УДК 902.6

К ВОПРОСУ О ХРОНОЛОГИИ РАННЕГО НЕОЛИТА СТЕПНОГО И ЛЕСОСТЕПНОГО ПОВОЛЖЬЯ

Ставицкий Владимир Вячеславович
Пензенский государственный университет
профессор кафедры всеобщей истории, историографии и археологии, доктор исторических наук

Аннотация
В статье рассматривается краткая историография исследований по хронологии раннего неолита Поволжья. Анализируются возможность датировки неолитических памятников по фрагментам керамики. Поднимается вопрос о древнейших неолитических памятниках Нижнего Поволжья и стратиграфии Варфоломеевской стоянки.

Ключевые слова: Варфоломеевская стоянка, Джангар, радиоуглеродная хронология, ранний неолит, Северный Прикаспий, Среднее Поволжье


ABOUT CHRONOLOGY OF EARLY NEOLITHIC STEPPE AND FOREST-STEPPE OF THE VOLGA REGION

Stavitsky Vladimir Vyacheslavovich
Penza State University
Professor, Department of General History, historiography and archeology, Doctor of Historical Sciences

Abstract
The article deals with a brief history of research on the historiography of the early Neolithic Volga. In article analyzed the possibility of Neolithic monuments dating from the fragments of pottery. There is a question of the oldest Neolithic sites of the Lower Volga and stratigraphy Varfolomeevkа site.

Библиографическая ссылка на статью:
Ставицкий В.В. К вопросу о хронологии раннего неолита степного и лесостепного Поволжья // История и археология. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/10/1229 (дата обращения: 29.09.2017).

В октябре этого года Александру Алексеевичу Выборнову исполняется 60 лет, из которых 40 лет он посвятил исследованиям волжского неолита, став несомненным лидером в изучении данного научного направления. Его многолетние исследования уже неоднократно становились предметом историографического анализа, в том числе и автора данной статьи [1–3]. Поэтому в это раз мы остановимся только на его исследованиях, посвященных проблеме хронологии поволжского неолита.

До конца 1970-х годов древнейшей неолитической культурой Поволжья считалась волго-камская, ранний период существования которой А.Х. Халиковым был разделен на три этапа: докерамический, «накольчатый» и «гребенчатый» [4, с.41]. Время существования ранних памятников волго-камской культуры по синхронизации с культурой эртебелле, для которой имелись радиоуглеродные даты, было определено им второй половиной V – началом IV тыс. до н. э. [4, с.49]. Рубежом V – началом IV тыс. до н. э. датировались данные памятники и на основании их отнесения к эпохи повышенной увлажненности [5, с.107].

Подобные, не очень корректные методы датировки раннего неолита Среднего Поволжья на основе синхронизации с памятниками достаточно отдаленных культур оставались актуальными для данного региона вплоть до конца ХХ века. Не случайно в обобщающих работах этих лет по неолиту Поволжья и Прикамья у А.А. Выборновым рассматривались только вопросы периодизации местных памятников, а разделы по хронологии отсутствовали [6–7]. Даже на конференции в Санкт-Петербурге по хронологии неолита, доклады по Среднему Поволжью в основном были посвящены периодизации, а не хронологии [8–10].

Причем появление первых радиоуглеродных дат для территории Поволжья положения не изменило, поскольку все они имели явно омоложенный характер [11, с.343]. Следует отметить, что первая достаточно реальная дата для Среднего Поволжья [5560±100] была получена при участии А.А. Выборнова со стоянки Имерка III, где был продатирован слой с ямочно-гребенчатой керамикой [12]. А первая специальная работа по хронологии вышла у А.А. Выборнова только в 1997 г. Она была посвящена проблеме синхронизации калиброванной и некалиброванной шкалы радиоуглеродных определений волжских памятников [13]. Эта же проблема была поднята им на конференции 2006 г. в Липецке [14].

В это время одной из главной проблем, затруднявших получение радиоуглеродных дат по памятникам Среднего Поволжья, было отсутствие достаточного количества органики в их культурных слоях. Эта проблема была решена благодаря киевской радиоуглеродной лаборатории, где Н.Н. Ковалюхом была разработана методика датирования по углероду, содержавшемуся во фрагментах керамической посуды. Данные разработки сразу же привлекли внимание А.А. Выборнова, который пользуясь данным методом, произвел настоящую революцию в изучении хронологии поволжского неолита [15–16]. Во время работы над докторской диссертацией, менее чем за два года им в киевской лаборатории было продатировано около двухсот образцов керамики с неолитических памятников Прикамья, Нижнего и Среднего Поволжья, что существенно скорректировало прежние представления на хронологию местного неолита [17].

Появление новых дат носило буквально лавинообразный характер. Вернувшись в ноябре 2006 года с конференции в Липецке я, находясь под впечатлением от развернувшейся там дискуссии по хронологии елшанской культуры [18, с.336–337], приложил массу усилий, что бы «вписать», новые даты в устоявшуюся концепцию развития ранненеолитических древностей, основанную на данных типологии и горизонтальной стратиграфии. Подготовил основательную статью, но опубликовать её не успел, поскольку появились новые даты [19, с. 1249–1255; 20, с.15–24], которые снова нужно было объяснять и «укладывать». Поэтому мною был взят своеобразный мораторий на комментирование радиоуглеродных дат, для того, что бы время само все расставило на свои места. Необходимо признать, что пока еще остается немало спорных моментов, но некоторые промежуточные итоги уже можно подвести.

До появления массива дат, выполненных по фрагментам керамики, на стратиграфических материалах ряда памятников с широким использованием возможностей типологического метода усилиями А.Х. Халикова [4], Р.С. Габяшева [21], В.П. Третьякова [22], А.И. Юдина [23], И.Б. Васильева и А.А. Выборнова [6] была выстроена стройная система развития неолитических древностей Поволжья, недостатком которой была малочисленность абсолютных датировок. Возникает вопрос, что же изменилось после их появления?

Среди неолитических памятников Нижнего Поволжья к наиболее ранним относились материалы стоянок Кугат и Кулагайси, отличавшиеся от каиршакских материалов наличием круглых днищ и более архаичной кремневой индустрией, в которой заметную долю составляли геометрические микролиты: сегменты, параллелограммы, симметричные трапеции. При датировании оказалось, что часть дат, полученных в Киеве по керамике Каир-Шака III с прочерченным орнаментом синхронна посуде Кугата (7740±70; 7680±90; 7530±90), другая на 100, 200 и 300 лет древнее её (7950±90; 7890±90).При этом для Каиршака III имеются три даты по кости, которые на 500–600 лет моложе, чем даты стоянки Кугат (7190±80; 7010±80; 7030±100) [24, р.797, таb.1]. Однако А.А. Выборнов считает, что даты по кости не верно датируют слой памятника, поскольку это является общей тенденцией – когда радиоуглеродные определения по кости дают более поздние даты, чем по керамике [25, с.201–203]. Действительно, это так. Однако за вычетом, тех исключений из правил, которые приводятся в данной статье, именно даты по костям животных являются наиболее надежными, поскольку они не подвержены различным резервуарным эффектам.

А.А. Выборнов допускает возможность объяснения разброса дат двухслойностью стоянки Каиршак III. Однако керамический материал стоянки выглядит весьма однородно, не отмечено поздних примесей и в кремневом комплексе памятника. Не заметно, существенных отличий и в керамике Каиршака III от керамического комплекса стоянки Каиршак I, хронология которого смыкается с каиршакскими датами, полученными по кости [24, р.797, таb.1].

Следует отметить, что буквально на всех памятниках Нижнего и Среднего Поволжья, наиболее древними являются даты по неорнаментированной посуде [26, табл.1; 27, табл.1]. Только на Каиршаке III она не является древнейшей (7780±90), что может свидетельствовать о завышенном значении ряда датировок по прочерченной керамике этого памятника.

Если признать, что прочерченная керамика Каиршака III удревнена при датировании, в результате резервуарного эффекта, который может объясняться наличием геологического углерода, содержащегося в илах, тогда на место древнейшей керамики в регионе будет претендовать неорнаментированная посуда и керамика типа Кугат–Кулагайси.

Еще одной дискуссионной проблемой нижневолжского неолита является хронологическое соотношение материалов стоянок Джангар и Варфоломеевка. До появления радиоуглеродных дат соотношение материалов из различных слоев представлялось исследователям вполне однозначным. Нижние слои Джангара (2-ой и 3-й) синхронизировались с нижним (3-им) слоем стоянки Варфоломеевка, верхний слой Джангара с варфоломеевским слоем 2Б  [28–29]. Однако с появлением радиоуглеродных данных А.И. Юдин соотнес с 3-им слоем Варфоломеевки 3-ий и нижнюю часть 2-го слоя стоянки Джангар, а со слоем 2Б Варфоломеевки – верхнюю часть слоя 2 и нижнюю часть слоя 1 стоянки Джангар [30, с.188, рис.48], приведя, таким образом, их в соответствии с радиоуглеродной хронологией.

Однако эти первые данные радиоуглеродного датирования по Варфоломеевке явно носили «левый» характер и для того что бы состыковать их А.И. Юдин для верхних слоев использовал калиброванные значения, а для нижних некалиброванные [23]. Благодаря усилиям А.А. Выборнова и А.И. Юдина, в последнее время по Варфоломеевке и Джангару получен ряд новых дат, которые прояснили спорную ситуацию. В недавно вышедшей статье, написанной А.А. Выборновым и А.И. Юдиным вместе с другими соавторами, при датировке Варфоломеевки были использованы даты, полученные по разным материалам и в разных лабораториях. При этом были учтены только те даты, которые были подтверждены при датировании нескольких образцов, на основе чего наиболее вероятный интервал функционирования слоя 2Б был определен временем – от 7100 до 6900 лет ВР, а слоя 2А – от 6700 до 6400 лет ВР. Для образца из верхнего 1-го слоя Варфоломеевки, взятого с глубины 9–10 см, была получена дата 5800 лет ВР [31, с.256], которую А.И. Юдин в другой статье почему-то отнес к слою 2А [32, с. 219, табл.1].

Новые даты по стоянке Джангар позволили отнести время формирования нижнего 3-го слоя к периоду 6990 – 6870 лет ВР, для 2-го слоя получена дата – 6780 лет ВР, для верхнего – 6564 лет ВР [31, с.257].

Таким образом, новые радиоуглеродные даты полностью подтверждают точку зрения А.И. Юдина на проблему синхронизации материалов Джангара и Варфоломеевки, а по некоторым параметрам превосходят даже самые смелые ожидания. Поскольку теперь получается, что 3-ий слой Варфоломеевки древнее 3-го слоя Джангара, а слой 2Б древнее 2-го джангарского слоя. Однако признание этого факта вступает в противоречие с синхронизацией материалов из указанных слоев данных памятников. Следует отметить, что между мной и А.И. Юдиным давно ведется заочная дискуссия по проблемам соотношения нижневолжских древностей [33–35], в которой мой оппонент в основном оперирует данными радиоуглеродного датирования [32], но никак не объясняет расхождений, с его же результатами типологического сравнения их материалов, выполненного им в свое время на безупречном методическом уровне [36].

Если расхождения в датировании указанных древностей не обусловлены какими-то локальными причинами, повлиявшими на удревнение варфоломеевских материалов, либо на омолаживание джангарских, то наиболее вероятным объяснением данного противоречия является отсутствие «реальной» стратиграфии на Варфоломеевской стоянке. Следует отметить, что в публикации первого года раскопок, А.И. Юдиным было отмечено, что: «По всей стратиграфической колонке культурный слой одинаков по цвету и характеру находок». При этом материалы памятника рассматривались им суммарно без деления на слои [37, с.143 – 144]. Только два культурных слоя (верхний и нижний) были охарактеризованы А.А. Юдиным в тезисах 1990 г., которые были изданы уже после раскопок 1987 – 1989 гг. [38, с.25–27]. В публикации следующего года им говорится уже о трех слоях [39, с.3–4], а в автореферате кандидатской диссертации их стало четыре [23].

Проблемный характер выделения варфоломеевских слоев, видимо, связан с тем, что ранние напластования стоянки оказались в значительной степени переработаны в результате хозяйственной деятельности поздненеолитического населения. Данный факт признается и автором раскопок в монографии, где отмечается: «Разновременные землянки перекрывали друг друга настолько плотно, что на всей вскрытой площади нет сколько-нибудь значительного участка, который не являлся бы дном жилища» [30, с.18]. Исходя из этого, хронологию стоянки следовало бы рассматривать не по условным слоям, как это делает автор, а по жилищным сооружениям. Тогда бы не было подобного разнобоя в датах, который мы имеем сейчас. Эффективность подобного подхода наглядно показали исследования А.И. Королева энеолитической стоянки Имерка VIII, напластования которой имеют не менее сложный характер. Однако, автору раскопок удалось в них разобраться, выделив на памятники ранние и поздние жилые сооружения [40, с.26–27].

Кроме того, непонятна приверженность исследователей Варфоломеевки к датировке по фрагментам керамики, точность которых осложнена резервуарными эффектами различного рода. Поскольку абсолютное большинство находок на стоянке составляют кости животных [37, с.143], являющиеся наиболее надежным материалам для радиоуглеродного датирования. Не в том ли кроется причина, что кости дают слишком поздние даты, или в том, что они не имеют реальной стратиграфической привязки?

Следует отметить, что, по мнению остеологов, изучивших фаунистические материалы Варфоломеевки, более реальными для этого памятника являются даты, полученные по костям, которые значительно лучше объясняют динамику изменений размеров костей и их соотношений, поскольку они хорошо согласуются с общими тенденциями изменения природно-климатических условий на протяжении атлантического периода. В то время как даты по керамике вступают в противоречие с полученными ими данными [41, с.98].

В этом году А.А. Выборновым и А.И. Юдиным начато исследования новой стоянки варфоломеевского типа, где также в большом количестве присутствуют кости животных, надеюсь, что они будут продатированы и это прояснит спорную ситуацию с хронологией нижневолжского неолита.

Еще одной актуальной проблемой является хронология елшанской культуры, но она недавно была проанализирована мною в статье, которая скоро должна выйти в сборнике, посвященном юбилею А.А. Выборнова, поэтому в данной публикации я не стану касаться этой темы.


Библиографический список
  1. Ставицкий В. В. Историография неолита бассейна р. Сура // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 1015–1018.
  2. Ставицкий В. В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза: ПГКМ, 1999. 196 с.
  3. Юдин О.С. История изучения неолитических стоянок Имерского озера // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010 №1 (13). С.33– 39.
  4. Халиков А. X. Древнейшая история Среднего Поволжья М., 1969.
  5. Халиков А.Х. Неолитические племена Среднего Поволжья // Материалы и исследования по археологии СССР. 1973. № 172. С. 107–121.
  6. Васильев И.Б., Выборнов А.А. Неолит Поволжья. Куйбышев: КГПИ, 1988.112 с.
  7. Выборнов А.А. Неолит Прикамья. Самара: СГПУ. 1992. 148 с.
  8. Никитин В.В. Культура носителей ямочно-гребенчатой керамики Средней Волги в системе Волго-Окского неолита // Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евразии. СПб.: ИИМК, 2004. С. 241 – 246.
  9. Моргунова Н.Л. К проблеме определения культурной принадлежности и хронологии неолитических памятников Самарского Поволжья и Южного Приуралья // Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евразии. СПб.: ИИМК РАН, 2004. С. 214–226.
  10. Ставицкий В.В. Хронология Сурско-Мокшанского неолита // Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евразии. СПб.: ИИМК РАН, 2004. С. 227–240.
  11. Тимофеев В.И. Проблемы абсолютной хронологии // Неолит Северной Евразии. М.: Наука, 1996. С. 330–348.
  12. Выборнов А.А., Третьяков В.П. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья. Куйбышев: КГПИ,1988. 88 с.
  13. Выборнов А.А. Спорные вопросы в изучении неолита Нижнего Поволжья // Исторические исследования. Самара: СамГПУ, 1997. Вып. 1. С. 3–10.
  14. Выборнов А.А. О противоречии в периодизации неолита Доно-Волжской лесостепи и степи // Археологическое изучение центральной России. Липецк: ЛГПУ, 2006. С. 102–105.
  15. Выборнов А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В., Березина Н.С., Вискалин А.В., Ставицкий В.В. Об абсолютном возрасте неолита Сурско-Мокшанского междуречья // Актуальные вопросы археологии Урала и Поволжья. Самара: СОМК, 2008. С. 20–25.
  16. Выборнов А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. К радиокарбоновой хронологии неолита Среднего Поволжья: восточный регион // Российская археология. 2009. № 3. С. 58–65.
  17. Выборнов А.А. Неолит степного-лесостепного Поволжья и Прикамья. Автореф. дис. … докт. ист. наук. Ижевск, 2009.
  18. Ставицкий В.В. Неолитическая тематика на конференции «Археологическое изучение Центральной России» // Пензенский археологический сборник. Пенза: ПГПУ, 2007. Вып. 1. С. 334–341.
  19. Выборнов А.А. Корректировка радиоуглеродной хронологии неолита Нижнего Поволжья // Известия Самарского научного центра РАН. 2008. Т. 10. № 4. С. 1249–1255.
  20. Выборнов А.А. Новые данные по радиоуглеродной хронологии неолитической керамики Волго-Камья // Археология, этнография и антропология Евразии. 2008. № 4. С. 15–24.
  21. Габяшев Р.С. Хронология неолита Нижнего Прикамья // КСИА. 1978. Вып. 153. С. 74–76.
  22. Третьяков В.П. Неолитические племена лесной зоны Восточной Европы. Л.: Наука, 1990. 198 с.
  23. Юдин А.И. Неолит и энеолит степного Заволжья: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1995. 16 с.
  24. Vybornov A., Zaitseva G., Kovaliukh N., Kulkova M., Possnert G., Skripkin V. Сhronological problems with neolithization of the Northern Caspian Sea area and the forest – steppe Povolzhye region. Radiocarbon. 2012. Vol. 54. № 3–4.
  25. БарацковА.В., Выборнов А.А., Кулькова М.А. Проблемы абсолютной хронологии неолита Северного Прикаспия // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2012. Т. 14. № 3–1. С. 200–204.
  26. Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара: СамГПУ, 2008. 490 с.
  27. Андреев К.М., Выборнов А.А., Кулькова М.А. Некоторые итоги и перспективы радиоуглеродного датирования елшанской культуры лесостепного Поволжья // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2012. Т. 14. № 3–1. С. 193–199.
  28. Ставицкий В. В. Актуальные проблемы изучения первобытной археологии Поволжья //Материалы ХХХVI Урало-Поволжской археологической студенческой конференции. Пенза, 2004. С. 15 – 61.
  29. Ставицкий В. В. Дискуссионные вопросы изучения нижневолжского неолита //Историко-археологические изыскания: Сб. тр. молодых ученых. Самара. 2004. Вып. 6. С. 205 – 218.
  30. Юдин А.И. Варфоломеевская стоянка и неолит степного Поволжья. Саратов, 2004. 200 с.
  31. Выборнов А.А., Андреев К.М., Барацков А.В., Кулькова М.А., Кольцов П.М., Юдин А.И., Джалл Т., Гослар Т., Ойнонен М., Посснерт Г., Филиппсен Б. Новые данные по радиоуглеродной хронологии неолита лесостепного и степного Поволжья //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. № 5–1. С. 254–260.
  32. Юдин А.И. Орловская культура в свете новых данных по хронологии неолита степного Поволжья // Самарский научный вестник. 2014 №3(8). С. 215 – 220.
  33. Ставицкий В. В. К вопросу о выделении нео-энеолитической эпохи в Поволжье // Проблемы периодизации и хронологии в археологии раннего металла Восточной Европы. Спб., 2013. С. 31 – 33.
  34. Ставицкий В. В. Н. Л. Моргунова Энеолит Волжско-Уральского междуречья. Оренбург: ОГПУ, 2011. 220 с. // Археология Поволжья. Казань, 2013. №3(5). С. 200 – 208.
  35. Ставицкий В. В. Проблема происхождения прикаспийской культуры // Археология Восточно-Европейской степи. Саратов, СГУ, 2013. Вып. 10. С. 206 – 211.
  36. Юдин А.И. Культурные контакты и связи населения Нижнего Поволжья в неолитическое время // Нижневолжский археологический вестник. Волгоград, 2000. Вып. 3. С. 41–57.
  37. Юдин А.И. Варфоломеевская неолитическая стоянка (первые итоги исследования) // Археологические культуры Северного Прикаспия. Куйбышев, 1988. С. 142–172.
  38. Юдин А.И. Варфоломеевская неолитическая стоянка и истоки формирования степного энеолита Заволжья // Проблемы древней истории Северного Прикаспия. Куйбышев, 1990. С. 25 –27.
  39. Юдин А.И. Неолитические погребения Варфоломеевской стоянки // Археология Восточно-Европейской степи. Саратов, 1991. Вып. 2. С. 3–14.
  40. Королев А. И., Ставицкий В. В. Примокшанье в эпоху раннего металла. Пенза: ПГПУ, 2006. 202 с.
  41. Гасилин В.В. , Косинцев П.А., Саблин М.В. Фауна неолитической стоянки Варфоломеевская в степном Поволжье // Фауны и флоры Северной Евразии в позднем кайнозое. Екатеринбург–Челябинск, 2008. С.25 – 100.


Все статьи автора «Ставицкий Владимир Вячеславович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: