УДК 338.43.02 (09)(476)

ИТОГИ АГРАРНЫХ РЕФОРМ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СОСТОЯНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ЗАПАДНОЙ БЕЛАРУСИ (1921-1939 ГГ.)

Гресь Сергей Михайлович
Гродненский государственный медицинский университет
доцент, кандидат исторических наук

Аннотация
Данная статья представляет собой анализ экономической ситуации в Западной Беларуси за период с 1921 по 1939 гг. Работа подводит итоги аграрных преобразований на территории Западной Беларуси. Исследование включает в себя общие сведения о проведении политики осадничества, парцелляции, комасации, ликвидации сервитутов проводившихся польским правительством. В работе использованы исторические источники и архивные данные.

Ключевые слова: аграрные реформы, Комасация, крестьяне., осадничество, помещики, сельское хозяйство., сервитуты, хуторизация


RESULTS OF AGRARIAN REFORMS AND THEIR IMPACT ON THE STATE OF AGRICULTURE IN WESTERN BELARUS (1921-1939.)

Gres Sergei Mikhailovich
Grodno State Medical University
Associate Professor, Ph.D.

Abstract
This article is an analysis of the economic situation in Western Belarus for the period from 1921 to 1939. Job sums up the agrarian reforms in Western Belarus. The study includes an overview of the implementation of policies association of allotments, farm, settler liquidation easements held by the Polish government. We used historical sources and archival data.

Библиографическая ссылка на статью:
Гресь С.М. Итоги аграрных реформ и их влияние на состояние сельского хозяйства Западной Беларуси (1921-1939 гг.) // История и археология. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/10/1227 (дата обращения: 30.04.2017).

Более 80% населения Западной Беларуси занималось сельским хозяйством. Крестьяне страдали от малоземелья, пережитков крепостничества (отработки, шарварки), тяжелых налогов, высоких цен на промышленные товары (спички, соль, керосин, табак) и низких цен на сельскохозяйственные продукты, задолженности банкам, самоуправства чиновников и полиции. На помещичье хозяйство в среднем приходилось около 500 га земли, на крестьянский двор – около 7 га; почти 55 тыс. хозяйств имели надел меньше чем 1 га. Аграрные преобразования на территории Западной Беларуси должны были ответить на вопрос: насколько способно воссозданное государство справиться своими силами с проблемами, которые встали перед ним в это время. Аграрные реформы были необходимы для ликвидации пережитков феодализма в сельском хозяйстве страны.

Особенностью аграрных реформ, проводимых в Западной Беларуси во время польской оккупации, было то, что они проводились в условиях господства земельной собственности помещиков. Захватив в 1919-1920 гг. территорию Западной Беларуси, польские власти ликвидировали начатые советской властью преобразования.

В середине 30-х годов в руках 5987 помещичьих имений находилось 2,9 млн. га земли (55,21 % всей земли) [1, с. 21]. Ведущее место среди них занимали латифундии, площадью от 2 до 10 тыс. га. В то же время 334132 крестьянских дворов владели только 1957692 га (36,65 % всей земли), из их 56 % имели земли меньше чем 5 га [1, с. 22]. Таким образом, проводимые польскими властями аграрные реформы не только не давали результатов, а во многих случаях и ухудшали положение простого крестьянства. Обеднение основной массы белорусского населения было вызвано еще и тем, что польские правительственные круги стремились ликвидировать белоруса как национальность. Поэтому основное количество земли отдавалась переселенцам из коренной Польши, или тем белорусам, которые придерживались католического вероисповедания. Безземельные и малоземельные крестьяне денежных средств не имели, поэтому не могли приобретать землю.

Политика осадничества в первой половине 20-ых годов предусматривала наделение землёй только участников советско-польской войны, прослуживших в армии не менее 4 месяцев. Среди населения Западной Беларуси таковых оказалось незначительное число. В результате надежды белорусов на получение земли так и остались надеждами. Обнищание местного населения приобрело угрожающие масштабы. Не находя работу в деревне, крестьяне вынуждены были уходить на работу в города, продавая свои небольшие наделы зажиточным сельчанам. Такое положение делало еще более сложной ситуацию в белорусской деревне. Земля концентрировалась в руках богатой верхушки и неспособность польского руководства разрешить данную ситуацию вызывала сопротивление среди крестьян. Только после майского 1926 г. переворота и начала периода «санации» (оздоровления экономики) Ю. Пилсудский уравнял в праве получения земли бесплатно крестьян-белорусов, которые воевали в польской армии.

Политика осадничества использовалась польскими властями для укрепления своего влияние на оккупированных землях Западной Беларуси. Колонисты должны были стать тем элементом польской политики, который сумеет провести на этих землях ряд преобразований, которые окончательно ликвидируют отличие этой территории от коренной Польши. Кроме того, польский военный колонист одновременно являлся и полицейским на своей территории. Об этом в своей книге «Abyśmy mogli wybaczyć» говорит и А. Томчик. «Военные колонисты, которые появились около Скиделя в районе Лериполя и Саволевки, были наделены огнестрельным оружием для защиты своих колоний, а также должны были помогать полицейским в поддержании порядка». Таким образом, автор хоть и косвенно автор подтверждает факт тесного сотрудничества военных осадников с полицией [2, с. 56].

Процесс насаждения осадничества был неравномерным. Если в первые послевоенные годы основное внимание уделялось распространению военных осадников, то по мере стабилизации экономической и политической обстановки в Речи Посполитой на первый план выдвигались гражданские. В результате проведения реформы на территории Западной Беларуси до декабря 1927 г. было поселено от 7,5 до 13 тысяч военных осадников [3, с. 162, 4, с. 11]. Общее же количество к сентябрю 1939 г. составило 18 932 человека гражданских осадников и свыше 15 тыс. военных [5, с. 112].

Частная парцелляция была использована помещиками для спекулятивной продажи земли. За межвоенный период они продали около 450 тыс. га, однако из-за высокой цены данной земли ее могли приобрести только купцы, предприниматели, чиновники, штатские колонисты. Крестьяне даже богатые могли купить только небольшие участки. После 30-х г. небольшие участки покупала и средняя прослойка крестьян. Однако преимущественное большинство простого населения, которое жило на этой земле, не могло ее приобрести. Цена 1 га земли варьировалась по цене от 600 до 700 злотых [6, с. 161-164]

В 1921-1926 гг. в Западной Беларуси ежегодно парцеллировалось до 25 тыс. га государственной земли и до 27 тыс. га по линии частной парцелляции. К 1934 г. распарцеллировано 597 тыс. га (20% площади крупной земельной собственности) [7, л. 154]. Такая аграрная реформа не удовлетворяла беднейшую часть крестьян, и они выступали против такого способа парцелляции.

Под прикрытием парцелляции помещики распродавали свои худшие земли по спекулятивно высоким ценам, недоступным для крестьянства. Такая частная парцелляция в народе называлась дикой. Налоговая политика правительства имела выразительно классовый характер. Колонисты платили за 1 га земли значительно меньше, чем малоземельные крестьяне. При взыскании налогов власти часто обращались к принудительным мерам. Широко практиковалась продажа имущества должников из молотка. Общая задолженность крестьян Виленского и Новогрудского воеводств по налогам на 1 января 1934 г. составляла 197,1 млн. злотых, или в среднем 460 злотых на одно крестьянское хозяйство. Только в течение 1934 г. в этих воеводствах было проведено 30,7 тыс. экзекуций, из которых 11,9 тыс. сопровождались принудительной конфискацией имущества в населения [7, л. 8; л. 2-3]

На начало 30-х годов в трех западнобелорусских воеводствах насчитывалось 88,3 тыс. сельскохозяйственных рабочих. Связанные тяжелыми условиями найма, они находились в полной зависимости от землевладельцев. Нередко продолжительность рабочего дня достигала более 14 часов. Сельскохозяйственные рабочие, потеряв работу, не подлежали регистрации как безработные и никакой помощи не получали. В итоге колониальной политики польских властей и господства помещиков и буржуазии уровень жизни рабочих Западной Беларуси был намного ниже, чем в центральных и западных районах Польши и, как отмечалась в одном с отчетов Брестской финансовой палаты, «ниже предвоенного, который никогда тут не был высоким» [8, л. 6]. Всего за 1921–1925 гг. на землях Западной Беларуси было подверглось парцелляции 127409 га государственных и 134815 га помещичьих и общественных земель [9, с. 104]. После государственного переворота Ю. Пилсудского, в мае 1926 г., процесс парцелляции был фактически прекращён.

Проведение комасации было призвано стабилизировать ситуацию с чересполосицей путём сведение в один надел более мелких участков. Проводилась комасация согласно закону 1923 г. «О ликвидации чересполосицы крестьянских земель» и 1926 г. «О парцелляции, комасации и колонизации». Законы обязывали помещиков, которые имели больше 60 га земли в районах крупных городов или 160 га и более в другой местности, продавать участки земли по 15 га в Польше и по 26 га в Западной Беларуси. При проведении комасации преследовалась цель – укрепление слоя зажиточных крестьян как опоры польского правительства. Расходы на комасацию (удержание межевщиков, оплата специальных налогов, переселение на хутора) целиком ложились на крестьян. Проведение комасации ускорилось в годы экономического кризиса 1929-30 гг. Как и вся аграрная реформа, комасация усиливала социальное разграничение западнобелорусской деревни. Итогом этой реформы должно было стать улучшение обработки почвы и повышение плодородия земель. Переселение на хутора было довольно сложным делом, а для беднейших хозяйств оно обычно заканчивалось экономической катастрофой. Только зажиточные крестьяне в итоге выходов на хутора и интенсификации хозяйства улучшили свое положение.

Еще одним направлением аграрных реформ польского правительства была ликвидация сервитутов. Сервитуты – это право пользования чужой собственностью, ограниченное в определенных отношениях [10, с. 292]. Данная реформа позиционировалась властями как очень выгодная для польского и белорусского крестьянства. Действительно ликвидация сервитутов содействовала уменьшению крестьянской чересполосицы, но одновременно они лишались права на выпасы животных. Продажа сервитутных угодий через банки вынуждала крестьян брать кредиты на покупку этих земель. Вместе с тем необходимо признать, что сервитуты в значительной степени тормозили развитие капиталистических отношений в деревне.

Казалось бы, реформа носит прогрессивный характер и должна помочь развитию сельского хозяйства. Однако случилась так, что её проведение вызвало недовольство среди основной массы сельского населения, так как реформа проводилась в пользу помещиков и зажиточной части населения. Наибольшие потери были среди крестьян-бедняков, потому что они не имели денег на приобретение в собственность сервитутных земель. Как следствие эта группа крестьян выступала за сохранение своих прав на сервитуты, или за передачу этих земель им в собственность. В результате проведения реформы в Западной Беларуси пострадало свыше 115,1 тыс. крестьянских хозяйств [11, с. 157]. Общая площадь ликвидируемых сервитутов составила не менее 1,5 млн. га земли, взамен крестьяне получили только 200 тыс. га [11, с. 157].

Аграрные реформы в Речи Посполитой межвоенного времени оказали серьёзное влияние на западнобелорусские земли. Они содействовали укреплению некоторой части крестьянских хозяйств, расселению крестьян на хутора и как следствие ведению хозяйства фермерским способом. Показатели производительности сельского хозяйства в 1930-ые г. значительно выросли: урожайность зерновых достигла уровня Франции, а по многим культурам превысила показатели фермеров США. Отсутствие радикальных преобразований в аграрном секторе Западной Беларуси способствовала сохранению в крестьянских семьях традиционного уклада, рабочей морали, национальной культуры и белорусского языка. Но перенаселенная деревня не имела оттока свободных рабочих рук в промышленно развитые регионы Западной Беларуси, т.к. таковых фактически не было, поэтому в поисках работы крестьяне часто эмигрировали во Францию, Канаду и США.

Однако, несмотря на такие положительные моменты, общие итоги аграрных преобразований для белорусского крестьянина были не столь радужны. Основная масса крестьян не смогла улучшить своего материального положения. Насаждение в Западной Беларуси польских осадников, которым государство оказывало покровительство, не давало возможности эффективно развиваться местному крестьянину. Фактически в течение всего периода оккупации польские официальные власти не доверяли здешнему населению.

При проведении аграрных реформ основное внимание уделялось необходимости соблюдения интересов имущих сословий, а простое крестьянство довольствовалось тем, что было не нужно помещикам. Даже если рассматривать национальный состав колонистов, поселенных на западнобелорусских землях, то можно заметить, что по своей национальности 94% из них являлись поляками, или записывались ими. Так же следует сказать, что практически все осадники расселённые на данной территории смогли постепенно улучшать своё экономическое положение. Причём часть из них действительно эффективно вела свои хозяйства, а часть улучшала своё положение за счёт льготных кредитов. Для основной массы крестьян такие кредитные условия были не доступны. Слабая рентабельность сельского хозяйства в Западной Беларуси вынуждала корректировать курс преобразований. Польское правительство видело выход из этого положения в политическом перевороте, который был осуществлен в мае 1926 г. Пришедший к власти, Ю. Пилсудский в первую очередь заверил крупных землевладельцев, что изменений в их правовом положении не произойдет, а продолжение реформирования будет осуществляться за счет земельного фонда государства. Такая постановка вопроса успокоила большую часть военных колонистов, ведь они рассчитывали на пополнение своих земельных наделов.

В итоге земельных реформ 1920-30-х г. (парцелляции, ликвидации сервитутов, комасации, осадничества) земельные владения помещиков были значительно уменьшены, однако они по-прежнему оставались хозяевами экономического положения в деревне. Реформы содействовали укреплению части средних и крупных крестьянских хозяйств и обеднению основной массы деревенского населения.


Библиографический список
  1. Сорокин А.В. Аграрный вопрос в Западной Белоруссии (1920-1939гг.). Минск: Наука и техника. 1968. – 125 с.
  2. Tomcyk A. Abyśmy mogli wybaczyć. Warszawa: INNE. 2007. 263 s.
  3. Staniewicz W. O programe agrarnym w Polsce i jego wykonanie. Warszawa. 1928. 167 s.
  4. Кон Ф. Западная Белоруссия – колония панской Польши.  М.: издательство ЦК МОПР СССР. 1928. – 38 с.
  5. Грэсь С.М. Аграныя пераўтварэнні на тэрыторыі Заходняй Беларусі ў 1921-1939 гг. Гродна: ГрДМУ. 2012. – 202 с.
  6. Грэсь С.М. Падатковая палітыка польскіх ўлад ў сельскай гаспадарцы Гродзенскага павета Беластоцкага ваяводства ў 1921-1939 гг. Беларусь і суседзі: шляхі фарміравання дзяржаўнасці, міжнацыянальныя і міждзяржаўныя адносіны. Выпуск 1. Зборнік навуковых артыкулаў. – Гомель: ГДУ імя Ф.Скарыны, 2012. – 373 с.
  7. Государственный архив Брестской области в Бресте Ф. 1. Оп. 9. Д. 2216. Л.251
  8. Государственный архив Брестской области в Бресте Ф. 50. Оп. 1. Д. 1703. Л. 123
  9. Ormicki W. Zycie gospodarcze Kresow Wshodnich Rzeczypospolitej Polskiej. Krakow: Nakladem ksiegarni geograficnej ORBIS, 1929. – 308 s.
  10. Панюціч В. Сервітуты. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: У 6 т. Т 6. Кн. 1: Пузыны-Усая / Беларус. Энцыкл.; Рэдкал.: Г.П. Пашкоў (галоўны рэд.) [і інш]. Мінск: БелЭН. 2001 – 591 с.
  11. Грэсь С.М. Ліквідацыя сервітута у заходнебеларускай вёсцы ў 1921-1939 гг. // Журнал Гродзенскага дзяржаўнага медыцынскага універсітэта. 2009. № 1. С. 154-157


Все статьи автора «Гресь Сергей Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: