УДК 94(470.342)

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ВЯТСКОГО СЕЛЬСКОГО КООПЕРАТОРА НАЧАЛА XX В. (ПО ДАННЫМ АНКЕТИРОВАНИЯ УЧАСТНИКОВ ГУБЕРНСКОГО КООПЕРАТИВНОГО СЪЕЗДА)

Чиркин Сергей Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье даётся социальный портрет типичного вятского сельского кооператора начала XX в. На анкетном материале губернского кооперативного съезда 1915 г. выявляются общественное положение, образовательный уровень, возраст, роль в кооперативах и другие показатели.

Ключевые слова: кооперация Вятская губерния, совещание, социальный статус


THE SOCIAL PORTRAIT OF THE VYATKA RURAL CO-OPERATOR IN THE BEGINNING OF THE XX CENTURY (ACCORDING TO THE INTERVIEW OF THE PARTICIPANTS OF THE PROVINCIAL CO-OPERATIVE CONGRESSES)

Chirkin Sergei Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
Candidate of historical sciences, associate Professor of History and Philosophy chair

Abstract
The author investigates the social portrait of the typical rural Vyatka co-operator in the beginning of the XX century. It is based on the interview of the participants of the provincial co-operative congresses in 1915. The following characteristics are revealed: social status, educational level, age, the role in cooperatives and others.

Keywords: co-operation, conference, social status, Vyatka province


Библиографическая ссылка на статью:
Чиркин С.А. Социальный портрет вятского сельского кооператора начала XX в. (по данным анкетирования участников губернского кооперативного съезда) // История и археология. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/02/1504 (дата обращения: 29.09.2017).

Развитие кооперации широко охватило Вятский край в период между русско-японской и первой мировой войнами, изменив жизнь, прежде всего, широких слоёв сельского населения.

В статье будет дана обобщённая социальная характеристика «нового человека» на Вятской земле в начале XX в. – сельского кооператора, запечатлённая выборочным анкетированием делегатов первого губернского кооперативного съезда 1915 г. в Вятке.

Известно, что на этом совещании кооперативных работников присутствовало 159 человек, представлявших треть всех кооперативных товариществ губернии. При этом, свыше 90% из них были представителями кредитных кооперативов, наиболее распространённых в Вятской губернии в те годы.

Анкетирование, проводившееся на съезде земскими статистиками, имело целью исследовать важнейшие социальные характеристики типичного вятского кооператора: общественное положение, образовательный уровень, возраст, роль в кооперативе и место проживания.

Обратимся к его результатам.

Исследование общественного положения участников съезда дало следующее: «Из 159 членов съезда, принявших участие в анкете, оказалось: крестьян-земледельцев – 105, сельских учителей – 12, священников – 12, дьяконов – 8, псаломщиков – 6, служащих – 14. К последней категории отнесены 9 человек земских служащих; остальные – волостные писари и лица крестьянского звания, занимающиеся письмоводством. Таким образом, крестьяне-земледельцы составляли две третьих общего числа участников анкеты; остальную треть (54 человека) составила местная, по преимуществу, сельская интеллигенция» [1].

Любопытно то, как подчёркивали свою связь с землёй сами крестьяне: «Крестьянин личных трудов»; «Крестьянин своих личных трудов»; «Крестьянин своими руками»; «Крестьянин, землю обрабатываю своим трудом, агронома видели в деревне два раза» [2].

Образовательный уровень вятских кооператоров был весьма средним.

«Подавляющее большинство крестьянской группы, – отмечали исследователи, – 70 человек из 105, показало, как и следовало ожидать, что образование получило в сельской начальной школы. Наивысший уровень образования в этой группе – это обучение  в городском училище: таких счастливцев, обучавшихся в городских училищах, из сотни с лишним крестьян – участников анкеты – насчитывается 6 человек; столько же человек получило образование в министерских двухклассных училищах; из остальных 23 человек этой группы пятеро обучались в церковно-приходской школе, 12 человек с домашним образованием и 6 человек самоучки.

Совершенно другую картину даёт интеллигентская группа: здесь преобладают лица с средним (включая в число средних учебных заведений духовные и учительские семинарии) и частью с высшим образованием. Из 82 человек этой группы, ответивших на данный вопрос, лиц с высшим образованием насчитывалось – 3, обучавшихся в средних (светских) учебных заведениях – 14, в духовных семинариях – 11, в учительских семинариях – 3, всего, следовательно, лиц со средним образованием – 28, что вместе с окончившими высшие учебные заведения составляет группу в 31 человек. Остальные лица интеллигентской группы обучались: в городском училище – 6 человек, в духовном – 6, во второклассной школе – 2, в сельской начальной школе – 5 и с домашним образованием – двое» [3].

Иными словами, в то время как среди крестьян преобладали лица, обучавшиеся только в начальной школе, в интеллигентской группе преобладание имели лица со средним образованием. Верхним порогом образованности для лиц крестьянской группы в данном случае являлся курс городского училища, в интеллигентской же группе были лица, прослушавшие курс высшего учебного заведения. Кроме того, в интеллигентской группе лишь 3,9% лиц имело домашнее образование, и совсем не было самоучек. В крестьянской группе лиц с домашним образованием насчитывалось 11,4% и 5,7% самоучек.

Некоторые крестьяне определяли своё образование так: «Домашнее (самоучка)»; «Церковно-приходской школы, а более я получил образование своим смыслом»; «Сельская школа, но… образование я получил как моральное, так и духовное, от хороших людей, которое идут с нами рука об руку, и тех я благодарю» [4].

Возраст участников съезда колебался от 20 до 60 лет.

«В крестьянской группе наибольшее количество участников дал возраст от 41 до 45 лет (свыше пятой части всех участников этой группы)… В интеллигентской группе наибольшее число участников дал возраст 31-35 лет, – 25,9% общего числа. Возраст 26-30 лет дал 22,2%, возраст 36-40 лет – 20,3%. Всего интеллигенты в возрасте 26-40 лет составляют около четырех пятых (78,4 %) всего состава этой группы» [5].

Отсюда следовал вывод, что «расцвет» кооперативной деятельности среди кооператоров-крестьян приходился на возраст 40-45 лет, а среди кооператоров-интеллигентов – на возраст 30-35 лет, т.е. крестьяне-земледельцы в своей массе «созревали» для кооперативной работы на 10 лет позже, чем лица интеллигентного слоя.

Весьма характерным было и распределение между двумя этими социальными группами по функциям внутри кооперативов.

В крестьянской группе представители кредитных кооперативов составляли 79,8%, в интеллигентской же только 66,0%. Иными словами, кооператор-интеллигент был более активным элементом вятской кооперации. Кроме того, интеллигенты с меньшей охотой шли работать в кредитные и ссудо-сберегательные товарищества, сравнительно с кооперативами других видов.

Что касается положения в кооперативах, то именно интеллигенция, в основном, исполняла в них должностные функции: «При рассмотрении ответов по крестьянской и интеллигентской группам отдельно обнаружилась следующая особенность: в то время как крестьянская группа включала в свой состав 26,0% рядовых членов и лишь 6,7% служащих по найму, в интеллигентской группе первых насчитывается лишь 20,0%, а вторых 18,0%» [6].

Что касается распределения конкретных обязанностей, то из 154 участников анкеты, ответивших на вопросы об их положении в кооперативе, лишь 37 человек оказались рядовыми членами кооперативов; 16 человек отметили себя в качестве служащих по найму (счетоводы, делопроизводители и т.д.). Из должностных лиц более всего на съезде оказалось членов правления, –  25,3%; председатели правлений составили 20,2% всего количества участвовавших в анкете; таким образом, эти две группы дали около половины всего состава (45,5%). Члены поверочных советов составили 9,1%, столько же председатели этих советов; попечители – 2,0% [7].

Последним штрихом к социальному портрету сельского кооператора Вятской губернии начала XX в. стало выявление интенсивности кооперативной деятельности по отдельным уездам губернии. В целом анкетирование выявило, что большинство кооператоров на съезде – представители центральных и северных уездов.

«По количеству участников съезда крестьян все уезды располагаются в следующем нисходящем порядке: Слободской – 16, Орловский – 15, Глазовский – 14. Яранский и Уржумский – по 11 человек в каждом, Вятский – 8, Сарапульский – 7, Малмыжский – 6, Елабужский – 5 и Нолинский – 2. Участников-интеллигентов Уржумский дал одного; уезды Слободской, Котельнический, Глазовский, Нолинский, Малмыжский и Сарапульский дали по 3 человека каждый; Орловский, Вятский и Яранский – по 7 человек каждый и Елабужский – 6 человек.

При таком сравнении оказывается, что всех охотнее приняли участие в анкете орловцы: из 24 делегатов из Орловского уезда в анкете приняли участие 22 человека (92%). Затем выделяются елабужцы – из 13 делегатов уезда участвовали в анкете 11 человек (85%), затем малмыжцы – 9 человек из 12 (75%). Из 30 слобожан в анкете участвовало 19 человек (63%), из 28 глазовцев – 17 (61%), из 21 уржумца – 12 (57%), из 18 сарапульцев – 10 (56%), из 28 представителей Вятского уезда – 15 (54%), из 36 яранцев – половина (50%), из 11 нолинских – 5 (45%) и из 11 котельничан – 3 (27%)» [8].

Таким образом, социальный состав вятского кооперативного движения начала XX в. был неоднороден. Социальные характеристики его интеллигентской прослойки были выше, чем у собственно «народной», что имело в значительной степени объективные причины функционального характера.

 


Библиографический список
  1. Вятская речь. – 1915. – № 196. – с. 4.
  2. Вятская речь. – 1915. – Там же.
  3. Вятская речь. – 1915. – № 205. – с. 3.
  4. Вятская речь. – 1915. – Там же.
  5. Вятская речь. – 1915. – № 209. – с. 3.
  6. Вятская речь. – 1915. – № 209. – с. 3.
  7. Вятская речь. – 1915. – Там же.
  8. Вятская речь. – 1915. – № 215. – с. 3.


Все статьи автора «Чиркин Сергей Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: