УДК 930.85, 904

ЛОЖКА МАКЕДОНСКОГО ЦАРЯ ФИЛИППА II ИЗ ГРОБНИЦЫ В ЭГАХ И ЛОЖКА «ЗОЛОТОГО ЧЕЛОВЕКА» ИЗ КУРГАНА ИССЫК КАК ПРИМЕР СКИФО-ГРЕЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Рац Сергей Васильевич1, Милютенко Надежда Ильинична2
1Санкт-Петербургский государственный университет, доцент института философии, кандидат политических наук
2Санкт-Петербургский государственный университет, кандидат филологических наук, доцент кафедры Истории России с древнейших времен до XX в. института истории, автор исследований по истории и текстологии древнерусской литературы, летописанию

Аннотация
Ложка македонского царя Филиппа II из гробницы в Эгах и ложка «Золотого человека» из кургана Иссык, как пример скифо-греческого взаимодействия. Авторы статьи дают свою версию скифско-греческого взаимодействия, сформулированную на основе анализа данных, полученных в результате раскопок в курганах Иссык, Чертомлыке, Хохлаче гробницы македонского царя Филиппа II и доказывают – взаимодействие было глубже и многообразнее, а география расширилась на тысячи километров, проявляясь в глубинах центральной Азии.

Ключевые слова: винный набор македонского царя Филиппа II из гробницы в Эгах, горит, ложка, ложка «Золотого человека» из кургана Иссык; диадема из кургана Хохлач, междисциплинарные исследования, скифо-греческое взаимодействие


THE SPOON FROM KING'S PHILIP II OF MACEDON WINE-SET AND THE BURIAL OF THE GOLDEN MAN OF ISSYK: SCYTHIAN-GREEK INTERACTION

Ratz Sergey Vasilievich1, Milutenko Nadezhda Ilinichna2
1Saint-Petersburg State University, Associate professor of theInstituteofPhilosophy,Saint-PetersburgStateUniversity, PhD (political studies)
2Saint-Petersburg State University, PhD (Philology, Art criticism), associate professor of the Institute of History of the Saint Petersburg State University, author of many researches in the sphere of history and text critic of the Old Russian literature

Abstract
The authors give their own version of the Scythian-Greek interaction on the basis of the data got from the excavations of the Scythian burial mounds Chertomlyk, Issyk, Hohlach and tomb of King Philip II of Macedon and prove that Scythian-Greek interaction was much deeper and more intensive, and the geography of these relations widespread to thousands of kilometers to the depth of Central Asia.

Keywords: diadem of Hohlach, golden gorytos, Golden Man of Issyk, interdisciplinary studies, King's Philip II of Macedon spoon, Scythian-Greek interaction, the wine set of Philip II


Библиографическая ссылка на статью:
Рац С.В., Милютенко Н.И. Ложка македонского царя Филиппа II из гробницы в Эгах и ложка «Золотого человека» из кургана Иссык как пример скифо-греческого взаимодействия // История и археология. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/02/1998 (дата обращения: 30.09.2017).

Мировое содружество учёных за последний период времени получило уникальные данные, благодаря находкам  археологов, сделанных в первую очередь на территории,  Греции, России, Казахстана, Китая. Артефакты поднятые из курганов дают дополнительную информацию не только об уровне культур народов древнего мира, но и наталкивают на размышления о глубине взаимного проникновения, как с точки зрения товарооборота, обмена технологиями, духовного обогащения.

Идентичность художественных образов запечатлённых в изделиях из золота и серебра в так называемом «зверином стиле» указывают путь  исследователю для разгадки вопросов о происхождении этно-социальных групп, положивших начало великим цивилизациям древнего мира.

Царский курган Иссык был раскопан в 1970 году, гробница македонского царя Филиппа II была открыта на семь лет позже А. Манолисом. В это же время китайские археологи уже заканчивали грандиозные по размаху раскопки гробницы своего императора. То есть данные, ставшие достоянием  учёных мирового сообщества, безусловно, требовали дополнительного осмысления и анализа.

Авторы данной статьи не претендует на полноту исследования фактов скифско-греческого взаимодействия. Вместе с тем они даёт свою версию, сформулированную на основе анализа данных, полученных в результате раскопок в курганах Иссык, Чертомлыке, гробницы македонского царя Филиппа II.

Под сводами гробницы македонского царя невольно охватывает  чувство благодарности к мастерам, создавшим утончённые шедевры, сопровождавшие Филиппа в последний путь. Золотой ларец с прахом царя и венок, диадема его жены можно считать апофеозом мастерства, дошедших до наших дней сокровищ античного мира [1, с. 25].

В гробнице македонского царя Филиппа II на фоне золотых и серебряных изделий его серебряная ложка затерялась и осталась в тени внимания учёных.

Ёе рукоятка, словно шея дикой птицы, делает плавный изгиб и завершается миниатюрной головкой, напоминающей голову лебедя [2, с. 103] Можно с уверенностью сказать, что ложка была отлита из серебра по устоявшейся форме «звериного стиля» и после отливки отчеканена.

Чем же ложка, которую, вероятно всего Филипп II постоянно брал с собой, уходя в бесконечные походы и сражения, привлекла исследователей?

Как она попала в винный набор столовых принадлежности македонского царя?

Отвечая на этот вопрос, невольно мысленным взором перенесёмся в предгорья Терскей Ала-Тоо к царским курганам саков, находящимся сегодня в 60-и километрах восточнее города Алматы, бывшей столицы Казахстана.

В 1970 году во время строительства дороги была вскрыта одна из камер царского кургана. К великой радости археологов камера кургана оказалась неразграбленной. Найденные драгоценности говорили о том, что в кургане нашёл свой приют знатный молодой человек, вероятно, юный царь саков, или наследник царя. По количеству изделий из золота более 4000 захоронение не имеет себе равных. Большая часть найденных золотых украшений находились на одежде молодого царя и в этой связи, он был наречён учёными «Золотым человеком» [3, с. 23] и вскоре стал одним из символов государственного суверенитета республики Казахстан.

Наряду с бесценным оружием  из булатной стали, золотых изделий была идентифицирована серебряная ложка точная копия ложки македонского царя Филиппа II [4, с. 35–36]. Казалось, в этом было что-то мистическое: захоронения двух царей разделяли три моря и почти десять тысяч километров степных дорог, гор, пустынь, но факт остаётся фактом. Две ложки, выполненные на одном технологическом уровне, в одном «зверином стиле», в эпоху рассвета самых  могущественных военно-политических образований древнего мира, двух цивилизаций, горделиво стоявших друг перед другом. С одной стороны эллинского мира, направившего свою экспансию в Центральную Азию, с другой степной цивилизации скифов, контролировавших половину ойкумены, являвшейся мостом между Востоком и Западом.

Две именных ложки, словно сделанные с одной матрицы открывают новые горизонты в понимании глубины культурных контактов двух ведущих этносов древнего мира.

Можно предположить, что ложка, найденная в гробнице Филиппа II, была захвачена им в качестве трофея во время удачного похода македонцев против скифского царя Атея в 339 году до н. э. 90-летний  Атей погиб в решающем бою и всё его имущество досталось македонцам, в том числе его личные вещи. Во время пиршеств Филипп II мог демонстрировать ложку как трофей победы над известным царём скифов, чьи владения простирались на востоке по реке Дон, на западе по левому берегу Дуная.

Поражают воображение главные символы царской власти в гробнице Филиппа II – венок, сделанный греческим ювелиром из золота высшей пробы и бесценная диадема его молодой жены, ушедшей вслед за супругом добровольно, или по принуждению родственников, но по обычаю скифов.

Венок царя сделан в виде пышной ветви дубовых листьев с россыпью желудей [5. с. 78–79]. Древний мастер, к сожалению, не оставил своего имени. Безусловно, атрибуты царской власти в гробнице Филиппа II нуждаются в отдельном анализе. В данной статье автор делает лишь ссылку на авторство венка и диадемы. Так как это важно для понимания и осмысления другой находки за тысячи километров от Македонии.

Диадема, найденная в 1864 году в городе Новочеркасске в кургане Хохлач, олицетворяет апофеоз слияния скифского и эллинского стилей [6, с. 26–27]. С одной стороны, она имеет по внешней оправе символические фигурки: священных деревьев, оленей, архаров, птиц — символов, принятых в среде степной цивилизации скифов на рубеже 5-3 веков до н. э. С другой стороны – бюст богини в характерном хитоне, Эрот, играющий на флейте, магические камни – атрибуты культуры эллинского мира.

Новочеркасская диадема из кургана Хохлач была сделана, вероятно, по заказу знатного скифа царского рода с целью увековечить, возможно, очень важное событие, например, брачный союз представителей двух самых влиятельных племён саков и скифов.

Как бы то ни было диадема скифской царицы, найденная русскими археологами в 19 веке, оказалась, образно говоря, единоутробной сестрой диадемы, извлечённой их гробницы Филиппа.

С большой долей уверенности можно предположить, что их матерью была культура эллинского мира, а отцами неизвестные  греческие мастера, или талантливые ученики ювелирной школы одного из полисов Греции, возможно, с Крымского полуострова.

Несколько слов хотелось бы сказать о золотых накладках на гориты, обнаруженных в гробнице Филиппа II и царском кургане Чертомлык. Сложная композиция барельефа накладной пластины, найденной в гробнице Филиппа II, повествует о каком-то сражении, возможно, одной из сцен мифа о захвате Трои [7,. C.50–51]. На второй накладке античный мастер-ювелир запечатлел, по мнению К.Роберта, приключения Ахилла [8, с. 10]. Бесспорно, можно узнать в силуэтах, наполненных энергией сражения, воинов-греков, руку их соотечественника-ювелира. Сохранились еще три золотых экземпляра накладки, выполненные с той же матрицы, что и чертомлыкская. У горита из кургана Филиппа II также есть точная копия, найденная еще в1880 г. в кургане Карагодеуахш на реке Агадум (Северный Кавказ). В отличие от македонского экземпляра, она сохранилась только во фрагментах, но главные фигуры полностью узнаваемы. [9, C. 27] Совпадает и техника изготовления, отличающаяся от остальных – пластина сделана не из чистого золота, а из  серебра с золочением.

Можно предположить – знатный скиф бывший владелец золотого горита,  наслаждался не только его сиянием, но не раз возвращался в кругу друзей  к истории героя троянской войны,  возможно, цитируя Гомера по-гречески. Горит с луком и набором стрел, также как и ложка могли попасть к Филиппу II после победоносной компании 339 года до н.э. в качестве трофеев. Однако авторы высказывают смелую гипотезу, согласно которой бесценный горит с набором скифских трёхгранных стрел мог также попасть к македонскому царю из рук скифской княжны в качестве свадебного подарка.

После убийства Филиппа II в 336 году до н.э., следуя обычаю скифов, безымянная для нас молодая женщина ушла в иной мир вслед за своим царственным супругом, чтобы разделить с ним супружеское ложе в вечности. Этим шагом она, видимо, настолько потрясла воображение Александра Македонского, что по его приказу юной супруге Филиппа II были оказаны воистину царские почести и в последний земной путь её снабдили бесценными дарами. Золотой ларец, диадему, миртовый венец скифской супруги царя можно сегодня увидеть в музее — гробницы Филиппа II в Эгах [10, с. 90] в древней столице Македонии.

В серебряных винных наборах, найденных в гробницах Филиппа II и Александра IV в Эгах, отчётливо видно влияние скифского «звериного стиля» запечатлённого греческим мастером: ручка ритуальной чаши имеет зооморфное навершие — голову барана, а ручка ситечко и половника — птичьи головки.

Расхожее мнение античных авторов о том, что скифы были гордым, воинственным, но  бедным народом в свете последних уникальных находок не имеет под собой основания. Авторы предполагают, что скифы меняли самородное золото, медь на предметы искусства, воинское снаряжение, рабов и только современные технологии сегодняшнего дня позволят опровергнуть, или подтвердить эту гипотезу, осуществив сравнительный анализ образцов сибирского золота и изделий скифских и греческих мастеров из того же металла.

Драгоценности, найденные через две с половиной тысячи лет после их создания в курганах  Хохлоча, Чертомлыка, Иссыка, Пазарыка, Аржана говорят о несметных сокровищах накопленных  скифской знатью. К счастью, они оказались нетленными, так как были сделаны из чистейшего  золота и донесли до современников уникальность культуры степной цивилизации скифов их влияние на культуры других народов, в первую очередь на ближайших соседей греков персов, китайцев. В тоже время скифы интуитивно тонко чувствовали  пульс культур, окружавших их народов,  и брали на вооружение их лучшие достижения, сохранив при этом свою самобытность. Они на огне своей культуры, словно в котле, сумели приготовить из разнотравья культур других народов божественный напиток, имя которому – «звериный стиль».

На основании изложенных фактов, приведённых авторами о скифо-греческом взаимодействии, можно сделать следующие выводы.

Взаимодействие греков и скифов было значительно шире и многообразнее, а используемые факты подталкивают пытливого исследователя к новому осмыслению данных, полученных в результате раскопок последнего времени, углубив парадигму исторической роли степной цивилизации скифов и её влияния на культуру народов древнего мира.

Рис. 1. Ложка македонского царя Филиппа II из гробницы в Эгах

Рис. 2. Ложка “Золотого человека” из кургана Иссык

Рис. 3. Диадема  из кургана Хохлач

Рис. 4. Горит из гробницы Филиппа II

Рис. 5. Диадема из гробницы Филиппа II


Библиографический список
  1. Andronikos M. Vergina: The Royal Tombs and the Ancient City. Athens, 1984; Коттариди А. Музей царских гробниц в Эгах. Афины., Капон, 2012. 25 c.
  2. Коттариди А. 103 с.
  3. Акишев К.А. Курган Иссык. М., «Искусство», 1978, 23 с.; Жумабекова Г. С., Базарбаева Г. А., Онгар А. Иссык. Алматы, 2011.
  4. Там же 35-36с.
  5. Там же  78-79c.
  6. Засецкая И.П. Сокровища кургана Хохлач. Новочеркасский клад. СПб., Государственный эрмитаж 26-27с.
  7. Коттариди А. Музей царских гробниц в Эгах. Афины., Капон, 2012. 50-51с.
  8. Алексеев Ю.А. Золото скифских зарей. СПб., Государственный Эрмитаж. 10с.
  9. Лаппо-Данилевский А., Мальмберг  В. Древности Южной Россию. Курган Карагодеаушх, МАР 13, Вып. 1. СПб., 1981; Черненко Е.В. Скифские лучники. Киев: «Наукова думка». 1981. 43–73, 104–109с.
  10. Коттариди А. 90с.
  11. Акишев К.А. Курган Иссык, М.: Изд. «Искусство», 1978
  12. Арриан. Поход Александра, М.: Изд. «МИФ», 1993
  13. Алексеев А.Ю. Золото скифских царей в собрании Эрмитажа, СПб.: Изд. Государственного Эрмитажа, 2012
  14. Алексеев А.Ю. Хронография европейской Скифии, СПб.: 2003
  15. Бессонова С.С. Религиозные представления скифов, Изд. Киев, 1983
  16. Геродот. История. Скифы.
  17. Засецкая И.П. Сокровища кургана Хохлач. Новочеркасский клад, СПб.: Изд. Государственного Эрмитажа, 2011
  18. Игумнова Т.Г. Фракийское золото из Болгарии. Ожившие легенды, М.: Кучково поле, 2013
  19. Колотухин В.А. Киммерийцы и Скифы Степного Крыма, Изд. СПб.: «СОНАТ», 2000
  20. Коттариди Ангелика. Сокровища Македонии. Музей Царских Гробниц в Эгах, Изд. Капон, 2012
  21. Скржинская М.В. Скифия глазами эллинов. СПб.: Изд. «АЛЛЕТЕЙЯ», 2001
  22. Пиотровский М.Б., Кузеева Р.Г. Золотые олени Евразии, СПб.: Изд. Государственного Эрмитажа, 2001
  23. Самашев Зайнолла. Берел. Изд.: Алматы «Таймас», 2011
  24. Трофимова А.А. Портреты Александра Македонского и мифологические образы в искусстве эпохи эллинизма. Изд. Государственного Эрмитажа, 2012


Все статьи автора «el-vase»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: