УДК 930.94(477)

ПРАВЛЕНИЕ «ГЕТМАНСКОГО УРЯДА» В ЛЕВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЕ (1734-1750 ГГ.)

Белашов Валерий Иванович
Глуховский национальный педагогический университет имени Александра Довженко
доцент кафедры истории, правоведения и методики обучения

Аннотация
В статье раскрыта деятельность «Гетманского уряда», показан процесс истощения материальных и финансовых ресурсов украинцев.

Ключевые слова: «Гетманский уряд», «слово и дело», гетманство, кодификация, российско-турецкая война, “Hetman's government”


BOARD OF “HETMAN'S GOVERNMENT” IN THE LEFT-BANK UKRAINE (1734-1750)

Bielashov Valeriy Ivanovich
Oleksandr Dovzhenko Hlukhiv national pedagogical university
Assistant Professor of the Department of History, Law and teaching methods

Abstract
The article deals with the profound meaning of the "Hetman’s government" activities and the depletion of the Ukrainian’s material and financial resources.

Keywords: "the word and the deed", codification, hetmanate., the Russo-Turkish War


Библиографическая ссылка на статью:
Белашов В.И. Правление «Гетманского уряда» в левобережной Украине (1734-1750 гг.) // История и археология. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/08/2336 (дата обращения: 29.04.2017).

После смерти гетмана Левобережной Украины Д. Апостола, российское правительство отменило избрание нового гетмана. В представленном царице Анне Иоанновне Кабинетом Министров «Всеподданнейшем мнении» говорилось, что в указах и других письмах этот запрет нужно замалчивать и не показывать, что существует намерение гетмана не выбирать [1, с.95]. В соответствии с грамотой Анны Иоанновны от 31 января 1734 г. в Глухове было создано временное Правление Украины, которое, по указу Сената от 17 июня этого же года, начали называть правлением «Гетманского уряда» подобного первой Малороссийской коллегии. В этой же грамоте снова лицемерно заявлялось, что это правление будет существовать до будущего избрания гетмана, пока на него не будет подобрано надежного кандидата.

Временное Правление и правление «Гетманского уряда» состояло из шести членов – трех представителей от царского правительства и трех от украинской старшины. Левобережная Украина заново переподчинялась Сенату, в котором была создана «Канцелярия малороссийских дел» [2]. В первой же инструкции временному Правлению указывалось на то, чтобы доходы, которые собирались на гетманские потребности, собирать, как и ранее. От россиян в состав «Гетманского уряда» вошли генерал-поручик, сенатор и генерал-адъютант князь А. Шаховской, бригадир князь А. Барятинский и полковник В. Гурьев, а от украинцев – генеральный обозный Я. Лизогуб, генеральный судья М. Забила и генеральный подскарбий А. Маркович [3, с. 646; 4, с. 313; 5, с. 92]. В инструкции к правлению указывалось, что на заседаниях его члены должны быть в равенстве, сидеть с правой стороны великороссиянам, а с левой малороссиянам и править все дела в соответствии с великорусскими указами и по малороссийским правам [3, c.646].

Главное место в правительстве занимал генерал А. Шаховской. Ему было приказано усилить надзор за положением в Украине, чтобы «никакой «шатости» в малороссийском народе не произошло». Правлению «Гетманского уряда» было предписано править на основе «Решительных пунктов» – договорных статей гетмана Данила Апостола с российским правительством. Но вместе с этим А. Шаховской получил тайный указ. В нем говорилось, чтобы он сближал украинцев с россиянами, в том числе и путем смешанных браков, препятствовал тому, чтобы казацкая старшина шла на сближение с шляхтой на Смоленщине. Ему также рекомендовалось не допускать сближения и браков с польской и украинской шляхтой на Правобережной Украине [6, C.78-79]. В силу действия этого указа из Генерального суда был исключен белорусский шляхтич Пассек.

Украинская старшина хотела избрать нового гетмана. В ответ на ее притязания в июле 1734 года князю Шаховскому была послана еще одна тайная инструкция [6, с.83]. В ней предписывалось распространять среди населения слухи, что все беспорядки и несправедливости в отнятии владений и награждении ими происходят от гетманов, и без них будет лучше. О недовольстве старшины подобными порядками свидетельствует тайное путешествие сына гетмана, руководителя украинской политической эмиграции Ф. Орлика – Г. Орлика на Левобережье. Добравшись до Нежина, он обдумывал на тайном совещании ситуацию с старшинами, которые уверяли, что «память его отца до сих пор почитают и вся Украина восстанет против московского государства, как только он окажется у границ Украины».

По указанию А. Шаховского была проведена ревизия для определения размеров повинностей казаков, крестьян и мастерового люда. Правление не принимало во внимание права и интересы населения. Князь А. Шаховской считал, что российское правительство слишком лояльно с украинцами и предлагал передать всю власть одному правителю – россиянину [4, с. 416]. Указом Сената от 21 апреля 1735 г. ему было разрешено единолично решать все секретные дела и направлять их в Сенат с приложением своего мнения без учета мнений других лиц «Гетманского уряда».

Подрыв экономических сил украинского казачества привел к тому, что по царской реформе 1735 года, во время очередной российско-турецкой войны 1735-1739 гг., казаки Гетманщины были поделены на две группы: «выборных» и «подпомощников». Первые – богаче – должны отбывать военную службу. Сначала численность выборных определялась в 30 000 человек, а на следующий год она уменьшилась до 20 000 человек. Вторые – беднее – должны были выполнять вспомогательные обязанности: собирать и поставлять провиант, лошадей, скот, обрабатывать землю при отсутствии выборных казаков. «Подпомощники» облагались налогами, но вдвое меньше налогов мещан и крестьян. Была введена еще третья категория казаков – «подсоседков». Они совсем не имели земли и вынуждены были продавать свой труд. «Подсоседки» не теряли своего казацкого статуса, их количество могли пополнять мещане и крестьяне. Эта категория до середины ΧVΙΙΙ ст. не платила налогов. После смерти в 1736 году князя А. Шаховского правителем Левобережной Украины стал князь И. Барятинский – генерал-поручик, сенатор, который перед назначением занимал должность московского генерал-губернатора, главнокомандующий в Малой России. После его смерти в 1738 году правителем становится также главнокомандующий, генерал-аншеф А. Румянцев [7, с. 48]. Но он и его преемники занимали этот пост непродолжительное время, занимая антиукраинскую позицию своих первых предшественников. Один из них, князь И. Барятинский, приказал арестовать архиепископа Черниговского Илариона Рогалевского, а несколько позже и весь состав киевского магистрата с перевозкой его архива в С.-Петербург, желая, чтобы горожане забыли содержание своих привилегий [8, с. 91; 5, с. 93]. Генерал-аншефы И. Барятинский и А. Румянцев осуществляли главное руководство охраной южных границ Украины и левобережным казацким войском в борьбе с Турцией. Другие члены правительства решали важные военные, мобилизационные, снабженческие и финансовые вопросы, связанные с этой борьбой. Александр Румянцев значительное количество времени находился в армии. В Глухове вместо себя он оставлял генерал-майора И. Шипова с тем, чтобы имя Румянцева на всех актах «выражено было». Так, в 1738 году под командованием А. Румянцева русское войско и казацкие полки вели боевые действия против крымских татар.

Среди великорусских правителей только шотландец, генерал Джеймс Кейт, отличался толерантностью в отношении украинцев. Генерал Кейт был назначен правителем в 1740 году. Он не любил пыток и следственных «страстей», был умеренным в наказаниях [4, с. 417]. И в этом нет ничего удивительного. Кейт оказался на русской службе случайно, был эмигрантом и якобинцем по политическим убеждениям, сторонником Стюартов, с людьми обращался приветливо и ласково и в Украине оставил память «разумного, доброго вождя».

Как писал Г. Орлик французскому королю Людовику XV, во время его пребывания на Левобережной Украине, российское правительство приказало начальному коменданту русского войска Кейту захватить Орлика живым или мертвым, но генерал Кейт из симпатии к освободительной борьбе украинцев, зная стоимость свободы и имея сведения о пребывании Г. Орлика не только не захватил его, но позволил спокойно оставить украинскую землю. Кейт был еще выдающимся франко-масоном (от французского franc-mason – вольный каменщик), а Г. Орлик тоже принадлежал к этой организации, члены которой обязательно должны были оказывать друг другу помощь. Масонство представляло собой религиозно-этическое движение, возникшее в начале века в Англии, и пыталось объединить и усовершенствовать человечество в религиозном братском союзе. Довольно быстро оно распространилось в дворянских и буржуазных кругах многих стран мира. С 1740 года Кейт был назначен гроссмейстером Лондонской ложи, а с 1741 года он исполнял обязанности провинциального великого мастера масонов в России [9, с. 86].

Кейт не мог не привлекать к масонству свое ближайшее окружение из украинской старшины, которое относилось к нему с большим уважением. В связи с этим вполне естественно гипотетическое мнение о попытке или создании им в Глухове масонской ложи [9, с. 86]. Противоположностью Кейту был другой иностранец, брат российского канцлера, фаворита императрицы Анны Иоанновны, генерал-аншеф Бирон. Он квартировал несколько лет в городе Стародубе с войском и многочисленным штатом [10, с. 242]. Поведение Бирона было поведением зарвавшегося завоевателя.

Сильный удар благополучию украинского народа нанесла русско-турецкая война 1735-1739 годов. Украина стала главной базой этой войны и должна была, помимо участия казаков в военных действиях, поставлять почти все необходимое для ее ведения [5, с. 93]. Указом Кабинета Министров, который князь А. Шаховской получил в июне 1735 года, требовалось, чтобы он приготовил украинских казаков к возможному походу против Крымского ханства. В этом же месяце Генеральная военная канцелярия разослала свой приказ во все полки, кроме Стародубского и Черниговского, по которому полковники с лучшей старшиной и казаками должны были отправиться на украинскую линию в крепость святого Иоанна. По подсчетам, сделанным из ревизских книг казацких полков и приведенных в статье О. Репана «Мобилизация казаков Гетманщины для военных походов в 1735-1739 годах» (Киевская старина, 2000, № 1), в 1735 году на территории Гетманщины проживало 68 892 казака. После относительно длительных нелегких мобилизационных мероприятий, так как часть зажиточных казаков и наказной старшины не желала идти в поход (первый этап мобилизации дал большинство малоимущих казаков и наказной старшины), под командованием генерального есаула Ф. Лысенко на украинскую линию прибыли 16 000 человек.

Поход российско-украинской армии с участием запорожцев под руководством генерала Леонтьева в Крым в 1735 году закончился неудачно. В битве с татарами в Черной Долине погибло 3 270 старшин и казаков четырех украинских и двух российских полков [10, с. 241]. Во время этого похода украинские казаки потеряли из-за отсутствия кормов 12 000 лошадей.

Указом Генеральной военной канцелярии от 14 марта 1736 года предусматривалось 50% участие полковой старшины и сотников в новом походе. И снова часть старшины под предлогом старости и болезней начала отказываться от него. Десять полков совместно смогли выставить 16 000 человек. В 1736 году под командованием фельдмаршала Миниха состоялся второй поход 54-х тысячной русской армии с участием 12 730 казаков [11, с. 223; 8, с. 192]. Взяв столицу Крыма Бахчисарай, Миних потерял половину армии из-за болезней и голода, и вынужден был отступить. Особенно велики были потери среди украинского войска, о котором российское командование почти не заботилось [8, с. 192]. В Украине стало на зиму 20 драгунских и 27 пехотных полков с главной артиллерией.

В начале 1737 года татары совершили набег на территорию Полтавского и Миргородского полков и нанесли значительные людские и материальные потери. Убытки от этого набега составили 345 000 рублей [8, с. 192; 5, с. 94]. Мобилизация 1737 года прошла под более строгим надзором представителей «Гетманского уряда» и Генеральной военной канцелярии. Число казаков составило 12 684 человека. В дальнейшем количество снаряженных к походам казаков составляла в среднем 12 000 человек.

Походы 1737-1738 годов, в которых участвовали левобережные, слободские и запорожские казаки на Очаков, Азов и вглубь Крыма также закончились неудачно. Очаков был взят, но здесь погибло 5 000 украинцев [11, с. 223]. При отступлении от болезней погибло несколько тысяч украинских и около 40 000 лошадей [8, с. 192], отобранных в украинских казаков и крестьян. Во время отступления в 1738 году 2 600 татар напали на арьергард украинцев, нанеся им тяжелые потери. В этом ожесточенном бою погиб казацкий летописец, гадячский полковник Григорий Грабянка [8, с. 193].

Более удачной для российского, левобережного и запорожского войска сложилась кампания 1739 года. Общими усилиями была одержана победа над гарнизоном турецкой крепости Хотин, освобождены Черновцы и Южная Буковина, занят молдавский город Яссы. Но союзница Российского государства Австрия заключила сепаратный мир с Турцией. Это вынудило Россию 18 сентября 1739 года заключить невыгодный Белградский мир с Турцией, по которому последней возвращались Кинбурн и Очаков, а Азов оставался нейтральным, но его укрепления разрушались. Россия получила возможность построить крепость на Дону близ Черкасска, также получила будущие Екатеринославщину и часть Херсонщины, но теряла право иметь флот на Черном и Азовском морях. Договором предусматривалось пребывание русского посла в Стамбуле. Им в 1740 году был назначен генерал А. Румянцев.

По замыслу создателя реакционного российского режима герцога Бирона, деятельность российской Министерской или Тайной следственных дел канцелярии распространилась на Украину. Это учреждение рассматривало доносы и без суда насмерть наказывало, часто невинных, людей [10, с. 238-239]. Слова «слово и дело» служили вступлением к доносу и власть должна была арестовывать человека, на которого указывалось этими страшными словами. Твердых гарантий безопасности не имел никто. У первого члена украинской группы в правлении «Гетманского уряда» генерального обозного Я. Лизогуба был проведен обыск, изъяты письма и документы [4, с. 416; 5, с. 97].

В 1737 году в Украине размещалось 75 российских полков (в том числе 23 конных), которые обеспечивало продовольствием и фуражом украинское население. На следующий год на содержание населения оставили 50 полков [5, с. 95; 8, с. 194]. Российский министр Волынский писал Бирону: «Не осталось хлеборобов, которые нужны, чтобы засеять хлеб, чтобы прокормить сам край. Много полей не засеяно – некому и нечем работать, потому что волов, которыми здесь пашут, всех забрано и заморено во время похода, а оставшихся и теперь отбирают. В самом Нежинском полку взято 14 000 волов, а из других полков сколько забрано, о том еще нет подробных сведений» [4, с. 420].

В русско-турецкой войне погибло 34,2 тысячи казаков; общая сумма материальных потерь составила колоссальную для того времени сумму – 1,5 млн. рублей [5, с. 93]. В результате же самой войны к России перешла только часть Южной Украины, которая была передана Запорожскому войску. В течение 25 лет Украина не могла восстановить предвоенного состояния [8, с. 194]. Вследствие ухудшения условий жизни усилилось движение населения на Правобережную Украину. Ее города и села начали пополняться беглецами с Левобережья.

Во времена правления «Гетманского уряда» усилился российский контроль за ведением хозяйства в Левобережной Украине. По указу Сената от 26 марта 1742 года в Глухове для управления описных и бывших ранговых гетманских имений была создана Комиссия экономии описных малороссийских имений [12, c. 162]. Комиссию возглавляли два российских чиновника и два украинских старшины. Они ведали административно-хозяйственными вопросами в этих имениях, поступлением и расходами полученных денежных сумм, раздачей земель[12, c. 162]. Украинская старшина была заинтересована в сохранении украинского законодательства, так как видела в этом действенный способ защиты украинских прав и привилегий.

Положительным моментом правления «Гетманского уряда» стало завершение 15-летней работы кодификационной комиссии в составе 12 лучших светских и духовных знатоков права. Шесть членов комиссии в 1735 году были отправлены в Москву для «скорейшего завершения переводного и сводного дела» [13]. Работа же была закончена лишь в 1736 году, после возвращения из Москвы. В 1743 году члены комиссии составили кодекс законов под названием «Права, по которым судится малороссийский народ». Окончательную редакцию «Прав» рассмотрел специальный пленум в Глухове, на котором текст редакции был одобрен и подписан всеми членами комиссии. В основу кодекса были положены Литовский статут, отдельные положения Магдебургского и украинского обычного права [14, с. VII - VIII].

Полный текст «Прав» состоял из предисловия, 30 разделов, 531 артикула и 1 714 пунктов. К тексту прилагалась Инструкция кодификационной комиссии, а также «Ступенчатый малороссийского воинского звания порядок по гетману». Это убедительно свидетельствует, что украинское право не было символическим, существовало в реальных его актах, а в дальнейшем – и в первом кодифицированном акте. Результат работы законодательной комиссии позволяет утверждать, что Глухов стал колыбелью кодификации украинского законодательства. Из 1 714 пунктов собранных законов 1 033 ссылки касались принципов Литовского права, которые были наиболее подходящими для украинцев и в значительной степени закрепляли привилегированное положение старшины. Однако этот свод законов не был утвержден царским правительством. Еще в начале работы комиссии практическая потребность обусловила появление в 1734 году учебника украинского права неизвестного автора под названием «Процесса краткого» или «Аксеса», который, не имея официального значения, широко использовался в украинских судах [8, с. 190].

После смерти царицы Анны Иоанновны в 1740 году и отстранения от власти ее племянницы правительницы Анны Леопольдовны в ноябре 1741 года, к власти пришла императрица Елизавета Петровна (1741-1761 гг.) – дочь Петра Ι. При возведении императрицы на престол среди придворной русской партии был ее фаворит, а через некоторое время и морганистический супруг Алексей Разумовский. Он попал в С.-Петербург в 1731 году в результате набора певцов для Придворного хора в селе Лемеши Козелецкой сотни Киевского полка. Придворная партия, вместе с царским врачом Лестоком и французским послом Шетарди, при помощи Преображенского гвардейского полка арестовала Анну Леопольдовну, ее мужа и малолетнего царя Ивана VI, которого заточили в Шлиссельбургскую крепость. При содействии Алексея Разумовского украинские члены «Гетманского уряда» приобрели право равенства с его российскими членами. В 1741 году, когда началась война со шведами, правитель «Гетманского уряда» генерал Кейт был отозван в российскую армию. На его место был назначен киевский генерал-губернатор М. Леонтьев, которого в начале 1742 года сменил тайный советник И. Неплюев. В этом году на его место в Глухов прибыл генерал-поручик А. Бутурлин. В 1743 году его, в свою очередь, сменил генерал-поручик И. Бибиков.

Усиление контроля и вмешательства царских чиновников в деятельность старшинской администрации стало причиной неоднократных обращений казацкой старшины с просьбой восстановления гетманства. Когда 8 августа 1744 года императрица Елизавета Петровна вместе с племянником, будущим императором Петром ΙΙΙ и его невестой Анхальт-Цербской, впоследствии императрицей Екатериной ΙΙ, совершая поездку для поклонения киевским святыням, сделала остановку в Глухове, то старшина подала ей соответствующую челобитную [11, с. 224; 3, с. 654]. Подобные челобитные были представлены и полковниками всех 10 украинских полков, старшина и казаки которых находились для охраны царской свиты на всех подорожных станциях на пути в Киев. Однако, несмотря на пышные встречи в расположенных после города Севска на Московском тракте и после города Глухова на Киевском тракте селах и городах, ни тогда, ни во время второго посещения Елизаветой Петровной Глухова 22 октября того же года, однозначного ответа не последовало. Но отношение императрицы к украинцам изменилось к лучшему. После ее поездки в Киев в 1745 году была восстановлена Киевская митрополия и ее главе Рафаилу Зборовскому возвращен титул митрополита [7, с.54; 11, с. 120].

В 1745 году с прошением о возобновлении выборной должности гетмана в С.-Петербург отбыли генеральный обозный Я. Лизогуб, генеральный хорунжий М. Ханенко и бунчуковый товарищ, бывший генеральный подскарбий и тайный советник В. Гудович [8, с. 195]. Прошение было возобновлено и Елизавета Петровна обещала, что даст на него положительную резолюцию. После смерти председателя правления «Гетманского уряда» И. Бибикова в 1746 году не был назначен его преемник и правление стало коллегиальным. В следующем году в Глухов прибыли новые правители: бригадир И. Ильин, полковники А. Извольский, И. Челищев [3, с. 655]. С украинской стороны в «Гетманском уряде» были представлены генеральный судья Ф. Лысенко, генеральный подскарбий М. Скоропадский и генеральный есаул П. Валькевич. Учитывая обострение противоречий между Россией и Турцией и назревание военных действий с Пруссией, Елизавета Петровна удовлетворила просьбу украинской старшины о восстановлении гетманства. В мае 1747 года императрица подписала указ «О бытии в Малороссии гетману по предыдущим правам и обычаям» [15].

Когда же встал вопрос о том, кому вручать гетманскую булаву, то выбор пал на графа Кирилла Разумовского – родного брата ее мужа, украинца по происхождению.

Таким образом, результатом деятельности «Гетманского уряда» стало усиление реакции российского правительства, физическое, экономическое, финансовое истощение Левобережной Украины. Усилились дифференциация казачества и миграция населения на Правобережные земли. Единственным положительным результатом стало завершение кодификации украинских законов, процесс осуществления которой приобретает форму защиты украинской автономии. Смена власти в С.-Петербурге привела к улучшению отношения к украинцам и появлению кандидатуры гетмана Левобережной Украины.


Библиографический список
  1. Бєлашов В.І. Гетьманщина мовою документів і матеріалів другої половини XVII-XVIII ст. Збірник документів і матеріалів. Хрестоматія-посібник. – Глухів: РВВ ГДПУ, 2006.
  2. Полное собрание законов Российской империи. Первое издание. – Т. 9. – №6542. – СПб. : Типография ІІ отделения Собств. Его Импер. Вел. Канц., 1830.
  3. Рігельман О. І. Літописна оповідь про Малу Росію та її народ і козаків узагалі / О. І. Рігельман. – К.: Либідь, 1994. – 768 с.
  4. Грушевский М. Иллюстрированная история Украины / М. Грушевский. – К. : Левада, 1997. – 696с.
  5. Полонська-Василенко Н. Історія України. Том 2. / Н. Полонська-Василенко. –– К.: Либідь, 1993. – 608 с.
  6. Мельник Л. Політична історія Гетьманщини XVІІІ ст. у документах і матеріалах. – К. : ІЗМН, 1997.
  7. Покас Г. Две истории о козацком народе. Список второй половины XVІІІ ст. (1751 г.). Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. – (С.-Петербург. Рукописный отдел. F IV – 812, № 5555.) – 80с.
  8. Дорошенко Д. Нарис історії України. Т. 2 / Д. Дорошенко. – К. : Глобус, 1991. – 349с.
  9. Ільїн О. Л., Бєлашов В. І. Вплив гуртка Я. Марковича на українське державотворення і розвиток національної ідеї / О. Л. Ільїн, В. І. Бєлашов // Матеріали Всеукраїнської науково-освітньої конференції «Історіографічна спадщина науки історії України (погляд з кінця ХХ ст.), присвячена 300-річчю народження Я. Марковича, 130-річчю народження М. Грушевського, 60-річчю існування інституту історії України НАН України (м. Глухів, грудень 1996 р.) – К: Поліграф. д-ця Ін-ту історії України НАН України, 1996. – С.85-87.
  10. История Русов. – К. : РИФ “Дзвiн”, 1991. – 309 с.
  11. Апанович О. Чернігівський літопис. Неопубліковані сторінки / О. Апанович // Наука і культура України. – 1989. – Вип. 23. – С. 213-231.
  12. Центральный государственный исторический архив УССР в Киеве: путеводитель. – К. : Книжная типография № 3 Министерства культури УССР. – 348 с.
  13. Центральный государственный исторический архив Украины (г. Киев). Ф.51, оп. 3, д.3284, л.89.
  14. Шемшученко Ю. Передмова / Ю. Шемшученко // Права, за якими судиться малоросійський народ. 1743.; відп. ред. Ю. С. Шемшученко. – К.: АТ «Книга», 1997. – С. VІІ – VІІІ.
  15. Полное собрание законов Российской империи. Первое издание. – Т. 12. – №9400. – СПб: Типография ІІ отделения Собств. Его Импер. Вел. Канц., 1830


Все статьи автора «espuma»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: