УДК 94(47).084.9

ОППОЗИЦИОННЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В СССР. 1950-1980 ГГ.

Королева Лариса Александровна1, Молькин Алексей Николаевич2
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории и философии
2Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, студент 4 курса Института экономики и менеджмента

Аннотация
В статье рассматриваются цели и задачи, содержание и формы (самиздат, подпольные объединения, в том числе правозащитные, и т.п.), специфические черты оппозиционных национальных движений в СССР в 1950-1980-е гг. (за независимость республик, депортированных народов, за эмиграцию), факторы влияния на них.

Ключевые слова: оппозиционные национальные движения, СССР


OPPOSITIONAL NATIONAL MOVEMENTS IN THE USSR. 1950-1980

Koroleva Larisa Aleksandrovna1, Molkin Alexey Nikolaevich2
1Penza state university of architecture and construction, doctor of historical sciences, professor, head of the department of history and philosophy
2Penza state university of architecture and construction, student 4 courses of Institute of economy and management

Abstract
In article the purposes and tasks, the contents and forms (a samizdat, underground associations, including human rights, etc.), peculiar features of oppositional national movements in the USSR in the 1950-1980th (for independence of the republics, the deported people, for emigration), factors of influence on them are considered.

Библиографическая ссылка на статью:
Королева Л.А., Молькин А.Н. Оппозиционные национальные движения в СССР. 1950-1980 гг. // История и археология. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/02/875 (дата обращения: 02.05.2017).

Основными принципами Союза Советских Социалистических Республик провозглашались: добровольность объединения,  равноправие республик, суверенитет субъектов, право на самоопределение. Только последовательная реализация данных положений могла предоставить твердую гарантию полного социально-политического равноправия всех наций и народностей независимо от их количественного состава и масштабов территорий.

Однако в процессе образования СССР как нового государства совершенно произвольно был осуществлен раздел территории Российской империи по национально-региональному признаку. В нем сразу же были заложены противоречия, которые дали себя знать спустя десятилетия. Республики-государства, получившие свои названия по названиям коренных наций, по составу населения являлись полиэтническими образованиями. Более того, одни из них получили статус союзных республик, другие же – только автономных.

Но противоречивость положения коренных наций заключалась и в том, что, хотя СССР провозглашался федеративным государством, фактически представлял собой унитарное тоталитарное государство. Формально закрепив за союзными республиками привилегированное место в национально-территориальной пирамиде, советская власть на самом деле жестко ограничила полномочия ею же провозглашенных политических субъектов. Реально у республик никогда не было фактического суверенитета, но имелось формально закрепленное право на него Конституциями СССР 1936 г. и 1977 г.

Тенденция отхода от последовательного осуществления демократических принципов федерализма и национальной политики усилилась в процессе утверждения культа личности в партии и государстве. В жизнь была претворена сталинская концепция «автономизации», которая привела к многоступенчатому национально-государственному устройству с соответствующими социально-экономическими и иными неравными правами отдельных народов.

Отрицательные последствия имело насильственное изгнание ряда народов Кавказа и Поволжья из мест постоянного проживания, ликвидация их национальной государственности. Политика массовых репрессий против народов проводилась с грубым нарушением Конституции страны на основании совместных постановлений ЦК ВКП (б) и СНК.

Длительное время в теории и на практике процессы в сфере национальных отношений признавались подчиненными социальным отношениям в обществе. Сформировалась концепция, по которой национальный вопрос будет решен чуть ли не автоматически с решением вопросов социально-экономических.

Провозгласив построение социализма в середине 1930-х гг., а затем его полную и окончательную победу в 1950-е гг. и концепцию развитого социализма в 1970-х – 1980-х гг., населению внушалось, что также полностью решены национальные вопросы, проблемы национальной государственности и федерализма. Что, конечно, не соответствовало действительности.

Пропаганда положений о расцвете и сближении наций; формировании советского народа как новой исторической общности людей, как предпосылки слияния наций прикрывали проводимую политику, в результате которой обнаружились противоположные тенденции: с одной стороны – торможение естественного исторического процесса сближения народов, а с другой – искусственное форсирование слияния наций. Если по переписи населения 1926 г.  в стране было 194 национальности, то в 1930-е гг. – 60, а по итогам переписи населения 1989 г. выявилось наличие 128 национальностей.

Целенаправленная пропаганда об обозримом слиянии наций, утрате ими своей самобытности не только противоречила объективному процессу их развития, но не могла добавить привлекательности социализму, от имени которого исходила эта проповедь.

Исходя их концепции о доминирующей тенденции сближения и слияния наций в политике, делались попытки ускорения «интернационализации» жизни наций, игнорирование национальных особенностей развития. Даже появились утверждения, будто Советская Федерация и национальная государственность выполнили свою историческую миссию и перестали быть необходимыми.

Все это порождало общественную неудовлетворенность, приобретая порой конфликтный характер. В сознании представителей различных наций и народов возникало сопротивление проводимой политике несоответствия теории и практики, что не только не содействовало их сближению, но и препятствовало этому закономерному процессу. Формируются национальные движения.

Главное содержание оппозиционной борьбы народов бывшего «братского» Советского Союза заключалось в требовании реального национального суверенитета, учета интересов народов при проведении в жизнь «национальной политики» союзного руководства и КПСС, ликвидации национальной дискриминации, в каких бы формах она ни проявлялась. В каждом регионе СССР национальные движения имели свои специфические черты, но их объединяло общее начало – тревога за будущее нации.

В эволюции национальных движений за независимость республик во всех, кроме, пожалуй, русского, следует выделить следующие общие моменты.

На рубеже 1960-х гг. в движениях наблюдаются определенные  изменения.  И в первую очередь, – количественный рост. Если в 1964 г. на Украине, в Латвии, Литве, Эстонии, Армении было выявлено 11 националистических групп с общим  количеством участников 125 человек, то в 1965 г. пресечена антисоветская деятельность 27 формирований, в которые входило более 250 человек [1, л. 73].

Новым явился факт активизации деятельности лиц из среды творческой интеллигенции, «оказывавших существенное влияние на формирование общественного мнения и воспитание советских людей, прежде всего молодежи». Особенно ярко данное обстоятельство обнаружило себя в Армении, Молдавии, Эстонии и на Украине. В 1964-1965 гг. на территории Армении и Армении действовали группы, в которые входили работники литературных объединений, музеев, художественных училищ, преподаватели вузов, сотрудники научно-исследовательских институтов. Кроме того, следует отметить значительное количество среди участников национально-освободительных движений челнов партии и комсомола. Среди раскрытых в  первой половине 1960-х гг. националистических группирований на Украине, в Армении и Азербайджане  насчитывалось свыше 50 членов и кандидатов в члены КПСС [1, л. 74].

Другой характерный момент, характеризующий национальные движения на данном этапе, – более широкое по сравнению с предыдущими годами использование легальных возможностей – встреч с молодежью, творческие вечера, юбилеи национальных писателей, кружки художественной самодеятельности и пр.

Кроме того, во второй половине 1960-х гг. значительно расширилась география национального диссидентства. В начале 1960-х гг. оно сосредотачивалось, главным образом, в Армении, Грузии, Западной Украине и Прибалтике. Начиная со второй половины 1960-х гг. наблюдается активизация националистов в Азербайджане, Казахстане, Калмыкии,  Молдавии, Узбекистане, Чечено-Ингушетии и т.д. [1, л. 75].

В спектре национальных движения в СССР особое место занимают течения, цель которых заключалась  получить возможность возвращения на родину. Крымские татары и месхи стремились восстановить свою государственность в рамках Союза – в Крыму и на юге Грузии; евреи и немцы пытались покинуть СССР и вернуться на «землю обетованную».

Спецификой движений депортированных народов СССР являются два обстоятельства: во-первых, все народы требовали и претендовали на воссоздание своей государственности в рамках Союза Советских Социалистических Республик, вопрос о выходе из СССР не поднимался; во-вторых, оппозиционная деятельность велась только мирными легальными средствами.

«Великое переселение народов», инициированное И.В. Сталиным, затронуло 12 этносов. Народы, депортированные в предельно сжатые сроки, обреченные жить на режиме спецпоселений, за побег с которого  карались наказанием в 20 лет каторги, становились людьми второго сорта. Насильственные меры со стороны властей, естественно, вызывали ответную негативную реакцию депортированного населения. Если крымские татары выражали свой протест побегами и распространением стихов и песен о трагедии, то немцы Поволжья уже на новом месте проживания – в Павлодарской области создали подпольную организацию для проведения «повстанческо-террористической деятельности» [2, л. 78]. Вплоть до начала 1950-х гг. властям приходилось затрачивать немалые усилия на  борьбу с вооруженным подпольем в горах Грозненской области [3, л. 219]. Лишь с середины 1950-х гг. в национальных движениях депортированных народов наступает мирный, легальный период. Это было связано с серией указов Президиума Верховного Совета СССР о снятии с учета спецпоселения и освобождения от административного надзора балкарцев, греков, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар, месхов и чеченцев. Однако, вопрос о снятии обвинения в «измене» народов и возможности вернуться на родину не рассматривался.

ХХ съезд партии также послужил стимулом к активизации национальной оппозиции. Широкий размах получают петиционные кампании. В многочисленных письмах и обращениях с цитатами из работ классиков марксизма-ленинизма содержались требования разрешения возвращения на родину, занятия руководящих должностей работниками из числа депортированных народов, развитие национальной культуры и языка и т.п. [3, л. 41; 4].

Серьезной проблемой для властей стал вопрос об оставленном в процессе насильственной депортации имуществе. Греки, крымские татары, месхи требовали или возвращения конфискованного имущества, или реальной компенсации за него.  Делегация греков в 1955 г. категорически выступала за возвращение домов и земли, а не денежную компенсацию [6, л. 150].

Поскольку немедленное возвращение спецпоселенцев на родные земли было весьма проблематично, а, в свою очередь, руководство Казахстана и Киргизии пыталось сохранить хорошие рабочие кадры из числа депортированных на местах, то ситуация продолжала накаляться. В места проживания депортированных народов в срочном порядке выехали представители МВД, Президиума Верховного Совета СССР, ЦК КПСС с целью выяснения возможностей образования там для них национальных районов или автономных областей [3, л. 106-112]. Однако данная мера не принесла сколь либо ощутимых результатов. К концу 1956 г. самовольный выезд депортированных на Родину приобретает массовый характер.

Таким образом, актуальность и «понятность» задач национальных движений даже рядовому советскому человеку способствовали их распространению вширь путем пропагандирования взглядов и просвещения окружающих и вглубь, что выливалось в создание новых объединений и появления новых теоретических работ, направленных на осмысление целей и тактики движений.


Библиографический список
  1. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 230.
  2. РГАНИ. Ф. 4. Оп. 16. Д. 128.
  3. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 31. Д. 56.
  4. Королева Л.А., Молькин А.Н. Грузинское национальное движение в СССР. 1950-1980 гг. // История и археология. – Февраль 2014. – № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/02/869 (дата обращения: 10.02.2014)
  5. Королев А.А. К вопросу о движении депортированных народов в СССР за восстановление своих прав // Былые годы. Российский исторический журнал. 2010. № 4 (18). С. 48-54.
  6. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 31. Д. 25.


Все статьи автора «Koroleva»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: