УДК 94(479)

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ И НАУЧНО-АТЕИСТИЧЕСКАЯ РАБОТА В 1960-1980-Е ГГ. В СССР (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ)

Королева Лариса Александровна1, Молькин Алексей Николаевич1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье рассматриваются основные направления государственной вероисповедной политики в отношении православия (политическая регламентация деятельности религиозных объединений и научно-атеистическая работа) в 1960-1980-е гг. в СССР на примере Пензенской области.

Ключевые слова: государственная вероисповедная политика, научно-атеистическая работа, политическая регламентация деятельности религиозных объединений, СССР


POLITICAL REGULATION OF ACTIVITY OF RELIGIOUS ASSOCIATIONS AND SCIENTIFIC AND ATHEISTIC WORK IN THE 1960-1980TH IN THE USSR (ON MATERIALS OF THE PENZA REGION)

Koroleva Larisa Aleksandrovna1, Molkin Alexey Nikolaevich1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article the main directions of the state religious policy concerning Orthodoxy (a political regulation of activity of religious associations and scientific and atheistic work) in the 1960-1980th in the USSR on the example of the Penza region are considered.

Библиографическая ссылка на статью:
Королева Л.А., Молькин А.Н. Политическая регламентация деятельности религиозных объединений и научно-атеистическая работа в 1960-1980-е гг. в СССР (по материалам Пензенской области) // История и археология. 2014. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/12/1310 (дата обращения: 29.04.2017).

Политическому контролю деятельности православных организаций и научно-атеистической работе в СССР придавалось большое значение. Государственно-конфессиональная политика на местах строилась в соответствии с центральными циркулярами.

Согласно закрытого постановления ЦК КПСС «Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах» (1961 г.) на заседании бюро пензенского обкома в повестке значился пункт «О мерах улучшения антирелигиозной работы среди трудящихся области», и, как следствие, при районных и городских исполкомах были созданы комиссии содействия выполнению законодательства о культах. Они начали работу при всех 28 райисполкомах региона. Комиссии в обязательном порядке обеспечивались нужной нормативной правовой документацией; регулярно собирались председатели этих комиссий для консультаций. Но довольно много комиссий действовали формально, и местный уполномоченный в информационной справке о комиссии пензенского горисполкома указывал, что за три года функционирования комиссии не было выявлено ни одного эпизода нарушения священнослужителями и верующими г. Пензы. Но не потому, замечал уполномоченный, что таких нарушений не совершалось, а из-за того, что их просто не выявляли. Комиссия, по мнению С.С. Попова, не соориентировалась пока в активе церквей, поверхностно ознакомилась с контингентом верующих, участвовавших в совершении православных обрядов, совершенно не изучила проповедническая активность священников и т.п. Работник столичного Совета, проверявший комиссии на местах, указал в своем отчете, что работа местных комиссий недостаточно изучается и обобщается, некоторые информационные сообщения комиссий имеют характер «формальных отписок» [1, л. 325; 2, л. 92; 3, л. 253].

В 1962 г. пензенский уполномоченный предложил ликвидировать пензенское епархиальное управление, но его инициатива не была поддержана «наверху» [3, л. 105].

В начале 1960-х гг. исполкомам было предоставлено право закрывать церкви. В 1963 г. местный облисполком (директива № 74/сл) запретил заверять любые заявления населения и выдавать справки на предмет совершения религиозных обрядов сельсоветам и другим органам.

В 1964 г. идеологической комиссией при ЦК партии были разработаны «Мероприятия по усилению атеистического воспитания населения», которые фактически представляли собой государственную стратегию по преодолению религиозного сознания населения, и согласно которым предполагалось к  1980 г. совершенно истребить из сознания советских граждан религиозные суеверия.

В сентябре 1964 г. в г. Пензе состоялось совещание председателей комиссий с привлечением сотрудников соответствующих структур областных исполнительных комитетов, прокурорских работников и т.д. Местный уполномоченный выступил на совещании со специальным докладом [4, л. 329-341; 3, л. 159].

Пензенский областной комитет партии систематически ориентировал советские, государственные и прочие структуры, административно-хозяйственных работников, чтобы их деятельность эффективно воздействовала на граждан в плане утверждения атеистического мировосприятия.

Перегибы властей в религиозной практике были настолько велики, что в 1965 г. появилось постановление «О некоторых фактах нарушения законности в отношении верующих». Многие осужденные верующие были амнистированы и реабилитированы. Прекратились выпуски академических антирелигиозных серий «Ежегодник Музея истории религии и атеизма» и «Проблемы истории религии и атеизма». На местах возникла путаница в выстраивании взаимоотношений представителей власти и православных.

В 1966 г. начальник одного из управлений Комитета госбезопасности С.Г. Банников уточнял, что обычной практикой являлись незаконные отказы верующим в регистрации, поспешные и порою необоснованные закрытия молитвенных домов, церквей, воспрепятствование организации молитвенных собраний, попрание религиозных прав верующих, отстранение от работы и исключение из учебных учреждений за религиозные взгляды и т.д. [5, л. 26-43].

Но реальность корректировала тезисы о законности, которые, в первую очередь, носили все же декларационную направленность, а не являлись указаниями к непременному исполнению. В январе 1972 г. в продолжение выступления М.А. Суслова на совещании заведующих кафедрами общественных наук вузов в газете «Известия» была опубликована статья о характере советского государства на стадии коммунизма, где разъяснялись методы «продвижения» к заветному идеалу и подчеркивалось, что достижение главной цели коммунизма – гармонического и всестороннего развития человека – возможно только при активном регулировании и организации государства [6, с. 2].

«Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании», принятые Верховным Советом СССР в 1973 г., декларировали положение о неразрывности обучения и коммунистического воспитания с жизнью. Кодекс о браке и семье обязывал родителей руководствоваться в воспитании своих детей нормами, закрепленными в моральном кодексе строителя коммунизма. Еще в 1962 г. на ХIV съезде ВЛКСМ было заявлено, что свобода совести не охватывает детей, и никто из родителей не должен калечить своих детей нравственно. Юристы СССР доказывали правомочность данного утверждения тем обстоятельством, что государство может родителей лишить родительских прав, т.к. самим государством они предоставлены. Этой вид наказания широко применялся в 1973-1977 гг.

В соответствии с постановлением ЦК партии «О работе по подбору и воспитанию идеологических кадров в партийной организации Белоруссии», пензенский областной комитет акцентировал внимание на комплексных планах идеологической работы региональных парторганизаций, где предполагался комплекс мероприятий, нацеленных на увеличение результативности деятельности по коммунистическому воспитанию населения [7, л. 97].

В соответствии с указом Президиума Верховного Совета РСФСР 1975 г. об изменениях в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 1929 г. возможности религиозных объединений в удовлетворении религиозных нужд верующих граждан несколько расширялись; документ частично освобождал их от мелочного контроля. С целью унификации конфессионального законодательства в 1975-1977 гг. союзными республиками СССР были приняты правовые акты «О религиозных объединениях».

С середины 1970-х гг. происходит разрядка напряженности на мировой арене, что определенным образом повлияло на государственно-конфессиональную практику в СССР. Функционирование религиозных объединений начинает трактоваться как неотъемлемое условие соблюдения прав человека, в том числе верующего.

В Конституции 1977 г. принципу свободы совести посвящалась статья 52. Статья 39 Конституции СССР подчеркивала, что советские граждане имели всю полноту прав и свобод. Но в то же время указывалось, что реализация гражданами предоставленных прав и свобод не должна идти в ущерб интересам государства и общества, правам других людей. Данный существенный тезис согласовывался с текстами статей 50 и 51, где утверждалось, что некоторые свободы предоставляются личности в интересах советского народа с целью усиления и дальнейшего развития социалистического строя. В итоге можно сделать вывод, что реальных перемен в контексте осуществления права на свободу совести не случилось.

Л.И. Брежнев подчеркивал, что, несмотря на все «бесстыдные фальсификации» и домыслы «империалистической пропаганды», в новой Конституции права и свободы граждан и четкие гарантии данных прав установлены гораздо более детально и полно, нежели это когда-либо и где-нибудь уже было [8, с. 2].

Конституция 1977 г. получила полное одобрение со стороны духовенства и верующих Пензенского региона. Так, Н. Тарасов, священнослужитель Кафедрального собора г. Пензы, говорил, что эта Конституция предоставляет реальные гарантии прав верующих, и православные области выражают благодарность за это советскому правительству. Н. Тарасов уточнял, что местные верующие удовлетворены положением РПЦ в социалистическом государстве [9, л. 198].

С середины 1980-х гг. в СССР начинаются глубинные изменения в отношениях государства и конфессий. Ликвидируются ограничения на деятельность конфессиональных объединений, имевшие силу в течение длительного времени.

Исходя из установок государства о систематическом ведении антирелигиозной пропаганды и агитации, атеистическое воспитание населения стало выделяться в отдельное направление идеологической практики, руководить которым должны были самые грамотные и опытные партработники. При областных и районных комитетах партии создавались специальные советы и комиссии по научно-атеистической пропаганде и агитации, которые направляли деятельность парторганизаций и идеологических структур. Такие же подразделения формировались в крупных парторганизациях, в менее численных назначались организаторы научно-атеистической работы.

Со второй половины 1960-х гг. планировалась специальная подготовка по научно-атеистической работе сотрудников идеологических отделов парткомов, в первую очередь в регионах с повышенной религиозностью населения. В 1965 г. при Доме политпросвещения открыли отделение Института научного атеизма АОН. В 1967 г. этим отделением были проведены массовые социологические исследования школьников 8-10 классов и сельскохозяйственного техникума на предмет их атеистических убеждений. В итоге, полученные статистические данные свидетельствовали, что 69 школьников – это порядка 5% не имели твердых материалистических взглядов [10, с. 64].

Все большую роль в атеистическом воспитании населения, в повышении культурного и духовного уровня граждан стали играть народные университеты. В соответствии с постановлением 1968 г. «Об улучшении работы народных университетов» местные парторганизации усилили свое внимание к ним, обеспечивали их квалифицированными руководителями и рекомендовали подготовленных лекторов и агитаторов. В итоге, в ходе общественного смотра народных университетов пять из них получили дипломы «Лучший народный университет», три  диплома Всероссийского совета, и тринадцать были награждены по линии областного профсоюза. В 1965 г. в области насчитывалось 37 народных университетов, в 1968 г. их было 377, в 1975 г. в регионе функционировало уже 459 народных университетов, в начале 1980-х гг. их численность уменьшилась до 390 [11, с. 460].

Возрастало количество слушателей системы партийного и экономического образования и просвещения, где рассматривались проблемы атеистического мировоззрения. К середине 1970-х гг. количество вовлеченных в систему насчитывало примерно 568 тыс. жителей Пензенской области [12, л. 81-85].

Большое значение в процессе подготовки пропагандистских кадров принадлежало вечернему университету марксизма-ленинизма в г. Пензе, где проводили занятия главным образом преподаватели общественных наук местных вузов. Постепенно университет марксизма-ленинизма открыл свои филиалы и отделения в десяти городах и крупных районных центрах области. Общая численность слушателей вечернего университета, включая филиалы и отделения, составила более 2 тыс. человек [11, с. 429]. 

В конце 1960-х гг. в г. Пензе работали два Центральных лектория по общественно-политическим и экономическим вопросам для активистов города. Центральный ленинский лекторий был создан в 1969 г. на базе Дома политпросвещения при обкоме партии. Вскоре в городах и районных центрах Пензенской области были организованы такие же лектории. Важную роль в формировании атеистического мировоззрения населения играли октябрьские и ленинские чтения, которые были адресными [12, л. 83].  

Областной комитет партии, придавая большое значение идеологическому воспитанию населения, прилагал много усилий, чтобы обеспечить высокий уровень качественной подготовки пропагандистов [11, с. 429].

В начале 1980-х гг. в Пензенском регионе местные пропагандисты выступили с инициативой развернуть движение под лозунгом «Коммунистическая идейность, активная жизненная позиция – каждому слушателю!». Для каждого слушателя разрабатывался план работы, где параллельно с теоретическими занятиями намечались реальные «проекты» на производстве с целью повышения общественно-политического и духовно-нравственного уровня трудящихся [13, с. 5].

Данную практику начали распространять и на высшие учебные заведения. Например, преподаватели – обществоведы кафедры философии и научного коммунизма Пензенского инженерно-строительного института в 1971 г. образовали студенческую школу молодых лекторов-атеистов. Слушателями школы – студентами готовились и обсуждались доклады и рефераты на занятиях и научно-практических конференциях. Только в 1975 г. слушатели школы написали 20 рефератов и провели 3 теоретические конференции. Лучшие студенческие работы «Критика религиозной морали» (Л.А. Перегудова), «Ленинский этап в развитии научного атеизма» (М.А. Филатова), «Наука и религия о строении Вселенной» (Н.Н. Назаров), «Современная идеологическая борьба и религия» (Г.Е. Дугушев) были отмечены руководством вуза. Студенты-агитаторы читали атеистические лекции производстве, в колхозах и т.п. [14, с. 16].

В течение 1975 г. в одном Ленинском районе г. Пензы функционировало семь лекториев по проблемам научного атеизма, общая численность слушателей которых составляла 400 человек; действовало три кинолектория; было прочитано 35 лекционных циклов, на которых присутствовало около 2500 человек. Лекционные циклы были организованы на 14 предприятиях; проведено более 3000 диспутов, устных журналов и вечеров с демонстрацией химических и физических опытов по вопросам научного атеизма [15, с. 8].

В партийных периодических изданиях – газете «Правда», журналах  «Агитатор», «Коммунист», «Партийная жизнь», «Политическое самообразование» и т.д. начали постоянно публиковаться теоретические материалы и учебно-методические разработки и рекомендации по подготовке  и организации атеистической пропаганды и агитации в СССР. Тема атеистического воспитания населения должна была получить самое широкое освещение в республиканских и областных средствах массовой информации. Исходя из этого, областная парторганизация актуализировала одно из направлений своей деятельности по приобщению трудящихся к чтению периодической печати как средству антирелигиозного воспитания. Так, в течение десяти лет – с 1965 г. по 1975 г. количество журналов и газет, выписываемых пензенскими трудящимися, увеличилось на 700 тыс. и составило более 1,7 млн. экземпляров. В Пензенском регионе в 1975 г. печатались 51 периодическая газета и журнал «Политическая агитация» (орган отдела пропаганды и агитации обкома партии), центральной газетой была газета «Пензенская правда». В соответствии с постановлением 1968 г. «О повышении роли районных газет в коммунистическом воспитании трудящихся» были усилены штаты редакций, укреплено их материальное состояние и т.п. На начало 1980-х гг. в Пензенском крае выходило 52 печатных издания тиражом более 500 тыс. экземпляров [11, с. 431].

Хотя и имелись положительные достижения, бюро областного комитета партии при рассмотрении вопроса о средствах массовой информации в Пензенском регионе в 1980 г. подчеркнуло, что опубликованные материалы в некоторых газетах и содержание радиопередач не всегда характеризуются глубоким анализом, изобилуют большим количеством серых цифр, которые скрывают настоящего человека [16, л. 127]. Была проведена серьезная работа, и материалы журнала «Политическая агитация» по антирелигиозным вопросам приобрели постепенно более доступную и привлекательную форму; оформились рубрики «В помощь атеисту» и «Ответ верующему». Привычной практикой стали публикации «крылатых выражений» и афоризмов о религии и атеизме выдающихся людей, таких как Д. Дидро, И. Гете, А.И. Герцен,   И.С. Тургенев, А.М. Горький и др.

Вопреки системному контролю со стороны государства за религиозными организациями и комплексной научно-атеистической работе в СССР православные объединения активно действовали, в том числе и на региональном уровне [17; 18; 19; 20].


Библиографический список
  1. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 77.
  2. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 45.
  3. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 37.
  4. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 49.
  5. РГАНИ. Ф. 33. Оп. 33. Д. 233.
  6. Известия. 1972. 15 января. С. 2.
  7. ГАПО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 6064.
  8. Правда. 1977. 5 октября. С. 2.
  9. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 91-а.
  10. К обществу, свободному от религии. М., 1970.
  11. Очерки истории Пензенской организации КПСС. Саратов – Пенза, 1983.
  12. ГАПО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 5690.
  13. Пензенская правда. 1980. 14 декабря. С. 5.
  14. Политическая агитация. 1975. № 21. С. 16.
  15. Политическая агитация. 1978. № 3. С. 8.
  16. ГАПО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 6104.
  17. Якунин В.Н. История Самарской епархии: историография проблемы // Карельский научный журнал. 2014. № 3. С. 16-23.
  18. Якунин В.Н. Хозяйственная культура Самарской епархии: формирование доходов духовенства в 1850-е – 1950-е гг. // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2011. № 4. С. 127-129.
  19. Королева Л.А., Королев А.А. Власть и Русская Православная церковь в СССР во второй половине 1940-х - первой половине 1980-х гг. (по материалам Пензенской области). М., 2011.
  20. Королева Л.А., Королев А.А., Степнова Д.А., Гарькин И.Н. Православные религиозные объединения в СССР 1940-1960 гг. (по материалам Пензенской области) // Историческая и социально-образовательная мысль. 2010. Т. 5. № 3. С. 85-96.


Все статьи автора «Koroleva»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: