УДК 94(479)

УКРАИНСКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В СССР (1950-1980-Е ГГ.)

Мебадури София Зурабовна1, Королева Лариса Александровна1, Молькин Алексей Николаевич1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье рассматриваются содержание и формы (самиздат, подпольные объединения, в том числе сепаратистские, и т.п.) украинского национального движения в СССР в 1950-1980-е гг., факторы влияния на него, взаимоотношения представителей украинской оппозиции с правозащитниками.

Ключевые слова: СССР, Украина, Украинское национальное движение


THE UKRAINIAN NATIONAL MOVEMENT IN THE USSR (1950-1980TH)

Mebaduri Sofia Zurabovna1, Koroleva Larisa Aleksandrovna1, Molkin Alexey Nikolaevich1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article the contents and forms (a samizdat, underground associations, including separatist, etc.) the Ukrainian national movement in the USSR in the 1950-1980th, factors of influence on it, relationship of representatives of the Ukrainian opposition with human rights activists are considered.

Библиографическая ссылка на статью:
Мебадури С.З., Королева Л.А., Молькин А.Н. Украинское национальное движение в СССР (1950-1980-е гг.) // История и археология. 2014. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/05/973 (дата обращения: 29.09.2017).

К началу 1950-х гг. украинское национальное движение имело уже свою «историю». Если в результате сталинских репрессий восточная Украина  стала достаточно «спокойной», то западные  украинские районы, вошедшие в состав СССР только лишь в 1939 г., создавали немало проблем для союзного и местного советского руководства. Вооруженное подполье к 1953 г. практически было ликвидировано, однако было принято решение ЦК КПСС по западным областям Украины, направленное на смягчение национальной политики [1]. Вместо москаля Л. Мельникова первым секретарем ЦК КПУ назначается украинец А. Кириченко. Вслед за этим последовал «всплеск» национальных настроений.

Очередное «закручивание гаек»  мало что изменило в расстановке сил. По-прежнему сильны были тенденции к созданию «своей», суверенной Украйны. В 1959 г. Л. Лукьяненко организовал «Украинский рабоче-крестьянский союз». Участники «Союза» – юристы, намеревались пропагандировать ст. 17 Конституции СССР и ст. 14 Конституции УССР о праве выхода Украины из состава СССР [2]. При этом речь о смене власти, ликвидации социализма даже не рассматривался. Тогда же Н. Болкуневич и Ф. Вознюк начали проводить подготовительную работу по созданию «Прогрессивной партии Украины». В это же время были осуждены Б. Германюк, М. Площак, М. Тимкив, Я. Ткачук, М. Юрчик и др., создавшие организацию «Объединена партiя визволения Украiни» [3].  На рубеже 1950-1960-х гг. в республике действовало объединение из 17 коммунистов во главе с членом КПСС, председателем «Межколхозстроя» Суковаленко. Группа выступала за мирное отделение Украины от СССР [4].

Некоторые участники сопротивления выступали с ОУНовских позиций – вооруженная борьба, неприятие советской власти.  В 1961 г. органами государственной безопасности был раскрыт «Украинский национальный комитет». Целью  «Комитета», в состав которого входило свыше 20 человек, было  проведение активной организованной антисоветской деятельности [5]. Львовская группа украинских националистов (1963 г.) ставила перед собой задачу распространения антисоветской и националистической литературы, сбора оружия, а в случае осложнения международной обстановки ликвидацию местного партийного и советского актива [6].

Со второй половины 1950-х гг. начинается возрождение украинской литературы. Появляются произведения А. Довженко, Л. Костенко, Л. Первомайского, М. Руденко, Г. Тютюника  и др. Постепенно к началу 1960-х гг. литературные круги республики становятся своеобразным ядром  украинского сопротивления, породив феномен «шестидесятников», среди которых наиболее известными были Е. Сверстюк, И. Светличный, В. Симоненко и т.д. Идейным лидером национальной оппозиции стал И. Дзюба. «Шестидесятники», выступая за демократизацию советской системы, не выходили за рамки марксизма-ленинизма. Они проводили встречи в мастерских художников, музеях, квартирах любителей старины и пр.

В целом наблюдается явная тенденция к использованию  мирных средств для достижения суверенности республики, главным из которых, как и в большинстве республик, был самиздат. В 1963 г. на Украине органами государственной безопасности было выявлено 2137 листовок и 750 анонимных писем [7]. Именно в самиздате появилась статья «По поводу процесса над Погружальским», посвященная пожару (1964 г.) в Киевской публичной библиотеке, который расценивался как акт сознательного уничтожения украинской культуры [8]. С 1964 г. в республике распространяется националистический журнал «Свобода и Родина» [9].

Программным документом украинского сопротивления стала работа И. Дзюбы «Интернационализация или русификация?» (1965 г.), написанная по инициативе и заказу советского руководства. И. Дзюба считал, что в национальной советской политике нарушаются принципы, провозглашенные В.И. Лениным, сильны русификаторские тенденции, чему необходимо противопоставить свободу в широком смысле слова – свободу обсуждения национальных, национального выбора, национального самопознания, самосознания, самовыработки [10].

В самиздате того периода достаточно много прокоммунистических произведений. Неизвестный автор в обращении к  Председателю Верховного Совета УССР П. Тычине  пишет: «Пора уже украинскому народу обрести независимость…  После выхода из СССР Украина не вернется к прошлому, она будет идти дорогой строительства коммунизма, но она должна обрести самостоятельность, ибо  Москва сдерживает энергию народа украинского… Только мы должны вести борьбу не террористическими формами, а умно, пропагандой, агитацией среди народа, чтобы народ понудил Верховный Совет УССР  принять решение о выходе Украины из состава СССР… » [11].

Хотя отдельные проявления экстремизма сохраняются. Так, в начале  1960-х гг. в Львовской области была пресечена деятельность группы украинских националистов во главе с рабочим стройуправления Пахолок. На собраниях группы обсуждались планы расправы с местными активистами в случае осложнения международной обстановки, распространяли «клеветнические измышления передач антисоветских радиостанций, хранили националистическую литературу и оружие» [12]. В 1966 г. были осуждены И. Вонс, Р. Крик, Р. Сатанивский, Р. Сухий и др. за создание националистической организации «Вогник Украiни» [13].

Возрождается  интерес к национальной культуре и языку как своеобразный протест против русификации.  22  мая, день перенесения праха Т. Шевченко, становится  национальным праздником, отмечаемым массовым шествием к памятнику поэту. Среди молодых украинских художников особой популярностью пользуется течение живописи 1920-х гг. «бойчукизм».

Во второй половине 1960-х гг. наблюдается явная тенденция увеличения доли творческой интеллигенции (работники литературных объединений, художественных училищ, преподаватели вузов, научные сотрудники и пр.) в национальных организациях.  Вероятно, это обусловило изменения в тактике национального движения: все большее внимание уделяется задаче вовлечения максимального количества людей в разряд оппозиционеров посредством устройства выставок народного и современного искусства, концертов украинской музыки и т.п.  Именно такие цели ставил перед собой клуб творческой молодежи в Киеве, созданный, кстати, по инициативе обкома комсомола, во главе с режиссером Л. Танюком. На его базе был организован межвузовский студенческий фольклорно-этнографический кружок и хор «Жаворонок».

Со временем география украинского национального движения расширяется, не ограничиваясь Киевом и Львовом.

Достаточно благоприятные условия существования украинской оппозиции, во многом, объяснялись «либерализмом» первого секретаря ЦК КПУ П. Шелеста и других партийных руководителей республики.

Несмотря на мирный в целом характер национального движения сопротивления, встречались и случаи более радикального проявления национальных настроений. В 1963 г. в Львовской области была раскрыта организация, в состав которой входили рабочий, студент, бывший униатский священнослужитель. Группа ставила перед собой задачу создать молодежную организацию в противовес русскому комсомолу [14]. В это же время в Крыму действовала группа старшеклассников «Свободная Таврия» [15].

В 1965 г. в республике  распространялся  документ «Положение и задачи Украинского освободительного движения», открыто провозглашавший необходимость революционной демократической борьбы, для чего предлагалось использовать различные средства: идейные, легальные и нелегальные, массовые, индивидуальные, агитация, пропаганда и т.д. [16]. Однако, в документе подчеркивалось, что «массовому освободительному движению предшествует период кропотливой культурно-просветительной работы (данное обстоятельство не являлось типичным для оппозиционных групп). Этот период решает такие вопросы, как социальное и национальное понимание народом Украины задач движения, создание политической литературы, боевой поэзии, песни и других способов влияния искусства, налаживания тесного сотрудничества с освободительными силами национальных территорий, воспитание кадров для профессиональной революционной работы…» [17].

Тогда же были проведены массовые аресты участников украинского национального движения. В лагерях оказались М. Горынь, П. Заливаха, С. Караванский и др. Для поддержки семей репрессированных оппозиционеров была создана общественная касса помощи. Однако власти продолжали карательную политику,  и волна национализма пошла на убыль.

В 1967 г. органы безопасности республики раскрыли две  «антисоветские националистические» организации, сотрудничавшие между собой, в Львовской и Ивано-Франковской областях. Арестованные члены групп – И. Губка, М. Дяк,   Н. Качур, Д. Квецко, З. Красивский,  Я. Лисив, М. Мелень, Г. Прокопович, ставили своей конечной целью замену существующего в стране политического и общественного строя, что было изложено в брошюре «Тактика украинского национального фронта». Члены организаций  распространяли националистические брошюры и листовки в Киеве, Донецке, Ивано-Франковской, Кировоградской, Одесской и других областях; направляли антисоветские документы в ЦК КПСС, ЦК УССР, Совет Министров и Президиум Верховного Совета УССР за подписью «Украинский национальный фронт» [18]. Через три года в Самборе Львовской области З. Попадюк и Я. Микитко действительно создали нелегальную группу «Украинский национально-освободительный фронт» с целью способствовать украинскому национальному возрождению, противостоять русификации украинского населения [19].

В 1969 г. группа молодых поэтов, ученых, студентов обратилась с посланием к руководителям партии и правительства Украины с протестом против национальной дискриминации, которая проявлялась в регулярном преследовании украинцев за свои национальные убеждения («Письмо творческой молодежи Днепропетровска»), что вызвало новую волну репрессий. За написание и распространение «Письма»  были приговорены к различным срокам  заключения Н. Кульчинский, В. Савченко, И. Сокульский и др. [20].

К концу 1960-х гг. гораздо меньше фиксируется случаев организованного сопротивления советским властям. Но факты стихийного спонтанного выражения своего отношения к происходящему в республике имели место. П. Медведь, ученик слесаря, ночью 30 апреля  1971 г. вывесил желто-голубой флаг (Украинской Народной Республики) на водонапорной башне в Новом Раздоле [21]. В этом же году А. Чекалин (Лисичанск) во время выборов на избирательных бюллетенях по выборам в Совет Союза и Совет Национальностей  написал призывы к свержению советской власти, «а также … заведомо ложные клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй» [22].

 С начала 1970 г. появилась национальная оппозиционная периодическая пресса – журнал «самиздатовских украинских национально-демократических кругов»  «Украинский вестник». Было выпущено 6 номеров (до 1972 г.). «Украинский вестник» не представлял какую-либо организацию. Своей задачей редколлегия журнала объявляла предоставление объективной информации о «скрытых процессах и явлениях в украинской общественной жизни» [23]. Журнал не был антисоветским или антикоммунистическим. Хотя члены редколлегии придерживались принципа анонимности, но издание журнала приписывалось В. Лисовскому, Е. Пронюку, И. Семанюку, В. Черновилу [24].

С января 1972 г. началась очередная волна массовых арестов  в республике. Они превосходили по масштабам аресты 1965 г. Своего рода сигналом к развертыванию репрессий послужили повторные аресты старейших участников национального движения республики – В. Мороза и Н. Строкатой. На Украине даже был образован комитет защиты Н. Строкатой, выпускавший информационные бюллетени. Психически больными были признаны и затем направлены на лечение Б. Ковгар, И. Плахотнюк, Л. Плющ.  Были арестованы И. Дзюба, В. Лисовой, Е. Пронюк, И. Семанюк и др. Практически всем предъявлялось обвинение по ст. 62 УК УССР (аналог ст. 70 УК РСФСР), основным материалом обвинения являлась самиздатовская литература. К этому времени самиздат пополнился произведениями Е. Аксеновой-Гинзбург «Крутой маршрут», Е. Евтушенко «Автобиография», А. Солженицына «Письмо к IV съезду советских писателей», «Раковый корпус», А. Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе»  и т.д. [25].

В 1974 г. вновь начинает выходить «Украинский вестник». Но в отличие от своего предшественника, новый «Вестник» более радикален, его редакторы открыто называют советскую власть на Украине оккупационной, выступают за полную независимость республики [26]. В редколлегию входили киевские журналисты А. Шевченко и В. Шевченко (однофамильцы) и врач С. Хмара, псевдоним – Сагайдак [27].

В  1976 г. на Украине была создана вторая по стране Хельсинкская Группа в Киеве. В ее состав вошли О. Бердник, П. Григоренко, И. Кандыба, Л. Лукьяненко, О. Мешко, Н. Руденко (руководитель) и др. [28]. ХГ ставила перед собой задачи пропагандировать Всеобщую декларацию прав человека, добиваться реализации на практике положений данного документа, сбор и публикация материалов о нарушениях прав человека. И вот тут всплывает одна «национальная особенность»: нарушения прав человека на Украине и украинцев, проживавших в других республиках. Вероятно, это можно объяснить тем, что группа однородна по национальному составу – украинцы, и «стаж» борьбы членов ХГ за независимость республики  весьма длителен. Группа практически обошла внимание проблемы крымских татар, верующих республики и т.п.  В начале 1980-х гг. в ХГ Украины вступили М. Никлус и В. Пяткус (член Литовской ХГ) [29].

К концу 1970-х  гг.  по республике циркулировали самиздатовские работы А. Авторханова «Технология власти»; М. Брайчевского «Воссоединение или присоединение?»; В. Мороза «Репортаж из заповедника имени Берия», «Дантон и Датон», «Хроника сопротивления»; М. Осадчего «Бельмо»; В. Стуса «Место в бою или расправа?»; «ХТС» и т.п. Основную массу самиздата по-прежнему составляли художественно-публицистические произведения. Однако неподцензурная печать приобретает черты профессионализации, т.е. выделяются  специалисты по конкретным отраслям исследований. Серьезной работой историко-философского характера, посвященной положению украинского народа в СССР, стало произведение Г. Бадзьо «Право жить» [30].

В середине 1980-х гг. украинское диссидентское движение  переживало явный кризис. Скончались старейшие его участники, идейные лидеры (Ю. Литвин, В. Марченко, В. Стус, О. Тихий); находились в заключении Н. Горбань, П. Рубан, К. Семенюк и др. Один из основателей Украинской ХГ А. Бердник опубликовал в прессе заявление, в котором осуждал свою прошлую  борьбу и своих бывших единомышленников [31].

Серьезным ударом для украинской оппозиции стало раскаивание одного из ее  главных идеологов И. Дзюбы.

Отношения украинских диссидентов с московскими, главным образом,  правозащитниками были достаточно сложными и неоднозначными [32]. В «Заявлении по украинскому вопросу» А. Амальрика, В. Буковского, Н. Горбаневской, А. Калича, В. Максимова, В. Некрасова и др., называя СССР последней колониальной империей мира, считали украинцев угнетенной нацией, выступавшей за государственный суверенитет. Они предлагали расширить связи с украинскими диссидентами и предостерегали от русского шовинизма, в частности от его наиболее ярких представителей – А. Солженицына и И. Шафаревича. Данное предупреждение было оправданным, т.к. Солженицын А. в некоторых своих произведениях предлагал в будущем раздел Украины, поскольку ее восточные районы  тяготеют к России. И. Шафаревич выступал за сохранение единого и неделимого государства, приписывая все отрицательные черты имперской политики «социалистической идеологии» [33].

В республике очень благожелательно было встречено появление «ХТС».  Однако, «Украинский вестник» заметил по данному поводу, что «Хроника» самочинно претендует на какой-то наднациональный или всесоюзный характер, хотя фактически является изданием русских (возможно, частично еврейских) кругов. … Скупая информация из республик подверстывается как дополнение к развернутому описанию событий в России, более всего в Москве…» [34].


Библиографический список
  1. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 6. Л. 16.
  2. Кошеливец И. Хроника украинского сопротивления // Континент. Мюнхен, 1975. № 5. С. 174.
  3. 5810. Надзорные производства Прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде. Март 1953 – 1991. Аннотированный каталог. М., 1999. С. 511.
  4. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 230. Л. 98.
  5. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 351. Л. 26.
  6. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 55. Д. 71. Л. 3.
  7. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 55. Д. 71. Л. 41.
  8. Национальный вопрос в СССР. Сучастнисть, 1975. С. 443, 446.
  9. РГАНИ. Ф. 5. Д. 245. Оп. 59. Л. 26.
  10. Дзюба И. Интернационализм или русификация? Сучастнисть, 1973. С. 294-295.
  11. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 141. Л. 73.
  12. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 55. Д. 71. Л. 42.
  13. 5810. Надзорные производства Прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде. Март 1953-1991. Аннотированный каталог. М., 1999. С. 669.
  14. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 55. Д. 71. Л. 42.
  15. РГАНИ. Ф. 89. П. 6. Д. 25. Л. 4.
  16. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 230. Л. 84-85.
  17. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 230. Л. 84-85.
  18. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 59. Д. 245. Л. 25.
  19. 5810. Надзорные производства Прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде. Март 1953-1991. Аннотированный каталог. М., 1999. С. 752.
  20. Кошеливец И. Хроника украинского сопротивления // Континент. 1975. № 5. С. 181-182.
  21. ХТС. 1971. Вып. 22. С. 29.
  22. ХТС. 1974. Вып. 33. С. 62-66.
  23. Национальный вопрос в СССР. Сучастнисть, 1975. С. 153.
  24. ХТС. 1973. Вып. 30. С. 78.
  25. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 62. Д. 15. Л. 2.
  26. Кошеливец И. Хроника украинского сопротивления // Континент. Мюнхен, 1975. № 5. С. 196.
  27. ХТС. Вып. 60. С. 54-61.
  28. ХТС. 1976. Вып. 43. С. 43-44.
  29. Вести из СССР. Права человека. 1983. Вып. 2. № 21. С. 92-93.
  30. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1979. № 11. С. 127.
  31. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1983. Вып. 2. № 10. С. 407.
  32. Гарькин И.Н., Королева Л.А. Правозащитное движение в СССР (1960-1980 гг.) // История и археология. – Апрель 2014. – № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/04/959 (дата обращения: 20.04.2014).
  33. Литвиненко И. Украинская проблема и Россия // Форум. 1984. № 8. С. 48-75.
  34. Национальный вопрос в СССР. Сучастнисть, 1975. С. 151.


Все статьи автора «Koroleva»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: