УДК 94(47).083

ОСОБЕННОСТИ ПИТАНИЯ ТУРЕЦКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ, РАСКВАРТИРОВАННЫХ В КАВКАЗСКОМ ВОЕННОМ ОКРУГЕ В 1915–1917 ГГ.

Познахирев Виталий Витальевич
Смольный институт Российской академии образования
кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных наук

Аннотация
В статье проводится сопоставление суточных норм питания военнопленных в России и Великобритании (на примере, соответственно, Кавказа и Египта) в годы Первой мировой войны. По мнению автора, норма довольствия турок, содержащихся в Кавказском военном округе, по ряду показателей значительно превышала предусмотренную для их товарищей в Египте.

Ключевые слова: Великобритания, военнопленные, Египет, калории, мясо, продовольственное обеспечение, турки, Центральные державы


FEATURES OF FEEDING OF TURKISH PRISONERS OF WAR PERSONNEL STATIONED IN THE CAUCASUS MILITARY DISTRICT OF 1915-1917

Poznakhirev Vitaly Vitaliyovych
Smolny Institute Russian Academy of Education
PhD in Historical Sciences, Assistant Professor of the Department of Humanities

Abstract
The article compares the daily nutritional standards prisoners of war in Russia and the United Kingdom (for example, respectively, the Caucasus and Egypt) during the First World War. According to the author, norms allowances of Turks, contained in the Caucasus Military District, a number of indicators were much higher than envisaged for their comrades in Egypt.

Keywords: calories, Egypt, food maintenance, meat, prisoners of war, the Central Powers, the Turks, United Kingdom


Библиографическая ссылка на статью:
Познахирев В.В. Особенности питания турецких военнопленных, расквартированных в Кавказском военном округе в 1915–1917 гг. // История и археология. 2015. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/03/2000 (дата обращения: 01.10.2017).

Как следует из содержания архивных документов, тот факт, что пленные турки «по перемене в пище впадают в болезни», был осознан в России не позднее середины XVIII столетия. С того момента, и это необходимо особо подчеркнуть, военно-политическое руководство страны уделяло вопросу питанию османов, в сравнение с военнопленными европейских держав, особое внимание. Так, к примеру, согласно Примечанию к § 69 «Временного Положения о военнопленных Восточной 1877 года войны» от 5 июля 1877 г., от командиров частей, при которых размещались турки, требовалось принимать «насколько возможно» меры к тому, чтобы их пища «состояла преимущественно из продуктов, употребляемых пленными на родине» [1].

Вместе с тем, масштабы Первой мировой войны, ее тотальный характер, беспрецедентно большое количество интернированных в Россию военнопленных противника, неуклонно ухудшающаяся ситуация на отечественном рынке продовольствия и иные факторы объективно вели к тому, что в 1914–1917 гг. Петрограду удалось придать питанию турок некоторую позитивную специфику лишь отчасти, да и то во многом благодаря Главнокомандующему Кавказской армией генерал-адъютанту И.И. Воронцову-Дашкову, который в июне 1915 г., после очередного снижения в стране нормы выдачи мяса для всех военнопленных Центральных держав с ½ до ¼ ф., т.е. с 200 г. до 100 г., своим приказом сохранил для турок, расквартированных в пределах Кавказского военного округа, прежнюю норму в размере ½ ф. «ввиду гуманного ведения войны турецкой армией (Курсив наш – В.П.)» [2].

В свете изложенного, определенный интерес приобретают данные Таблицы 1, анализ содержания которой позволяет говорить о следующем:

Таблица 1. Суточные нормы продовольственного обеспечения военнопленных в России и Великобритании в середине 1916 г. [3; 4, p. 230].

Наименование

Суточная норма довольствия одного военнопленного (в пересчете на граммы)

Для содержащихся британскими властями в Египте

Для содержащихся российскими властями в Кавказском военном округе

Австрийцев, венгров, германцев

Турок

Австрийцев, венгров, германцев

Турок

Хлеб

255 г.

907 г.

1 000 г.

800 г.

Галетная крошка

113 г.

 

Мясо

Говядина или конина

Свежая говядина, баранина, рыба

113 г. (свежее) – 2 дня в неделю

85 г. (консерв.) – 5 дней в неделю

100 г.

200 г.

5 дней в неделю

Сыр

16 г.

Бекон

50 г.

Один раз в неделю

Сельдь

283 г.

Крупы

65 г. (рис и овсяная)

85 г. (рис)

100 г.

100 г.

Картофель

567 г.

128 г.

250 г.

250 г.

Горох (бобы)

57 г.

Прочие овощи

113 г.

Подболточная мука

17 г.

17 г.

Кукурузная мука

57 г.

Финики (оливки)

57 г.

Масло (маргарин, сало)

12 г. маргарин

7 г. масло (маргарин)

21 г. масло (сало)

21 г. масло

Сахар

28 г.

28 г.

25 г.

25 г.

Чай

7 г.

7 г.

2 г.

2 г.

Перец

0,3 г.

0,7 г.

0,7 г.

Соль

7 г.

14 г.

46 г.

46 г.

1. В России питание турок не находились в столь резком противоречии с питанием пленных европейских государств, как это имело место в Великобритании. Причем в последнем случае контраст носил явно дискриминационный оттенок. Это видно уже из того, что в Египте турки (в отличие от своих союзников) получали необходимое число калорий, главным образом, за счет хлеба, норма которого почти вчетверо превышала «европейскую». Применительно же к России будет уместнее говорить скорее о «дискриминации» австрийцев, венгров и германцев; во всяком случае, исходя из того факта, что туркам, расквартированным в пределах Кавказского военного округа (а это до 60 % от их общего числа), полагалась порция мяса вдвое больше той, которая предусматривалась для всех прочих пленных Центральных держав (и, кстати, равная той, которая выдавалась русскому солдату до 1905 г.).

2. Недельная норма довольствия турок, содержащихся в Кавказском военном округе, превышала предусмотренную для их товарищей в Египте: по овощам – вдвое, по маслу – втрое, а по свежему мясу – в пять раз. Кроме того, рацион турецких военнопленных в России, в отличие от Британии, включал в себя рыбу, а также несколько большее количество круп и их более широкий ассортимент.

Обобщая изложенное, нельзя не прийти к выводу, что в годы Первой мировой войны Россия обеспечила турецким пленным уровень питания вполне приемлемый и, во всяком случае, превосходящий тот, который им обеспечила Великобритания. При этом подчеркнем, что выше речь идет, с одной стороны, о Египте, расположенном в узле морских коммуникаций Англии, а с другой – о Кавказе, находящемся на периферии России, практически лишенной на тот момент внешней торговли и оказавшейся, по мнению генерала Н.Н. Головина (пусть даже и несколько преувеличенному), «блокированной» в большей степени, нежели Германия» [5, с. 62].

В то же время надо признать, что реальная ситуация вполне могла и отличаться от представленной выше. Хотя бы уже потому, что приказ Главнокомандующего Кавказской армией о довольствии турок был построен на несколько иных принципах, нежели приказ Верховного Главнокомандующего о довольствии пленных европейских государств. В итоге такого несовпадения начальник Тифлисской местной бригады уже в июне 1916 г. вынужден был с удивлением констатировать, что «продовольственная дача» для турок оказалась «по стоимости меньше, чем для остальных пленных», в результате чего дискредитируется сама мысль о «гуманном ведении войны» Турцией [6].

В этой связи обращает на себя внимание протест оттоманского правительства по поводу тяжелого положения турецких пленных в лагере на о. Нарген, поступивший в МИД России в январе 1917 г. В названном документе, наряду с прочим, утверждалось, что основная пища пленников «состоит из 2-х фунтов хлеба в день с одним блюдом жидкого рыбного супа». Причем МИД России в своем довольно пространном ответе вопрос с «рыбным супом» никак не прокомментировал, что можно расценивать, как признание данного факта [7]. Хуже того, после Февральской революции негативные тенденции в питании пленных заметно усилились. Так, уже в апреле 1917 г. общее собрание солдат на о. Нарген приняло решение об уменьшении порции хлеба для военнопленных на ½ ф. Спустя месяц в Баку были введены карточки на хлеб, в связи с чем офицеры, содержавшиеся в лагере на о. Нарген, стали приобретать его в комендантской пекарне «по норме для военнопленных солдат за плату» [8].


Библиографический список
  1. Полное собрание законов Российской империи. Собр. второе. Т. LII. 1877 г. Отдел. второе. № 57530.
  2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 1300. Оп. 4. Д. 1152. Л. 201, 217–218.
  3. Составлена по данным: Российский государственный исторический архив. Ф. 396. Оп. 7. Д. 558. Л. 98; РГВИА. Ф. 1300. Оп. 4. Д. 1152. Л. 201, 217–218; Ф. 2000. Оп. 9. Д. 22. Л. 351.
  4. Yanıkdağ Y. Ill-fated sons of the nations: ottoman prisoners of war in Russia and Egypt, 1914–1922. dis…doc… of Phil… Ohio State University, 2002. 249 p.
  5. Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. В 2-х т. Т. 1. Париж: Т-во объединенных издателей, 1939. 211 с.
  6. РГВИА. Ф. 1300. Оп. 4. Д. 1152. Л. 217–218.
  7. Архив внешней политики Российской империи. Ф. 160. Оп. 708. Д. 2860. Л. 29–31.
  8. РГВИА. Ф. 1300. Оп. 4. Д. 1137. Л. 7, 53.

 



Все статьи автора «Познахирев Виталий Витальевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: