издевательств со стороны польских охранников погибла половина заключённых. К концу войны в Польше проживало четыре млн. немцев. По оценкам Союза изгнанных немцев, потери немецкого населения в ходе изгнания из Польши составили около 3 млн. человек [17].

Согласно международным договорённостям страна, совершившая военные преступления, лишалась права предъявлять претензии к другой стороне за аналогичные преступления. После окончания войны о массовом уничтожении пленных в подавляющем большинстве случаев забывали.

История не знает ни одного примера, чтобы случай с уничтожением нескольких тысяч пленных много десятков лет лежал в основе внешней политики страны, рассматривался как одна из важнейших проблем, если не брать во внимание «катынское дело». Его начало заложил Й.Геббельс 13 апреля 1943 г. в своём заявлении о «страшной находке» преступлений «еврейских комиссаров НКВД» в Катынском лесу. Таким пропагандистским приёмом он стремился расколоть антигитлеровскую коалицию и выиграть войну.

Правительство Владислава Сикорского в Лондоне поддержало версию Геббельса, стало усердно её распространять, надеясь, что это поможет захватить власть в Варшаве и спровоцировать войну между СССР и его союзниками по антигитлеровской коалиции [14, с.83]. Оно поддержало предложение немцев направить в район Катыни созданную ими некую «Международную медицинскую комиссию» под эгидой Международного Красного Креста (МКК) из отобранных ими врачей – экспертов из 13 стран союзников, прогермански настроенных и оккупированных стран. С дальним прицелом в состав комиссии были включены пленные английские, американские и канадские офицеры. Против работы этой комиссии на территории подконтрольной немцам самым решительным образом выступил У.Черчилль. Умело были «подобраны свидетели». Фашисты были большими мастерами всевозможных провокаций.

Геббельс требовал от своих подчинённых, чтобы к моменту прибытия комиссии МКК в Катыни всё было подготовлено, в том числе и нужное фашистам медицинское заключение. Под давлением гитлеровцев и чтобы не повторить страшную судьбу польских офицеров, его подписало большинство членов международной комиссии.

Нашли смелость и не поддержали версию Геббельса члены комиссии доктор кафедры судебной медицины Софийского университета Марко Марков, чешский профессор судебной медицины Франтишек Гаек. Не поставили своей подписи под итоговым документом представители вишистской Франции профессор Кастедо и Испании – профессор Пига. После войны все члены международной комиссии судмедэкспертов отказались от своих заключений весны1943 г.

Не смогла прийти к однозначным выводам о причинах гибели польских офицеров Техническая комиссия Польского Красного Креста, работавшая в Катыни в специально «подготовленных» местах и под контролем немцев. Она обнаружила гильзы немецких патронов, использовавшихся при расстреле жертв в Катынском лесу. Й.Геббельс потребовал сохранить это в тайне, чтобы дело о Катыни не рухнуло.

После освобождения осенью 1943 г. войсками Красной Армии Смоленской земли, туда была направлена Специальная комиссия во главе с академиком Н.Бурденко. Комиссия установила факт расстрела фашистами польских офицеров под Катынью. В её составе работали представители народной Польши. В 1946 г. доклад комиссии представлен Нюрнбергскому трибуналу. Трибунал не возложил ответственность за эти преступления на СССР.

В конце 1945 г. ведущие польские специалисты судебной медицины профессора Ольбрихт и Сингилевич доказали, что пленных поляков под Катынью расстреляли немцы осенью 1941 г. Их выводы о причинах гибели поляков подтверждают показания немецких солдат, которые в августе и осенью 1941 г. расстреливали польских офицеров в Катынском лесу [18].

О расстреле пленных польских военнослужащих в Катыни немцами пишут в своих книгах «Катынский лес» и «Преступление против Европы» польские историк Р.Святек и писатель В.Краль, французский историк и исследователь Ален Деко в книге «Великие загадки ХХ века», чешский профессор Ф.Гаек в книге «Катынские доказательства». Ю.Мухин в своих литературных трудах «Катынский детектив» и «Антироссийская подлость» убедительно доказал, что «катынское дело» сфабриковано нацистами. Его точку зрения разделяют авторы книг «Тайна Катыни или злобный выстрел в Россию» В.Швед и «Славянский саркофаг» – В.Филатов. Видный английский писатель Александр Верт в известной всему миру монографии «Россия в войне 1941-1945» обращает внимание читателей на чисто немецкую технику убийства офицеров, которую они применяли в других местах массовых расстрелов людей.

В катынскую версию гибели польских офицеров не поверил президент США Ф.Рузвельт. Он заявил, что это дело рук немецких нацистов. Не поддержали её британское правительство и международный суд в Нюрнберге, несмотря на попытки нового президента США Г.Трумэна обвинить в этом Советский Союз. Началась «холодная война».

За годы оккупации Смоленщины фашистские захватчики произвели две зачистки местности. В августе-декабре 1941 г. спецподразделение «Айнзацгруппа» очистила Смоленск и его окрестности от врагов третьего рейха – большевиков, евреев и тех польских офицеров, которые в силу сложившихся обстоятельств оказались в тылу немецких войск. Перед уходом из Смоленска немцы расстреляли остальных случайно оставшихся в живых свидетелей катынской трагедии.

Убит при невыясненных обстоятельствах руководитель немецкой эксгумационной группы профессор, полковник Г.Бутц. Перед Нюрнбергским процессом был умерщвлён советский представитель Н.Д.Зоря, готовивший дело к рассмотрению трибуналом. В это время погибает и польский прокурор Р.Мартини, занимающийся свидетелями, способных подтвердить вину фашистов в расстреле польских офицеров. В Англии в графстве Соммерсет найден повешенный на дереве последний уцелевший советский «свидетель» И.Кривозерцев [19, с.207-208].

Главная военная прокуратура РФ не признала органы НКВД СССР виновными в уничтожении польских военнопленных под Катынью и никакого решения по этому вопросу не приняла. Конституционный суд страны отказался исследовать документы, представленные ему по событиям в Катыни в силу их несостоятельности. Тверской суд Москвы подтвердил, что польских офицеров в1941 г. расстреляли немцы. Списки большинства расстрелянных под Катынью офицеров составила Польша. Следует отметить, что идентифицированы они были ещё в 1943 г. во время работы комиссии Г.Бутца по личным документам, медицинским справкам, по воинским жетонам и другим свидетельствам.  В 1990-е гг. были опубликованы этапные списки на отправку польских военнопленных из лагерей в областные УНКВД, хранящиеся в фонде Российского государственного военного архива.

Расследование по «катынскому делу» по всем правилам, с неукоснительным соблюдением всех необходимых процедур, в наше время не проводилось. Не изучались и не переиздавались материалы комиссии Н.Бурденко. Не переиздавались книги Ф.Гаека и Р.Святека. Проигнорированы дневники Геббельса. Не была создана и новая международная комиссия по расследованию «катынского дела». Не проводились парламентские расследования в России. Принимать соответствующее постановление без документальных доказательств Государственная дума не была правомочна. Все материалы и вещественные доказательства, подвергающие критике версию Геббельса о расстреле поляков органами НКВД СССР, игнорируются и замалчиваются. Признаётся только одна немецко-польская версия.

В средствах массовой информации появились сведения о том, что члены группы Прокуратуры Российской Федерации, работавшие в 90-е гг. XX в. по выяснению обстоятельств «катынского дела», одновременно с его расследованием получали гранты, другие виды материального и морального поощрения с польской стороны [18].

Как известно, немецкие архивы по «катынскому делу» нацисты перед капитуляцией уничтожили вместе с вещественными доказательствами и «свидетелями». Уничтожили свои архивные документы и поляки. Долгое время архив Смоленска того времени находился в США, но в 2003 г. все дела, составляющие так называемый «Смоленский архив» были переданы США в Государственный архив новейшей истории Смоленской области и сейчас находятся в открытом доступе.  В Советском Союзе подлинные документы по Катыни были уничтожены в 50-е гг. прошлого столетия. Всё это создало самые благоприятные условия для любых фальсификаций и появления новых, только что найденных «документов». Об этом говорил с думской трибуны в ноябре 2010 г. бывший депутат Государственной думы В.Илюхин [18]. Эти «документы», неожиданно обнаруженные в начале смутных 90-х гг. прошлого века, изучены многими независимыми исследователями, патриотическими силами и представителями КПРФ. Их подлинность поставлена под сомнение. Не считаться с этим нельзя. Катынское дело не может быть закрыто.

Историческая правда по Катыни должна быть окончательно установлена, без сомнений признана всеми и утверждена в судебном порядке. Эта правда должна стать одной, одинаковой, как для Польши, так и для России. Ложь в отношениях между двумя странами должна уступить место исторической правде.


Библиографический список
  1. ГАРФ. Ф.1363. Оп.2,4. Д.27, 29.
  2. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Яновец и другие против России» («Янович и другие против России»; Janowiec and Others v. Russia, жалобы NN 55508/07 и 29520/09): Дело о расстреле поляков под Катынью в 1940-м году  [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://europeancourt.ru/2013/10/21/13655/
  3. Зданович А.А. Западный поход НКВД // Военно-исторический журнал.  2011. № 6.
  4. Записки Бенкендорфа. 1812 год. Отечественная война. 1813 год. Освобождение Нидерландов / Сост., прим. и сопровод. ст. П.Н. Грюнберга.  М.: Языки славянской культуры, 2001. [Электронный ресурс]. http://militera.lib.ru/memo/russian/benkendorf_ah/01.html.
  5. Осипов С. Звезда Суворова // Аргументы и факты. 2004. № 47.
  6. Документы внешней политики СССР. Т.2    ( 1 января 1919-30 июня 1920 г.). М.: Государственное издательство политической литературы, 1958.
  7. Илюхин В.И. «Катынское дело»: Проверка на русофобию. М.: Алгоритм, 2013.
  8. Кривошеев Г.Ф. Гриф секретности снят. Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., Воениздат, 1993.
  9. Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. М.: Вече, 2001. [Электронный ресурс]. http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/01.html.
  10. Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг. Сборник документов и материалов. М.; СПб.: Летний сад, 2004.
  11. Лещенко В. «На Москву!» и «На Варшаву!» или «Говорить по-русски воспрещается» // Независимое военное обозрение. 2010. № 34.
  12. Год кризиса. 1938-1939. Документы и материалы в двух томах. Составитель МИД СССР. 1990. Документ № 600.Телеграмма посла Франции в Польше Л. Ноэля министру иностранных дел Франции Ж. Бонне, 19 августа 1939 г.
  13. Мединский В. Война. Мифы. СССР. 1939-1945 гг. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2011.
  14. Бушин В. Злобный навет на Великую Победу. М.: «Эксмо»,  2010.
  15. Техника дезинформации и обмана. Под ред. Я.Н.Засурского. М.: «Мысль», 1978.
  16. Kaczmarek R. Polacy w Wehrmachcie. Kraków. Wydawnictwo Literackie. 2010.
  17. Сумлённый С. Изгнаны и убиты //Эксперт. 2008. №30.
  18. Новикова Л. Заградотряды  русофобов. В «Катынском деле» обнаружены фальшивки // Завтра. 2010. № 26.
  19. Мухин Ю. Суд над Сталиным. М.: Издательство «Яуза-пресс», 2010.


Все статьи автора «ViktorViktor»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: